Войти
Вход на сайт
Вход через социальную сеть

Рыбалка (ВНИМАНИЕ!!! - читать дозировано можно умереть со смеху)

Рыбалка

- На рыбалку? Нет я рыбалку не люблю.

- Да поехали, природа, отличный гербарий можно собрать, а рыбу местные рыбаки покажут, как ловить.

- Но там же удочки надо, червяков на наживку и потом какую рыбу мы будем ловить. Я вот знаю только щуку и окуня.

- Темнота, а ещё музыкант. Ловить мы будем  - Squalius cephalus то есть Голавль, пресноводная рыба может достигать 80 см. в длину и до 8 кг веса. А удочки я беру на себя и наживку то же.

- Но как мы её вытаскивать будем 8 кг это же прилично.

- Странный ты человек твой тромбон или что там у тебя сколько весит?

- Не много, два килограмм с небольшим, в футляре тяжелей.

- Ну и что ты хочешь сказать, что четыре тромбона тебе уже не поднять?

- Почему не поднять?

- Ну вот и рыбу вытащим, давай собирайся, погнали.

Такой, ну может приблизительно такой разговор состоялся между аспирантом кафедры ботаники, биологического факультета Уральского Государственного университета им. Первого президента РФ Б.Н Ельцина Женей Сёмочкиным и студентом выпускного курса Уральской Государственной консерватории им. М.П. Мусорского кафедры исполнительское искусство по классу духовых инструментов Авраамом Нимнихером (фамилия подлинная)

  Ранние утро следующего дня. Два молодых человека, интеллигентной наружности, оба в очках, с удочками стоят на перроне станции Дружинино. Их встречают? Да, и как может быть иначе, ведь на рыбалку аспиранта, позвал бедующий тесть Анатолий Иванович, житель города Нижние Серьги, сотрудник местной МЧС в почётном звании боец огневого расчёта – водитель пожарной автолесницы. Почему так подробно? Да по тому что в Серьгах всего два высотных дома, при тушении которых нужна эта лестница и оба за последние сто лет не разу не горели. Поэтому Анатолий Иванович выглядел с легка уставшим и опухшим после очередного дежурства. Будущий тесть и будущий зять друг друга видели только на фото и при встрече случилась небольшая заминка.

- Женя? – хватая за одежду и части тела приставал к прохожим, плохо выбритый, но габаритный (рост, вес, размер и форма головы) мужчина

- Аааа – кричали люди и в панике убегали с перрона.

Все же встреча состоялась. Услышав свое имя, опознав в опухшем громиле бедующего родственника, Сёмочкин подошел к нему со спины и деликатно дернув за рукав представился.

- Женя, аспирант, друг вашей Эллочки.

Оглядев выбор своей дочери с ног до головы Анатолий Иванович, подав вперёд челюсть не произвольно и эмоционально произнёс

- Жуть.

«Надеюсь это он не обо мне» подумал молодой учёный. Но фраза «жуть» была до боли знакомой и в устах его возлюбленной шагнувшей к нему в объятья прямо со страниц Романа Ильфа и Петрова имела разные порой неожиданные смыслы, поэтому от её отца прозвучала не так обидно. «Наверное папа был где-то в предисловии классического произведения, надо будет перечитать» мечтательно размышлял Женя

- Авраам Нимнихер, музыкант – прервал неловкую паузу связанную с осмыслением ассоциаций - студент консерватории. При этом он поправил кругленькие очёчки средним пальцем правой руки уперев его в душку. Жест произвёл на сотрудника МЧС странное действие, его кулаки непроизвольно сжались, глаза налились кровью.

- Нимнихер, ты кому тут палец показал - прорычал боец - огне борец

 Видя, что ситуация выходит из-под контроля профессиональный ботаник, с ловкость фокусника чуть не из рукава достал армейскую фляжку.

- Капля водки с утра оживит и лошадь! А нам для жизни нужны еще четыре, так давайте выпьем по пять капель – выдал Женя бодрую речёвку.

- Ррржжжуууу – ответил сложной фразой Анатолий Иванович, но от предложения выпить не отказался.

  Фляга в мгновения ока оказалась перевёрнутой. Её круглое донышко в мягком зеленом чехольчике уставилось в серое утреннее небо, подсвеченное розово-алыми лучами солнца.

 Буль, буль, буль… неслось от фляги. Эм, эм, эм, синхронно чревовещали ей студент и аспирант, видя, как весь запас веселящего напитка исчезает в утробе МЧСника.

Наконец фляга вернулась хозяину. В ней осталось как раз десять капель на двоих, для жизни. Молодёжь приуныла. Зато чудо свершилось с Иванычем. Лицо его просияло как лик на иконе, плечи развернулись, глаза заблестели добрым светом, к нему вернулось то, что привычно называют речью. Человек заговорил.

- Ребята, молодцы что приехали, мы вас с братом давно ждем, Добро пожаловать, так сказать, в наши края – казалось бедующего тестя не остановить – у нас вам понравиться, сейчас поедем на рыбалку. Наловим рыбки. С варим ушицу. День жаркий обещается. Искупаемся в речке. Пойдемте быстрее, вон стоит наша машина. Давайте, вещи помогу.

  Добравшись до пожилого УАЗика в комплектации фермер, обозрев его оригинальный тюнинг, выражавшийся в равномерных вмятинах на кабине гости замерли от неожиданности. За рулем сидел второй Анатолий Иванович, но абсолютно не подвижный как из музея мадам Тюссо. Он даже не моргал. Авраам уж было собрался перекреститься, но вовремя сообразил, что такая жестикуляция и его колоритная внешность могут привести к новым кризисам в отношениях. Женя оказался менее сдержан и задал эмоциональный вопрос.

- Что это?

- А это – добродушно ответил Анатолий Иванович – это мой брат близнец Сергей.

- Что с ним? Он больной? Глухонемой? Он вообще жив? – не унимался аспирант

- Не обращайте внимания – закидывая вещи в кузов так же по-доброму продолжал успокаивать молодых людей Иваныч – он с детства такой. Мои родители, когда нам было по три года потеряли его.

- Как потеряли? – с изумлением отреагировал Авраам

- Да как потеряли, по-глупому поехали в Москву за колбасой взяли нас с братом, ну и забыли его в автобусе. А автобус оказался не простой экскурсионный иностранцев возил. Кинулись искать, да куда там, автобус укатил далеко, так и не нашли.

- Как не наши? Быть такого не может? – не унимался музыкант.

-  Нет, ну нашли, потом – с паузой перед словом потом ответил МЧСовец

- И сколько же он в этом автобусе катался? – вступил в разговор ботаник.

- Да, покатался, лет пятнадцать.

- Как пятнадцать? – синхронно вырвался вопрос у молодых людей

- Да так, как восемнадцатый годок пошел, в армию идти, а призывника нет. Ну, тут военком Пал Палыч озаботился и нашёл Серегу нашего.

- Бред, не может такого быть? – чуть не истерично заорал выпускник консерватории.

- Да чего не может, когда может – обиделся бедующий тесть ботаника – как есть говорю всю правду. Не понятно где он все эти пятнадцать лет был то ли в автобусе катался толи в дед доме где - молчит.

- Так значит все-таки немой? – уточнил Женя.

- Нет говорит, когда выпьет, но не понятно ни чего какую-то ерунду не по-нашему несёт. Его из-за этого из армии выгнали.

Перехватив недоуменные взгляды гостей, Иваныч продолжил.

 

 - Было дело. Он же после срочной ещё лет семь прапорщиком служил, его генерал лично в офицерскую школу или как там у них называется, отправлял. Серега экзамен не сдал, говорят сочинение на немецком написал его и поперли из рядов, так сказать, вооруженных сил. Шпион - говорят.

  Нельзя сказать, что разъяснения повеселевшего и подобревшего громилы огнеборца,  добавили друзьям оптимизма, но выбора не было, они ехали ловить рыбу с братьями близнецами.

  Река Серьга, на берега которой прибыла компания, струила свои воды меж скал уральского хребта аж до самой реки Уфы, текшей по Башкирским просторам и лесам. Женя в силу своего профессионального образования мог многое рассказать о растительном мире, экологии бассейна этих замечательных водных артерий, но к сожалению, это было никому не надо. Все заняты своим делом. Авраама растрясло в кузове, он искал место куда прилечь в зелёную травку.

Иванычы занялись ритуалом:

    Огромная бутыль с мутной жидкостью, заботливо уложенная в плетёную корзину, была извлечена из кабины автомобиля. Бережно снятая пробка, легла на не пойми откуда взявшийся белоснежный платок, Хрустальной чистоты стаканы нежно зазвенели, а потом и запели, когда в них заплескался живительный самогон. Солёный огурчик отразил солнце своим рассольным боком. Тонкий ломтик аппетитного сала накрыл окутанный ароматом русской печки кусочек ржаного хлеба. Свежая картошечка, сваренная в чугунке небрежно рассыпалась, в вперемешку с крупными красными куриными яйцами. Перья зелёного лука по-барски разлеглись сверху по всему импровизированному столу.

Братья блаженно вздохнули и осушили свои стаканы. Потом не мешкая налили и выпили снова.

- Anfang gut, alles gut*. (коли начали хорошо то и хорошо - нем. поговорка) – неожиданно произнес Сергей Иванович

- Что он сказал?  - не понятно к кому обратился Женя.

- Да бормочет чего-то его не понять – слегка заплетающимся языком прокомментировал Анатолий Иванович.

- Авраам, он же по немецкий говорит – теперь уже адресно обратился к товарищу аспирант.

- Ну и хорошо пусть говорит – всё еще бледный, а потому безразличный к окружающему миру ответил тромбонист.

 Ритуал длился около часа, бутыль заметно опустела, братья несколько сгорбились, опустили головы, изредка бросая друг на друга тяжёлые взгляды сидели молча. Выпускнику консерватории стало несколько лучше и он начал проявлять любопытство.

- Женя пойдем, рыбу ловить?

- Как её ловить? Я ведь не знаю? Давай у этих спросим – и студент  кивнул головой в сторону участников ритуала.

- Спроси. Но похоже они уже не советчики.

 Авраам поднялся с травы вытянулся во весь рост и учтиво как на деловом приёме объявил.

- Господа мы бы хотели половить рыбу, не подскажите как?

Слабую реакцию на эти слова продемонстрировал только МЧСник. Он с трудом преодолевая земное тяготении махнул рукой в сторону УАЗика и произнес замысловатые звуки

- Тамтуф бредине вкузове взми. – после чего замер и стал похож на каменное изваяние. Брат его признаков жизни при этом не подавал.

- Н.. да – констатировал тромбонист – придется как то самим решать эту проблему. Нус..где наши удочки?

  Удочки они достали быстро и даже сумели распутать лески, но дальше дело пошло не так как хотелось бы. Все путалось, цеплялось, не насаживалось, как итог не ловилось. Когда они в конец измотали себя удочками солнце уже палило нещадно. Друзья скинули с себя одежду и бросились в реку. Целый день они ныряли загорали и были счастливы. К вечеру уставшие, довольные молодые люди вернулись к машине. К своему удивлению они обнаружили там серьезные изменения. Горел костер и даже был готов ночлег в виде старой замусоленной палатки. Но вот братья сидели все в тех же позах и с теми же лицами, правда  бутылка опустела ещё на четверть. Собрав не хитрый ужин аспирант и студент поужинали у костра и уже собрались было спать. Когда каменные фигуры начали двигаться.

  Первым очнулся Сергей Иванович, он бодро встал и не на кого не обращая внимания принялся писать на колесо своего автомобиля.

- M?s vale tarde que nunca.* (лучше поздно чем ни когда. исп поговорка) Произнес он со значением.

Тут же зашевелился Анатолий Иванович и пристроившись к другому колесу выполнил ту же физиологическую операцию, но с меньшим успехом часть жидкости попала ему на штаны.

- И все равно это лучше чем ни когда – констатировал неудачник.

Дальше оба брата синхронно развернулись и окинув мутным взглядом растерявшихся друзей полезли в кузов. Через минуту они уже разворачивали сеть, точнее длинный бредень с «языком». Молча, но чётко действуя они закрепили длинные жерди по краям бредня и поволокли его к реке. Вскоре вернулись и так же молча разлили по стаканам самогон. При свете луны мерно опрокидывались стаканы. Доедались остатками еды. Шумно двигались челюсти создавая полное впечатление беседы друг с другом, но слов не было лишь шипение и звуки типа Эге..Эггге. Да ну на.. У.. б…

  Наблюдать эту картину долго становилось утомительно, молодежь разместилась в палатке на ночлег и мирно заснула под глухие вздохи и мычанье братьев рыбаков.

В середине ночи Женя проснулся. Выйдя на воздух в свете полной луны, он вдруг увидел нечто странное, темное обрамлённое огнями костра, подойдя ближе оцепенел от страха. В костре прямо на углях спиной, лежал человек. Глаза его были открыты. Взгляд устремлён в небо, казалось он считал звезды в млечном пути, а эти маленькие плутовки подмигивали ему через пространства световых лет цветными огоньками.

- La sincerite est la forme la plus parfaite de l’illusion. Quand celle-ci est morte, defaite, il ne reste que la lucidite.* (Искренность является наиболее совершенной формой иллюзии. Когда она умирает, побеждает и оставляет только ясность.- французское философское изречение)

- Сергей Иванович – тихо позвал аспирант – вы живы?

- Non vogliamo vivere in eterno, bens? vivere intensamente* (Не в наших планах жить вечно, в наших планах жить ярко – итальянская крылатая фраза) – чётко выговаривая слова и даже с пафосом произнес лежавший в костре человек. После акцентированной точки в высказывании, язычок пламени, возникший на углях, лизнул ему щёку и пропал.

- Дурдом, вообще ничего не понимаю. Надо спать иначе чокнусь – пробормотал себе под нос ботаник и полез в палатку.

  Утром молодых людей разбудил страшный крик,

- АААА!!! Серёга!!!! Водки скорей, человек умирает!!!

  Испуганные парни вскочили со своих мест и буквально выпали в морось утреннего тумана. У костровища выл (иначе не скажешь) Анатолий Иванович, руками он приподнимал тело брата стараясь усадит его на пятую точку. Сергей Иванович, казался совершенно не подвижным, тело обмякло и только белые яблоки глаз злобно сверкали на абсолютно черном от копоти лице.

- Водки!! Братуха помирает, причитал Иваныч.

- Нас убьют если водки не найдем – обречённо произнёс аспирант.

- Да.  - согласился студент – при этом коленки его мелко тряслись.

- У тебя же была бутылка в рюкзаке – продолжил Женя давить на друга

- Нет, - стойко отвечал тот – при этом коленки тряслись так, что уже не держали хозяина, и он стал заваливаться на бок.

Ботаник, подхватил его за локоть не дав упасть прокричал в ухо.

- Авраам, я тебе две отдам в городе.

- Три - теряя сознание ответил музыкант.

- Согласен, неси.

Сгибаемый  страхом, но довольный сделкой, добрый самаритянин полез за рюкзаком и через считаные секунды предстал с бутылкой водки в одной руке и нотной тетрадью в другой.

- А тетрадь тебе зачем? - удивился Сёмочкин.

- Расписка нужна- продолжая дрожать мелкой дрожью ответил Авраамушка.

Пока в спешки оформлялись бухгалтерские документы бутылка водки перешла в руки братьев. Бережно, как раненому в живот бойцу, МЧСник смочил губы пострадавшего, а когда тот их облизнул и приоткрыл рот влил четверть бутылки ему внутрь. После чего принял лекарство сам.

  Жизнь вернулась в охваченный горем лагерь рыбаков. Все засияло, засверкала по новой. Братья ожили повеселели. Сергей Иванович, начал моргать и встал из костра отряхнув с себя пепел как птица феникс, Анатолий Иванович, принялся разводить огонь, ставить чайник. Через пол часа, все были сыты бодры и готовы ловить рыбу.

  Рыбалка оказалась простой. Братья растянули бредень от берега до берега, тащили его траля рыбу. Незадачливые молодые люди смотрели на процесс с берега. Когда «язык» набивался добычей бредень заводили на пляж или плес вытряхивали содержимое в ведро, из ведра в пластмассовую оранжевую бочку. Операцию повторили несколько раз пока не подошли к высокой обрывистой скале.

- Омут, голавль весь там стоит – весело прокричал Анатолий Иванович.

По напряжённым движениям рыбаков, стало понятно, что приближается нечто важное. Сергей Иванович, заводил бредень под скалу, не доставая до дна поплыл. Вокруг него образовывались небольшие водовороты, борьба с которыми давалась не просто. Он начал скрываться под водой, выныривал, судорожно хватал воздух снова скрывался, в какой-то момент надолго исчез в темноте омута, слетевший с его головы белый платок подхватило течение и понесло вниз по реке. Но всё же найдя в себе силы как гигантский нарвал он вырвался на поверхность. Женька что есть мочи заорал.

- Бросай сетку. – и отважно кинулся на выручку тонущему.

Помочь человеку, который больше тебя в два раза оказалось не простой задачей. Кое как, прикладывая неимоверные усилия, аспирант до толкал огромного детину до скалы и тот смог ухватиться одной рукой за выступ, второй рукой он по-прежнему крепко держал бредень.

- Брось, дядя потонем же – умолял Сёмочкин.

- No pain, no gainнет труда - нет рыбы. англ.) коротко ответил громила.

   Поняв, что нужны дополнительные усилия в дело включился Анатолий Иванович, он нашел взглядом тромбониста, стоявшего на берегу и заорал так, что галька с берега осыпалась в речку.

- Нимнихер, вынь руки из кармана! Отцепляй бредень, «язык» за камни зацепился.

Несчастный Авраам от неожиданности чуть не посыпался в реку вместе с галькой, но команду выполнил незамедлительно, достал руки от куда велели и рванул в реку.

Общими усилиями кризис удалось разрешить. На пляж тяжело выходила снасть. «Язык» был забит рыбой, не меньше десяти голавлей сверкали на солнце серебром чешуи. Радости рыбаков не было предела они обнимались целовались и даже водку допили вместе.

 

Между тем солнце миновало половину своего небесного дневного пути и настало время выезжать в обратном направлении. Сборы были не долгими и вот уже компания прощалась на перроне станции Дружинино.

 

- Ну что понравилось вам в наших краях ребята? – поинтересовался сотрудник МЧС.

 

- Да было не плохо –нейтрально начал ботаник, но тут же был прерван бурной речью своего друга.

 

- Все было отлично!! Рыба во! (большой палец вверх). Надеюсь скоро на свадьбе гулять будем. Эх оторвемся… Самогон не забудьте привезти вы такие классные мужики, я по Вам буду скучать – на этой фразе он резво заскочил в двери подъехавшей электрички.

- Здоров друг твой на халявку то. Фамилия у него смешная, как ему с ней живется? Сложно поди? – прищурившись прокомментировал уход музыканта Анатолий Иванович.

- Да он то ладно – с сочувствием в голосе начал Женя – а вот сестра его, на два года младше, тоже в консерватории учиться – вокалистка. Вот у неё проблемы куда как серьезнее. Недавно заболела она с горлом что-то. Ей даже операцию делали потом в больнице лечили. Только вот она лекарство какое-то отказывалась принимать, толи горько толи больно, может дорого, ну и дело с уговорами до главного врача дошло. Тот пришел к ней в палату и громко так, строго говорит: «Софья Нимнихер, положи под язык и рассасывай, рассасывай» До сих пор все со смеху умирают когда эту историю пересказывают. И на концертах, особо рьяные «поклонники», теперь вместо браво ей кричат «рассасывай, рассасывай».

- Не повезло, девчонки, ну ни чего замуж выйдет все поменяется – обнадёжил бедующий Сёмочкин тесть при этом он крепко прижал ботаника к себе обхватив его огромными ручищами – Ну а ты смотри там у меня. Дочь мою любишь?

- Люблю - сдавленно прошептал несчастный.

- Давай к осени свадьбу сыграем.

- Угу – обреченно произнёс бедующий зять

-  Добро пожаловать в семью сынок

Скупая слеза огне борца оросила макушку, аспиранта тот в свою очередь зарыдал на взрыт      

- Пода наомад, чангаш баромад (стая еще не пришла, а пыль уже поднялась тадж. поговорка)  - выдал загадочную фразу Сергей Иванович,

- Чего это он – напрягся Женя.

- Не обращай внимания он сейчас таджиков, работников возит, вот и нахватался от них бедолага. Ну давай счастливого пути, родственник - сказал отец Эллочки и поцеловал ботаника в лоб.

 

Александр Л

29.06.2019.

 

   

 

 

       

   

 

 

Урал
231
Голосовать
Комментарии (9)
Пермь
7662
Не может быть )))
1
Казахстан, Актобе
13120
Существенно поднял настроение.
1
Новосибирск
17193
Весело))))+
1
Сумы
996
Вот это да...))) +++
1
г.Барнаул
2331
Это прям готовый сценарий для кинокомедии! ))) *
1
Урал
231
Друзья, спасибо за отзывы о моей работе. У меня вопрос почему этот рассказ не нашёл своего читателя? Мне казалось уж юмор должен найти отзыв в суровых сердцах сибирских охотников)
0
г.Барнаул
2331
Цесис, своего читателя, как раз, рассказ нашёл, и восемь звёзд лучшее тому подтверждение! )))
1
Новосибирск
8231
Спасибо, поржал! У меня визуализация хорошая, как комедию посмотрел!
Теперь знаю как Лидмана, вокалиста муз комедии называть буду ))))
1
Урал
231
Спасибо, именно такие отзывы побуждают писать ещё
1

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх