Охота на глухаря (по Сабанееву)

Весенняя охота на глухарей

Весной, как известно, существует почти только один способ охоты на глухаря — с подхода. Охота эта основана на том, что токующий глухарь, делая последнюю трель своей «песни», плохо слышит и видит. В это время подскакивать к нему можно и даже делать по нем промахи. Токовать глухари начинают в юго-западных губерниях около первых чисел марта, в средних — около середины, а в северных и в северо-восточных — в конце марта или даже в начале апреля и продолжают до середины мая. Настоящая охота с подхода начинается, однако, недели две спустя после начала токования, так как в марте еще много снегу и глухари токуют не очень «зарко». Охотиться лучше всего одному или, в незнакомом месте, с проводником — местным промышленником, а еще удобнее — лесным сторожем - неохотником. Если нельзя ночевать в лесу, неподалеку от тока, то необходимо быть около тока за полчаса до рассвета.

Тока из года в год происходят в одних и тех же местах, а потому разыскивать их приходится очень редко, и достаточно бывает расспросов и указаний проводников. Впрочем, можно иногда определить место тока по направлению полета летящих глухарок, а ранней весной — по следам, оставляемым самцами на снегу. Надо иметь всегда в виду, что если только в лесу есть моховое болото с сосенками, то глухари токуют или в самом болоте, или на его окраине. Там, где мшарин нет, тока бывают около болот и озер — внутри леса, но всегда вдали от опушки, дорог, а тем более селения, даже жилья, в виде лесной сторожки. По этим причинам благоразумнее приходить на ток с вечера и переночевать поблизости, разложив костер,— но не ближе четверти версты от тока. Это тем более удобно, что можно заблаговременно осмотреть последний, ориентироваться, выслушать, где квокчут глухарки, высмотреть, на какие деревья садятся, где скиркают (или хрюкают) глухари, а иногда, в самый разгар токованья (большей частью во второй половине апреля), даже подскочить к токующему самцу.

Состояние погоды, особенно в первый период токования, имеет очень важное значение: в марте и в начале апреля нельзя быть вполне уверенным в том, что завтра глухари будут хорошо петь. В сильный мороз и вообще перед резкой переменой погоды глухари только хрюкают — скиркают, не такая и не делая трели. Утреннее хрюканье всегда предвещает неудачу, и вообще хрюкают всего чаще не поющие молодые самцы и само хрюканье часто есть тревожный крик, испускаемый при виде человека, зверя или другой опасности. При дальней поездке, очевидно, нелишне принимать во внимание показания барометра.

Всего лучше охотиться на токах с проводником, который бы и таскал убитых птиц, но на самом току необходимо ходить одному. На небольшие тока, где токует менее десятка глухарей, ездить с товарищем не стоит; на больших можно единовременно охотиться вдвоем или втроем, только необходимо заблаговременно сговориться, кому куда надо идти и какой стороны держаться, что-бы не мешать друг другу, и ни в каком случае не топать и не перекликаться ранее окончания токования. На случай ночлега в лесу, одеваться надо теплее — по-зимнему, с валенками про запас, теплым одеялом или буркой. Чаще приходится подскакивать к глухарям в больших болотных сапогах, но если ток не очень сырой и охотник не боится простуды, то в валенках подходить удобнее даже в теплую погоду. Когда в болоте еще лежит глубокий снег, подходить можно пли по насту или на лыжах.

Смотря по температуре, для ходьбы по току надо надевать зимний короткий кафтан или ватную куртку и более или менее толстые брюки. При этом и одежда и валенки должны быть непременно серого цвета.

Придя на место тока, надо немного подождать — не затокует ли поблизости глухарь. Вообще ходить зря по току, перекликаться, даже курить не следует; затем уже начинают искать, стараясь идти как можно тише, останавливаясь и прислушиваясь через каждые 20 шагов; причем весьма важно, разумеется, направление ветра. По возможности стараются не ходить по ветру, а против него или в полветра. В тихую погоду щелканье (тэканье) глухаря слышно иногда за 200 шагов, а бой, стрекотанье, несколько далее.

Не следует при первом тэканьи ближайшего глухаря подкрадываться к нему. Только когда начнет он выводить свою трель — можно сначала тихо подходить к нему, укрываясь за деревьями, а затем и подскакивать. Вначале лучше всего подходить в направлении от запада к востоку, так как на побелевшем небе глухарь виднее и притом тогда реже приходится стрелять его в зоб и меньше вероятности, что птица увидит охотника. Обыкновенно начинают подскакивать, уже шагов за 80—100, редко менее, разве в темноте или при ветреной погоде; когда совершенно рассветет и глухари напуганы, не мешает принимать предосторожности и на более значительном расстоянии. Чем ближе разгар тока, чем яровитее играет птица, чем хриплее ее скирканье, а, следовательно, она старше,— тем более вероятности на успех. Если глухарь начнет обманывать, т. е. останавливаться перед трелью, или же и вовсе умолкает — иногда минут на 15, что означает, что он услышал или увидел охотника, необходимо спрятаться за дерево, или окаменеть на месте и терпеливо выждать настоящей игры — или же бросить эту, вероятно, уже стреляную птицу и начать подход к другой. Впрочем, некоторые промышленники, чтобы подзадорить такого чуткого самца, употребляют не без успеха многие удавки, как, например, квокчут тетеркой или подзадоривают его, скобля и ударяя ножом по стволу ружья и подражая этим трели. Иногда глухари даже подлетают на такого рода манку Есть глухари, которые постоянно меняют место и, пропев два-три раза, перелетают, хотя и недалеко. К таким птицам подходить не стоит, да вообще, если ток немалочислен, лучше не подходить к раз согнаному самцу и искать другого. Глухарь, которого подшумели два раза, в третий ни за что не подпустит.

Всего затруднительнее в этой весенней охоте — подход или, вернее подскакивание, особенно когда место слишком открыто и негде спрятаться. Лучше выбирать самый длинный путь, если он представляет большие удобства, т. е. имеет деревья, которые бы заслоняли охотника от глухаря, и лишен больших сугробов, ям и груд валежника. Как только глухарь участит свое тэканье и начнет настоящее щелканье — над быть готовым к прыжку: при первом скирканьи охотник стремглав бросается вперед, делает два-три огромных прыжка и останавливается как вкопанный, по возможности раньше, чем птица кончит щелканье, так как иногда эхо последних шагов может потревожить ее. Тут уже нечего разбирать — провалились вы в воду или снег, а необходимо стоять неподвижно до следующего боя, стараясь вперед заранее определить направление и самое место будущих прыжков, чтобы снова не попасть в еще более неловкое положение. При последнем прыжке необходимо продавливать под ногами лед, некрепкий наст или скрытый под снегом валежник.

Большею частью приходится стрелять очень близко — никак не далее 50 шагов, во-первых, потому, что в темноте трудно разглядеть птицу, особенно сидящую на ели, хотя бы в 10 саженях, во-вторых, потому, что токующий глухарь, раздувший свои перья, очень крепок к выстрелу: если целить в зоб, то недостаточно крупная дробь даже отскакивает или же легко ранит птицу. По всем этим причинам, вернее бить в 15—20 шагах от дерева, на котором сидит глухарь, а если он не виден или его загораживают толстые сучки — то лучше обойти его с другой стороны.

Разглядев, где сидит глухарь, и выбрав место, удобное для стрельбы, охотнику остается только выстрелить. Однако и тут требуется немало совсем особой сноровки. Во-первых, надо взводить курки (подскакивают обязательно со спущенными), поднимать ружье и прицеливаться непременно во время скирканья, иногда даже в два приема, т. е. спускать курок уже при следующем стрекотаньи; во-вторых, не опускать ружья после выстрела и не трогаться с места. Это делается с той целью, чтобы в случае промаха можно было бы стрелять в другой раз, зарядив ружье во время следующего токования, так как во время скирканья глухарь уже не обращает внимания на выстрел и не улетает, иногда даже получив легкую рану. Только когда неподалеку токует другой глухарь {обыкновенно расстояние около 100—150 шагов), го лучше стрелять в того, к которому подходишь,— во время «>оя» соседнего, дабы не спугнуть его. Промахи же здесь весьма возможны; с непривычки и в темноте немудрено пропуделять и в гамом близком расстоянии: верности выстрела мешают сучья, слишком торопливый и неверный прицел; кроме того, не надо забывать, что в сумерки (так же, как и при лунном свете) надо менять несколько выше. Глухарь, во время своей «игры», очень крепок на рану и нередко, с брюхом, насквозь простреленным доже из винтовки, улетает из виду — на несколько десятков, более ста шагов и затем еще успевает несколько пробежать по земле, так что найти его без собаки довольно трудно. Поэтому не мешает брать с собою хоть простую дворняжку, приученную искать глухарей и оставлять ее до окончания тока на привязи у ночлега или у проводника.

Что касается ружья, то всего пригоднее для этой охоты мелкокалиберная винтовка, калибра 320, немного более или менее. Кто умеет стрелять пулей, для того винтовка незаменима никаким дробовиком, так как из нее можно, во-первых, стрелять с успехом на расстоянии 100 и более шагов, а, во-вторых, звук выстрела не пугает токующих вблизи самцов. Во всяком случае для глухаря, очень крепкую на рану птицу, особенно в мороз,— необходим очень сильно бьющий крупной дробью дробовик, двухствольный или одноствольный, вроде уточницы, чтобы можно было с уверенностью бить на расстоянии 60 шагов. Очень хороши были для глухариной охоты старинные шведские длинные одностволки. Из двухстволок самые пригодные — ружья (12 или 10 калибра), употребляемые на облавных охотах и на голубиных садках, вообще с сильным и резким боем. Некоторые предпочитают чоки, другие, имеющие ружья цилиндрической сверловки, для усиления боя прибегают к помощи концентраторов. Необходимо только заблаговременно пристрелять ружье и определить каким номером крупной дроби оно лучше стреляет и тщательно заготовить патроны самолично. Обыкновенно бьют глухарей № 1 дроби, но некоторые предпочитают № 0, а другие № 2. Ради большей резкости боя можно несколько убавить заряд дроби против нормы.

Глухарь очень крепок на рану и, целя в зоб или грудь токующему самцу, почти невозможно убить его, если не попадешь в голову: дробь отскакивает от натопорщенных перьев. Поэтому надо метить в бок или в плечо и если такой прицел невозможен, то благоразумнее отскочить несколько шагов в сторону. При выстреле в зад глухарь почти всегда улетает тяжело раненный. Раненого глухаря легко отличить от не раненого: первый летит книзу прямиком и старается лететь чистым местом — просекой, прогалиной и большей частью садится на земле; второй поднимается кверху, летит выше и дальше, садится всегда на дерево и притом выше чем прежде, нередко близ самой верхушки и сидит уже «начеку», т. е. настороже, почти не токуя, так что подойти к нему гораздо труднее. Бывают, впрочем, случаи, что легко раненные садятся на верхушки и продолжают токовать.

Охота на глухариные выводки с собакой

Охота начинается также с половины июля и кончается в первой или второй половине августа. При этой охоте необходима прежде всего хорошая собака, а затем знакомство с местностью и с привычками дичи. Собаку не следует сбивать с раз выбранного ею направления, не должно торопить ее на поиске, водке и стойке. Необходимо смотреть, как ведет собака: в одном ли прямом направлении или кругами, т. е. постоянно возвращаясь на старый свой след. В первом случае надо предоставить собаке полную свободу действовать; во втором ее необходимо торопить, потому что на кругах она идет водкой по следу старого глухаря, которому лень подняться и который старается спутать охотника и собаку, заставляя их несколько раз возвращаться к одному и тому же месту; спутав таким образом, он поднимается вне выстрела. Нужно терпеливо выжидать вылета дичи и всегда держать наготове ружье, на случай внезапного ее вылета. Поднявшуюся дичь следует отпускать на расстояние верного выстрела, но лишь если то позволяет местность; там, где растительность густая и частая, например, в кустарниках и мшарниках, нельзя выжидать, когда птица покажется где-нибудь на прогалине, а нужно стрелять в то место, где слышится хлопанье крыльев взлетающей дичи, хотя бы самой ее и не было видно. Только при этом непременно нужна охотничья сметливость, т. е. охотник должен уметь быстро и верно прицеливаться, быстро и верно определить то место, где происходит хлопанье крыльев, должен знать, какая дичь и на какой вышине взлетает от земли. Не каждый такой выстрел будет удачен, но все же менее шансов пропустить добычу, чем при выжидании ее вылета на чистое место, когда она будет уже вне выстрела.

Не должно позволять собаке гнаться за поднявшейся дичью и бросаться к убитой, потому что выводок поднимается иногда не разом; собака же, бросаясь за дичью, пугает выводок, поднимает его зря, вследствие чего охотник, не приготовившись к выстрелу, делает промахи или отпускает дичь без выстрела.

Не следует также и охотнику торопиться подходить к убитой птице с разряженным ружьем; часто птица бывает только оглушена выстрелом, а с приближением человека приходит в себя и мгновенно улетает. Выпустив заряд, следует прежде всего заменить его новым, а потом идти к добыче.

Осенняя стрельба с подъезда

Такая охота удобна в тех уголках, где проезжие дороги проходят через большие бора или прилегают к опушкам лесов. Она основана на том, что глухари осенью, лишь только тронется лист, любят по утрам и вечерам вылетать на дороги, погулять по ним и поклевать на них песку. Если глухарей не пугать, то они всю ночь остаются на дорогах или вблизи этих мест, особенно там, где прилегают лесные ягодники.

Для этой охоты необходимо выезжать с рассветом, чтобы до восхода солнца быть уже на месте. Нужно шагом, без всякого шума и без собак, ехать по дороге и пристальнее поглядывать на нее и на окружающие деревья. Часто случается, что глухари бегут перед лошадью и дают возможность охотнику остановиться и выстрелить по бегущим. Это бывает преимущественно еще в то время, когда едва начинает светать. Случается, однако, что можно наехать на бегущих глухарей и тогда, когда уже взойдет солнце, но тут они скоро поднимаются и садятся на ближайшие деревья, а если они напуганы — то улетают совсем или садятся далеко и нередко за опушку придорожья, куда нельзя попасть на экипаже и приходится пробираться пешком. Там, где глухарей стреляют таким способом немногие, охота бывает удачна, потому что они привыкают к обыкновенным проезжающим и вовсе их не боятся, так что, пропустив спутников, тотчас снова летят на дорогу и бегают по ней.

Стрельба глухарей на осиннике

Со второй половины августа глухари по зорям начинают вылетать на осинники и есть осиновый лист; вылетают преимущественно молодые, уже перебравшиеся к этой поре в матерое пере; с ними вылетают старые глухарки, но старых петухов на осинниках приходится встречать только в сентябре.

Охота «на осинниках» производится двояким образом. Если в лесу осин мало и они отстоят друг от друга или же группа осин (высоких) отстоит от другой на большое расстояние, то охотник за час или два до заката солнца приходит к известным ему осинам и садится таким образом, чтобы осины были хорошо видны, а ружье достало бы до севших на них глухарей. Особенно прятаться на такой засаде не требуется.

Глухари начинают вылетать, когда солнце опустится за лес, а иногда и несколько ранее, чаще поодиночке, но быстро, один за другим, молодые раньше, старые глухарки позже. Прилетев, глухари с шумом садятся в середину листвы осины и некоторое время, но очень недолго, сидят неподвижно. Если охотник прозевал прилет глухаря и не заметил места, где тот сел, то он отнюдь не должен вставать или ходить, чтобы рассмотреть птицу. Обсидевшийся глухарь вскоре сильно завозится в листве, пойдет по сучьям к крайним веткам, немедленно начиная щипать лист и глотать его; срывая лист, он производит шум, похожий на падение крупных капель дождя, что происходит от обрывания черенков листа; привычное ухо различает это щелканье шагов за триста. Молодые глухари вылетают обыкновенно молча, но старые глухарки с клохтаньем.

Заметя сидящего глухаря, охотник немедленно в него стреляет и быстро подбирает убитого, или, лучше, не сходя с места, заряжает ружье. За первым летят, один за другим, следующие — и охота продолжается до темноты. Случается, во второй половине августа таким образом перебить, не сходя с места, целый выводок, который не был разбит и держался поэтому еще вместе. Если охотник не успел выстрелить по одному глухарю и в это время их вылетело несколько, то он должен дать обсидеться всем и стрелять, когда все зашевелятся, стреляя сначала в сидящих ниже. Напуганные глухари не улетают от выстрелов, но после каждого затаиваются.

Второй способ охоты «на осиннике» применяется в местностях, где осинник рассеян на большом пространстве; он состоит в том, что охотник ходит по осиннику, прислушиваясь к шумной садке глухарей в листву, а позднее к щелканью обрываемого листа. Услыша глухаря, охотник тихонько к нему подбирается и, высмотрев, стреляет. Этот второй способ гораздо занимательнее первого, но высмотреть глухаря с подхода несравненно труднее, тем более, что он затаивается, если заслышит или увидит человека; слетает же с осины он всегда крайне неохотно.
Стрелять глухарей на этой охоте лучше всего первым или вторым номером дроби.

Охота на глухарей по лиственницам

Эта охота практикуется в северо-восточной России, в Уральских горах и в Сибири, и представляет много сходства с вышеописанной. В конце августа или в начале сентября, после первых холодных утренников, хвои лиственницы «закисают» и с этого времени служат здесь главной пищей глухого тетерева, вплоть до первых чисел октября, когда хвоя желтеет и опадает.

Первое время глухари садятся на лиственницу только при восходе и закате солнца и сидят час или полтора, почему настоящая охота начинается с половины сентября, когда глухари сидят с 3 часов утра до десяти, и с пяти вечера до ночи (вообще утром перед восходом, после полудня — часа за три до заката), а в конце сентября — и целый день. Удача охоты много зависит от погоды: в ясные и ветреные дни птица очень строга и плохо подпускает: напротив, в пасмурный, прохладный и немного дождливый день птица смирна, сидит долее и подпускает ближе.

Охоту производят двумя способами: с собакой (лайкой) или скрадом, без собаки. Собака должна отыскивать птицу верхним чутьем; та же, которая отыскивает ее по «поеди», т. е. по хвое, роняемой глухарем во время еды, ценится не особенно высоко, а лающая очень громко и часто, тем более скачущая на дерево, никуда не годится. Найдя глухаря, она начинает лаять; глухарь сосредоточивает на ней все свое внимание, опускает вниз голову и тэкает, как будто сердится и дразнит собаку. Охотнику нетрудно подойти к нему сажень на 30 или даже ближе, так что он может убить его из винтовки. В случае промаха, можно спокойно зарядить снова ружье: молодой глухарь не боится выстрела и случается, в особенности если стреляешь в непуганую птицу, сделать в нее до десяти и более выстрелов. Пролетит пуля близко над головой, она ложится как бы оглушенная на сук, и по ней можно стрелять несколько раз. Но если пуля обнизит, то она обыкновенно снимается. Иногда после выстрела глухарь побежит по сучку, перескочит на другой и только, когда увидит охотника или услышит слишком подозрительный шум, перемещается на другое дерево; впрочем, редко летит далее одной версты. Переместившись, глухарь делается уже осторожнее. Следует заметить, что глухарка очень недолго выдерживает лай собаки, а потому на лиственнице, как и на осинах, большей частью приходится убивать одних самцов.

Охота без собаки гораздо затруднительнее. Охотник должен сам высматривать дичь, что, несмотря на значительную величину птицы, очень трудно, ибо глухарь весьма искусно прячется между толстыми сучками дерева, да и расстояние громадно. Еще труднее увидать глухарку, особенно когда она сидит близко у ствола дерева. Подкрадываться нужно осторожнее, иначе рискуешь спугнуть птицу. Ранним утром, впрочем, глухари нередко токуют на лиственницах (тоже на осиннике в средней и северной России), и тогда к ним можно подскочить на выстрел из дробовика, как и весной.

голосов: 0
просмотров: 15550
31 января 2009

Комментарии (0)


Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх