Иностранцев могут привлечь перспективы соколиной охоты

Охота на медведя, зайца, косулю или марала — десятки таких ответов выдает интернет-поисковик на запрос информации об охоте в Алтайском крае. Не все разделяют точку зрения о том, что охотничий туризм вообще существует: количество желающих пройти по организованному маршруту незначительно по сравнению с охотниками-дикарями. Тем не менее туристы из столицы и из-за рубежа стабильно проявляют интерес к охоте на Алтае.

[Арабы заинтересовались охотничьими маршрутами на Алтае]

 Штучный товар

На прошлой неделе стало известно, что возможностями охотничьего туризма в крае заинтересовались арабы. С представителем делегации из государства Катар послом Саудом Бен Абдалла Аль Махмудом губернатор края Александр Карлин встретился в Москве. Часть договоренностей с катарской стороной уже достигнута, к примеру, о лечении арабских спортсменов в оздоровительных учреждениях края. Кроме лечебного отдыха, делегация проявила интерес к охотничьим маршрутам.

Сейчас легально иностранных туристов на Алтай привозят несколько предпринимателей: поток желающих довольно небольшой по разным причинам. Михаил Шарафутдинов — директор одной из компаний, с иностранными гостями он работает уже около 10 лет — в разговоре с корреспондентом «МК» утверждает, что иностранцы — редкие гости на Алтайской земле. Десяток охотников за год — в относительно благополучных случаях. В 2014-м, например, рассказывает Шарафутдинов, на Алтае побывали только двое: туристы опасались ехать в страну, где «вот-вот начнутся боевые действия». Информационная война, массированные сообщения о ходе военных действий между Россией и Украиной, европейские санкции на ввоз в Россию оружия, в том числе охотничьего, не внушают оптимизма. Нет веры и в то, что охотник-иностранец хлынет в нетронутые леса российской провинции, сколь бы ни был выгоден валютный курс, говорят некоторые эксперты.

Поддерживать отношения с европейскими партнерами становится сложнее из-за того, что судьба охотничьих сезонов не первый год решается за несколько дней до начала, жалуются охотники. Иностранцы, планирующие отдых за полгода, даже не рассматривают алтайские маршруты из-за риска срыва в последний момент. Сложно развиваются отношения с зарубежными коллегами по бизнесу, которые несут издержки на выплаты неустоек тем, кто заранее внес авансовые платежи в счет поездок.

«Весенняя охота на глухаря на току — очень таинственное и красивое зрелище. Но более трех лет, из-за запрета, на нее заявок от иностранцев не поступает. Я не могу толково ответить, откроется охота или нет, а мой партнер в Германии боится заказать большее количество путевок на тур», — говорит Шарафутдинов.

На пользу или во вред?

Иностранных охотников привлекает на Алтае уникальная природа и дичь, которой нет у них на родине. За маралом, козерогом, сибирской косулей, глухарем и лосем едут в Краснощековский, Змеиногорский, Чарышский, Солонешенский, Заринский районы и в Приобье.

Охотников из зарубежья можно пересчитать по пальцам. Тем не менее охотопользователи говорят, что туризм страдает от недостатка лицензий на трофейную охоту. Поэтому часть клиентов традиционно оттягивает Республика Алтай, Казахстан, Киргизия и Монголия: соседи интенсивно развивают услуги, а многие виды животных, занесенные в Красную книгу у нас, легальны для отстрела там.

Даже если бы за сезон на Алтай приезжало пострелять 10-15 иностранцев, это приносило бы немалую прибыль для охотничьих хозяйств, считает Максим Калабухов, владелец одного из них в Заринском районе. Иностранцы оставляют у охотопользователей хорошие деньги, хотя среди приезжающих на Алтай, как правило, нет очень богатых гостей. Европейский доход позволяет отдохнуть за тысячи километров от дома обычному слесарю-сантехнику. Более состоятельные охотятся в Альпах, Швейцарии или вкладывают деньги в свои охотничьи клубы, утверждают эксперты.

Одной их главных проблем для охотничьего туризма на Алтае остается отсутствие подготовленных егерей, которые могли бы умело подманить зверя, хорошо организовать и провести охоту. Ведь по большому счету иностранцы весьма притязательны к обычаям. Охота на европейский манер часто превращается в театрализованное представление. «Традиций и уважения к добытому трофею у европейцев, конечно, больше. У них целый ритуал: окунают еловую веточку в кровь добытого животного, надевают ее тому, кто подстрелил. Другую, как последнюю дань уважения к добыче, вкладывают в рот животному», — рассказывает Шарафутдинов.

Иностранных туристов-охотников на Алтае принимают довольно давно, с конца 80-х, тогда же приехали первые арабы, рассказывает Сергей Плотников, директор турбюро. Сегодня большинство клиентов привозят в охотугодья общего пользования. «Там не налажен учет поголовья животных, а оно неизбежно сокращается. Хотелось бы, чтобы охотились в специализированных хозяйствах — где создана необходимая инфраструктура для приема гостей, налажен учет поголовья трофейных видов. На коммерческую охоту в охотугодьях общего пользования пора вообще ввести мораторий», — уверен Плотников.

Наталья Гордеева, президент Алтайской региональной ассоциации туризма, уверена, что туристско-рекреационная нагрузка в крае находится в нормальных пределах и охотничий туризм, как и другие направления, имеет право на существование. «И у охотничьего, и у рыболовного туризма есть потенциал развития. Охота — серьезный вид отдыха, который не терпит легкомысленного отношения. Поэтому важно воспроизводить то, за чем к нам приезжают туристы», — уверена она.

Охотоведы уверяют, что ущерб природе от охотников-иностранцев незначителен. У себя на родине они привыкли охотиться в парковых территориях и отстреливают, как правило, старых особей, что не противоречит естественному отбору. Европейское отношение к этому виду отдыха не помешало бы привнести в местную культуру охоты, уверены некоторые эксперты.

«У нас отношение к природе действительно хамское: «здесь все мое, здесь все народное». В этом плане интерес арабов к региону может быть довольно перспективным. Они традиционные поклонники интеллектуальных видов охоты — соколиной, вормитинга, которые нужно развивать у нас. Здесь не стоит беспокоиться о популяции редких видов крупных животных, потому что максимально тяжелая добыча для птицы — лисы, зайцы или грызуны. Ко всему стоит добавить, что развитие этого направления означает работу соколиных питомников и увеличение популяции редких хищных птиц. То же самое касается и рыбалки. Уже создаются водоемы с платной трофейной рыбалкой, где культивируется принцип «поймал — отпустил», с собой можно взять только трофей не меньше определенного размера и не больше определенного количества», — резюмирует Плотников.

«МК на Алтае»

Sibiriak, 31 марта 2015
10946, Новосибирск

Комментарии (1)

25
Заринск
2 апреля 2015, 15:24
#
+0 0
"Ко всему стоит добавить, что развитие этого направления означает работу соколиных питомников и увеличение популяции редких хищных птиц"

Проходили уже, знаем какие "питомники" они развивают: http://rrrcn.ru/ru/archives/15456

Ничего хорошего арабы никогда нам не делали. А на Алтай их ваще пускать нельзя, у нас и так не осталось птиц.

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх