Дар Либиенпогиля

Случилось это в годы войны, когда было голодно, холодно. Жили, работали по военному времени. Все, что добывали, сдавали в факторию под девизом: «Все для фронта, все – для победы!» Никто не роптал, не возмущался. Только вот то, что нам, как малочисленному народу, дали броню от призыва в армию не всех устраивало. Было немало тех, кто правдой-неправдой стремился на фронт. Но дальше военного комиссариата пути не было. Поэтому мы все силы прикладывали к перевыполнению планов по заготовке пушнины, мяса и рыбы. Кочевали по тайге, жили в чумах. Маршрут в этом году лежал по предгорьям Арга Тааса. Однажды утром пошел вверх по ручью белковать. Вокруг высокие лиственницы. В этом году выпало очень много снега, но на подбитых камусом охотничьих лыжах бежится легко. Поднялся на увал и вижу – недавно по снежку прошли люди в валенках. Откуда в этих глухих местах появились люди в валенках? – мелькнула у меня мысль. Наверное, опять солдаты кого-то ищут. То, что люди были в валенках я определил сразу, уж следы от наших торбазов другие. Следы повели вверх, к склону. Смотрю, а там, вроде, яму выкопали – вокруг разбросана земля. Не успел я удивиться, как из ямы выглянула большая черная голова и исчезла: “Медведь!” Только тут до меня дошло, что я наткнулся на берлогу. Я бросился обратно. Прибежал к чуму и рассказал Николаю, нашему наставнику. Втроем, с мелкашками, на медведя идти не решились. Слишком уж свеж был в памяти ужасный случай с Тегойкой. Был бы рядом Сахатый, можно было бы его пригласить. Но он далеко от нас. Андилька быстро собрался и поехал в деревню за подмогой. Через несколько дней он вернулся с тремя охотниками. Егорка Винокуров летом рыбачил в этих местах. “Летом видел здесь поблизости “бабушку” с двумя малышами и одним пестуном. Возможно, это они”. Перед охотой на медведя по обычаям нельзя упоминать и произносить слово “медведь”, участники охоты переходят на язык оберегов. Например, топор называют дятлом, ружье – полый.

Проснулись рано, на улице было темно. Запрягли оленей и поехали к месту, где я видел берлогу. Остановились под увалом, привязали оленей и срубив несколько жердин и два шеста, следуя обычаю, молча двинулись к берлоге. Николай и Егор потихоньку определили где чело в берлогу и только вбили с размаху туда крест-накрест заломы, оттуда раздался страшный рык. Было видно, что медведь бьет шесты – они ходили ходуном. Старые охотники бросили поданные нами жердинки на верх берлоги, наступили на них и топорами вырубили отверстия. Вскричав “Не мы тебя убиваем, дедушка, а ворон!” сунули туда берданки и начали раз за разом стрелять. Мне было дано задание стрелять, если медведь выскочит из берлоги. Смотрю – из чела высовываются головы – стреляю. Андилька с Иваном и Хорейкой тоже стреляют. Освирепевший медведь, хватая заломы зубами и лапами, старается сдернуть к себе в берлогу. Стрелять в это время довольно трудно; нужно быть хорошим стрелком, чтобы уловить удобную минуту и не промахнуться, так как медведь так быстро поворачивается в берлоге и так моментально выставляет свою голову в чело ее, что не успеваешь прицелиться, чтобы поймать его на мушку: высунет свою страшную голову, да и опять туда нырнет, ревя при этом, так что волосы дыбом поднимаются, по коже озноб, руки-ноги трясутся! В берлоге слышно непрерывное рычание, визги! Вдруг стало тихо-тихо. Николай тонкой жердинкой потыкал в берлоге и говорит, что там несколько медведей. Перекурив и уняв волнение, я с Андилькой, как самые молодые, расчистили чело от пробки и обвязавшись веревками, залезли в берлогу. Андильке невпервой лезть в берлогу, а мне страшновато лезть туда. Берлога оказалась на удивление широкой, страшно смердящей. Видим, лежат вповалку несколько медведей. Самое страшное – это то, что у них светятся глаза! Не поймешь, мертвы они или живые? Чтобы вытащить медведя, нужно открыть пасть и продеть за клыками палочку. Зажав пасть с той палочкой, на морду зверя набросили удавку спущенной сверху веревки. Удавка, закинутая за палочку, зажала пасть, клыки не дают соскользнуть петле, когда за веревку тянули тушу вверх. Теснота и смрад берлоги действуют на нервы с ужасающей силой – а вдруг медведь оживет и бросится на меня. Находясь в полуобморочном состоянии, все таки довожу дело до конца - передаю наверх всю вонючую подстилку зверей и начисто подметаю берлогу. А вытащили двух взрослых медведей, пестуна и двух медвежонков.

“Старик сопрел, надо бы шубу снять” – со слов Николая начинаем свежевать медведя. Николай делает первый прокол на шкуре и при этом приговаривает: «Осторожно, дед, острые сучья: не обколись!» снимаем шкуру медведя, стоя на одной стороне. Работать, находясь по обе стороны туши, запрещалось, чтобы другие медведи в последующих схватках не били обеими лапами по охотнику. Сняв полностью шкуру, снимаем и жировой слой в четыре пальца толщиной. Все это делается только якутскими ножами, без применения топора. При помощи ножей расчленяем тушу. Управляемся поздно вечером. Приехав в чум, устроили Чалбаранг - пир медвежатиной. На следующий день наши помощники, нагрузив медвежатиной доверху оленьи нарты, поехали в деревню. В тот год Лебиенпогиль был милостив нам - наши родные не голодали, мы перевыполнили план, внеся тем самым и свою лепту в победу над врагом - Спиридон допивает чай и закуривает папиросу.

голосов: 13
просмотров: 4070
сахатый, 20 апреля 2012
7582, Якутск

Комментарии (7)

4369
Чумаково Новосибирская обл.
20 апреля 2012, 8:45
#
+0 0
Что-то тут не так.Попахивает брехней.Первое.Медведь выкапывает и ложится в берлогу до снега.Как я понял,это якуты.А это профессиональные охотники.И отличить медвежий след от любого другого,даже младенец сможет.Второе.Зимой может бродить только шатун.Он не ложится в берлогу от того,что не нагулял жир.И убив его,он будет худой как веник.Третье.И это главное.Если медведь почует, что его обнаружили,он сразу покинет берлогу,а не будет высовываться и прятаться назад.И наконец четвертое.Перед спячкой медведь так очищается,что у него в кишках такая стерильность,что даже в больнице такого не снилось! И в берлоге ,соответственно,ни какой вони не будет,тем более чело есть!И добыча зверя тоже подлежит сомнению.Как правило,зверь сразу выскакивает после шума.В общем,сказка про белого бычка!
7582
Якутск
20 апреля 2012, 9:01
#
+0 0
На Колыме и в августе снег выпадает. При мне было, в сентябре выпал снег, уже по зимнему. Может где и ошибся - ведь сколько лет прошло, как услышал этот рассказ. Вы думаете, я, как медведь сосет лапу, все эти истории из пальцев высасываю? Это ж не документальная хроника, а рассказы, байки.
4369
Чумаково Новосибирская обл.
20 апреля 2012, 11:30
#
+0 0
Но если это выдуманные сказки,байки-я согласен.
106
Новосибирск
20 апреля 2012, 12:58
#
+0 0
lesnik53,
Вы не правы по всем пунктам.
1. Речь о подростках, а он мог и не понять чей след на снегу.
2. Нужно знать какой снег в Верхоянье, прежде чем говорить о следах. А снег там сыпучий как сахарный песок, от сильного холода и очень сухого климата.
3. В Якутии мМедведи ложаться не до снега, а уже когда он лежит.
4. А где написано, что медведь понял, что его обнаружили? Зренье ум него плохое, может и не видел он подростка?
5. Про стерильность в кишках может и верно, но сразу видно, что вы никогда в берлогу не заглядывали. Воняет там - ужас.
6. И главное. Северные народы по разному охотятся на медведя. Якуты их добывают только в берлоги, не поднимая оттуда. Потому у них и есть большой опыт как это делать. Сахатый его и описал, но вы не внимательно читали. А эвены охотятся на медведя только вне берлрги, и для этого у них есть тоже много способов.
И последнее. В любом рассказе есть, естественно, художественное вплетение, иначе читать будет не интересно. Вот как-то так.
78
Ленск (Якутия)
22 апреля 2012, 7:31
#
+0 0
Хороший рассказ, про то что в берлоге вонь стоит тоже слышал.
951
Иркутская обл.
27 апреля 2012, 20:58
#
+0 0
lesnik53, По поводу "стерильности в кишках". Согласен, пусто в них, кроме "пробки" в анусе (это не из книжек, мой личный опыт).Только перед залеганием медведь свою шкуру шампунем не моет и в берлоге воняет псиной (только не собачьей, а медвежьей) и стерильность кишок здесь не при делах. Я после добычи и "эвакуации" зверя из берлоги, сам залезал туда, чтобы посмотреть, как устроена берлога. Таким образом я побывал в нескольких берлогах. Устройство их хоть и отличалось друг от друга (незначительно), но стойкий "медвежий дух" присутствовал всегда! И самое главное, в моей практике медведь ни разу сразу не покидал берлогу, когда создавался шум возле берлоги. Собаки облаивали чело в течении нескольких минут. При нашем приближении, в одном случае медведица наполовину высунулась из берлоги, рявкнула на собак и снова скрылась в берлоге. Правда всё это длилось доли секунд! Просто мелькнуло что-то большое, бурое и снова исчезло в берлоге. Во втором случае медведь вообще не высовывался из берлоги, пока я туда не заглянул. Так что добыча у меня не вызывает сомнений, хотя способ весьма своеобразный и не совсем простой. Мудрёно как-то, можно проще. Но это я отношу к обычаям данного народа. Так же как и обдирать зверя, стоя только с одной стороны. Неудобно, но... обычай есть обычай.
7582
Якутск
28 апреля 2012, 1:34
#
+0 0
Я побывал почти во всех областях (группах районов) Якутии. Якутия - огромная по своей территории республика и делится на Центральную, Вилюйскую, Заречную, Южную, Северную, Верхоянскую, оймяконскую, Колымо-Индигирскую группы районов. И традиции охоты на медведя в этих группах разные.

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх