Глубина....,,таёжной,, памяти.

Таёжный край, где начало Иксинских болот и тайги переходит в Васюганье, а точнее дальний кордон Котовка или Восьмая лесосека, где уже давно торчат из бурьяна сгнившие остатки бывших крепких домов, когда-то приличного леспромхоза, в котором трудился разный люд и в их числе многие ссыльные по идеологическим убеждениям, как и мои предки. Этот глухой таёжный край и есть для меня Родина, где я появился на свет и прожил до своих одиннадцати лет, где оставался часто один на один с настоящей живой природой, где в глухих озёрах карась, как смола, где в речках с узкими перекатами щуки от старости напоминали вкус высохшей осины. Где когда-то, сотни матёрых косачей,закрывали сплошным чёрным ковром могучие берёзы поздней осени, где глухари шагали по дороге впереди ,,плывущего,, ЗиСа и не обращали внимание на падающих замертво собратьев, сражённых из ,,мелкашки,, . Вот там, вместе со своим старшим дружком или двоюродным братом - четырнадцати лет, впервые в своей жизни и самостоятельно открыли весеннюю охоту на утку, а точнее на речке Нюрса, которая впадает в более широкую речку Чая и далее в саму матушку Обь.

Готовились сверх тайно и задолго. Был написан серьёзный план с перечнем, что, кто и когда должен подготовить: одежда, обувь, сухари, спички, топор, отварное лосиное мясо, четыре старых деревянных чучела, подвесной лодочный мотор ,,Москва -5,, , канистра с бензином и конечно ружья с патронами. Естественно мы часто ночевали друг у друга, как бы в гостях, играли в подкидного дурачка, а то и расположившись на палатях русской печи ,,резались,, в шашки или вернее в Чапаева, так что наше домашнее отсутствие частенько оставалось незамеченным.

...И вот уже настало долгожданное утро. Мы, как партизаны, окраиной огородов долетели ветром до заветных кустов на берегу речки, где было запрятано всё, что значилось в секретном списке и конечно в том числе ружья: ,,Белка,,- отца моего друга и курковка двадцатого калибра оставшаяся ещё от моего деда, которого расстреляли в 1937 году в известном Колпашевском Яру, как врага народа. Понимая друг друга с полуслова мы всё же разговаривали шёпотом, а погрузив всё быстро в лодку, оттолкнулись от берега и ещё в полных сумерках осторожно гребя веслами, как бы ,,парили,, над речкой под ещё звёздным небом. Окружающую нас тишину уже начинали наполнять звуки просыпающейся глухой деревеньки. Где-то в хлеву слышалось призывное мычание одинокой коровы, готовой к утренней дойке, а ещё не проснувшийся петух осёкся на первой ноте своего,,соловьиного,, пения и замолчал, так больше и не подав голоса; только в нескольких дворах ,,брехнули,, охотничьи собаки, как бы выражая своё недовольство за-то, что их забыли взять на охоту.

Лодка была изготовлена из кромлёных досок толщиной 15 мм. , с приличной высотой бортов и транцем в кормовой части для подвесного мотора, так что управлять её движением вёслами оказалось непросто, как говорится ...каши ещё мало съели. Однако согласно нашего плана, мы должны были ,,без шума и пыли,, сплавиться вниз по течению от деревни на 1,5-2км. и только потом закрепить мотор и с шиком пройти ещё около четырёх километров, до намеченной цели-широкого речного омута. Он соединялся с небольшим лесным озером маленькой протокой, где Лёнька и я бывали уже много раз, но верхом на лошадях, так что естественно знали, что утья там хватало. Только вот патронов было у нас маловато- шесть штук у меня и девять у моего более опытного дружка.

Течение нашей речки было по весеннему шустрым и мы решили не терять время на установку мотора, его запуск ручным стартером с наматыванием шнура на маховик и с последующим многочисленным дерганьем. Да и возможно каждый из нас двоих хотя и храбрился, но внутри себя не желал связываться с самой современной техникой того времени. Мы двигались почти бесшумно, но всё же с большим трудом управляли движением лодки, а иногда булькая вёслами, заставляли подниматься на крыло маленькие табунки пролётной и по весеннему разноцветной утки. Даже один раз Лёнька не сдержался и пальнул с моей двадцатки по сидящим и вторым сразу вдогонку, но результат был пустой. Зато обсуждение этого эпизода и смеха хватило на полчаса, тем более, что после второго выстрела, мой братишка свалился на дно лодки и она потеряв ,,управление,, воткнулась носом в полоску берегового снега под нависшим над водой тальником.

Но всё же, примерно, через два часа чуть-чуть не проскочив вход в разлившийся ручей, мы уже были в озерке, где поднялось несколько табунков уток, которые сделав круг упали вновь на чистую воду у противоположной его стороны, так как в середине ещё проглядывалась снежная ,,каша,, . Действительно, по всему периметру береговой части озера была узкая полоска воды, которая как бы условно разделяла стоящий лес и кустарники от льда, а заодно зеркально отражала всё в своей ледяной прозрачности. И чтобы больше не выплывать, мы сразу выставили на воду четыре чучела гоглишек, которые ранее подправили акварельными красками для уроков рисования.

Наконец, нос лодки надёжно ,,пришвартован,, к тонкой болотной сосёнке, а уже через 35-40 минут мы сидели на упашей от старости осине и пили кипяточек из алюминиевых кружек, прикусывая комковым сахаром, тайно ,,припасенным,, мной из бабушкиных запасов. И затаив дыхание наблюдали, как стайка белобоких гоглей расплёскалась у наших чучел в 20-25 метрах от нас. Мы смотрели на их ,,мальчишеский,, задор, потом друг на друга, но почему-то не могли сдержать своего смеха, непроизвольных выкриков и, как бы удивившись они вновь улетали..., чтобы вернуться.... .

Всё готово. Мы уже в лодке на расстоянии 3-4 метров друг от друга, и возможно при взгляде со стороны, как бы спрятались в ёлку,так как маскировкой служили ветки пихты и маленьких сосенок. Сидели каждый на своём месте, а точнее согласно жребия по вытянутой короткой или длинной спичке. У Лёньки, на мой мальчишеский взгляд, позиция была лучше, так как находясь в корме лодки он мог стрелять первым и даже лёжа, а я ближе к середине и должен стрелять только после его команды..Ну, да ладно с авторитетом не спорят, главное он и я вместе на охоте. Мы ещё некоторое время перешёптывались, обсуждая вновь и вновь кому и как стрелять, но почему-то я подумал о том...., что ждёт нас дома, когда о нашей охоте узнают домашние.

...И вдруг, как внезапно налетевший ветер, совсем рядом над нашей лодкой со свистом крыльев, пролетел табунок расписных гоглишек, но сделав полукруг, как бы раскололся на два табунка и через несколько секунд пятёрка белобоких рассыпалась горохом прямо в наши ,,деревяшки,, .Два из них тут же испарились в озёрной глубине, оставив на поверхности воды лишь маленькие кружочки. И...уже забыты договорённости; всё смешалось в какой-то общий порыв слов и ответов, пихтовых лап и дымных выстрелов с запахом тухлого яйца, маленького облачка от бумажных пыжей и лёгкой боли в плече от отдачи плохо прижатого приклада ружья. Я,уже лежал боком на пихтовом ,,матраце,,

отброшенный вторым выстрелом дедовской курковки и пытался разломить ружьё, как вдруг услышал победоносный крик Лёньки:

-Тишка! Смотри, есть два. Один ещё подранок, перезаряжай быстрей, а то уплывёт. И не обращая внимания на меня, сам успел ещё дважды выстрелить и добрать гоглишку, который крутился на месте и как бы пытался сбежать от своих предательских собратьев. Конечно,мой брательник был опытней и старше меня на два года, да и привычная ему

,,Белка,, была для него, как игрушка с одним стволом 28-калибра, так как второй-мелкокалиберный, был отцом заботливо срезан и залит свинцом.

Наконец, я перезарядился, а раздвинув пихтовые ветки увидел в отражении весенней тайги два безжизненно плавающих комочка и подумал..., что может быть они тоже были братья, как и мы с Лёнькой. И он, как бы услышав меня, подполз и заговорщески, но по мужски твёрдо обняв меня сказал:

-Мы будем всегда ездить на охоту только вместе!

..Время по солнцу, около полудня. Наш патронный арсенал закончился ,,неожиданно,,быстро, но в лодке на пихтовых ветках красовались три гогля и одна чернеть- результат нашей первой самостоятельной охоты.. . Мы вновь сидели у догорающего костра и молча глядели на блекнущие угольки, каждый думал о чём-то своём, разжёвывая кусочки жёсткой отварной лосятины размоченной в ключе кипятка, а чуть позднее вновь пили изумительный десерт -чай с ягодами из сухой лесной смородины и сухарями из нашей деревенской пекарни, в прикуску с ,,трофейным,, сахаром рафинадом.

Подошло время неизбежного возвращения домой. Известный подвесной мотор ,,Москва,, долго не подавал признаков жизни, но после прокаливания свечи зажигания и дёрганья в четыре руки за шнур, который наровил выстегать глаза и зубы, всё же ,,чихнул,, своим одиноким цилиндром. Однако при очередном рывке, он всё же нарушил тишину много вековой природы своим редким звоном и тяжело гружёный баркас нашей добычей, как бы дёрнулся вперёд. В этот момент Лёнька был на коленках и успел схватиться за румпель мотора, а я потерял равновесие и не удержавшись руками за скользкое сидение, ударился щекой о ручку бензобака. И только усевшись на дно лодки, почувствовал на своей щеке влажность от тонкой ,,струйки,, крови, которая уже скатилась за ворот туго застёгнутой байковой рубашки. Но в это время и для меня, и для моего старшего друга вокруг ни.. чего не существовало, кроме медленно проплывающей мимо нас таёжной красоты не тронутой природы, с её могучими кедрами, елями, стрелами высоченных лиственниц, с её омутами, бессчётным числом озёр и непроходимых болот. И конечно, ещё до конца неосознанного нами чувства собственной значимости и полной свободы, за которую всегда приходится платить... .

Вот и эта первая моя совместная охота с Лёней, оказалась для нас последней, так как в этом же году, после окончания четвёртого класса и по изменившимся жизненным обстоятельствам, мне пришлось переехать на постоянное место жительства в Новосибирск. Но до настоящего времени, когда приходится смотреть в зеркало на свою ещё не бритую и уже седую бороду, я всё же замечаю на щеке маленький шрам -,, след,, той охоты, как память дружбы охотников. И я, сразу непроизвольно улыбаюсь тому счастливому времени, встающему из глубины таёжной памяти; только безмерно жаль, что нет уже очень-очень давно того, кто ещё в детстве сказал мне..-,,Мы будем всегда ездить на охоту только вместе,, .

голосов: 23
просмотров: 2453
ТРОФЕЙ, 5 декабря 2010
6828, НОВОСИБИРСК

Комментарии (14)

16
Новосибирск
6 декабря 2010, 4:42
#
+0 0
ТРОФЕЙ, душевная история!
10
Юрга
6 декабря 2010, 10:41
#
+0 0
Красиво!
1534
Самый лучший город на земле
6 декабря 2010, 12:58
#
+0 0
Очень трогательно...по настоящему. Как будто на секунды оказался вместе с вами в те далекие времена. Большое спасибо за историю!
893
Москва-Барнаул
6 декабря 2010, 13:42
#
+0 0
Да, "мураши" пробежали по телу, как у молоденького... Отлично!!!
88
Новосибирск
6 декабря 2010, 16:34
#
+0 0
Здорово! Спасибо.
2386
Томск
6 декабря 2010, 16:41
#
+0 0
Спасибо!
3671
Томск
6 декабря 2010, 19:06
#
+0 0
Хорошая история, понравилась!
33
Новосибирск
7 декабря 2010, 3:49
#
+0 0
Пробрало!Ком в горле стоит.
2380
новосибирск
7 декабря 2010, 4:00
#
+0 0
Очень понравилось, но как грустно ,что мы стареем.
159
Новосибирск
7 декабря 2010, 5:19
#
+0 0
Хорошо написАл, молодец!
3879
Томск
8 декабря 2010, 4:32
#
+0 0
Здорово написано, сразу вспомнилось свое первое открытие охоты
2098
Томск
14 сентября 2011, 11:51
#
+0 0
Душевная история. Посмотрел карту, где сие происходило...
0
Братск
29 сентября 2011, 4:03
#
+0 0
Спасибо!!!
2735
Башкирия город Сибай
14 апреля 2013, 18:53
#
+0 0
Я свою первую кряковую тоже взял в 15 лет, помню все до мелочи, веду дневники с тех пор, будет настроение может тоже отношусь.

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх