На солнечном разливе (Юлий Юльевич Каммерер)

Преисполненный оптимизма и накопленных за долгую зиму надежд, ехал я на весеннюю охоту с подсадной в Мещеру. Смущала лишь погода: кончается короткий, десятидневный срок охоты, а ночные морозы, сковавшие на мелководьях прочным льдом широкие разливы, не отступают.

С трудом разбивая ледяной панцирь, пробрались мы с егерем Дмитрием Андреевичем к чистому плесу на середине разлива, где в кустах тальника спрятан шалаш.

Было ещё далеко до рассвета, когда, посадив подсадную, выбросив чучела и пожелав традиционного «ни пуха ни пера», егерь уехал на чернеющий вдали островок.

Не успела темнота поглотить лодку, как речная «Клеопатра» дала осадку, и тут же к ней плюхнулся кряковый селезень. Я увидел только расходящиеся по воде полоски слабой волны. Подождал, пока не стало светлее. Претендент на внимание речной соблазнительницы страстно зашептал что-то, но не закончил речь, как рядом волнующим душу охотника шварканьем сел второй кавалер. Тот, что прилетел первым, на правах собственника полез в драку.

На любой охоте человек прежде всего движет инстинкт, заложенный природой, - быстрее, как можно быстрее, лишь только появилась возможность, добыть трофей. Это хорошо говорить о выдержке, о спокойствии на базе за стаканом чая, а когда перед тобой два весенних красавца и ты не знаешь, как дальше сложится заря, и это, может быть, единственная возможность выстрелить, о каком спокойствии можно говорить!

Смотрю в «окошечко» - на светлеющей воде темнеют силуэты, закрываю левый глаз – исчезают. Выдержки не хватило. Не велика доблесть в тридцати шагах попасть в сидящую птицу. Труднее промазать, но это мне вполне удалось – улетели оба.

Это был последний выстрел. Случилось непредвиденное – заклинил автомат. Поначалу огорчился. Но огорчение быстро прошло – не страшно. Станет светлее, разберу ружьё, и оно заработает, а пока приготовлюсь к фотоохоте.

Рассвет разогнал тьму, сумерки отступили в глубину болот, в лес. Шалаш поставлен лицевой стороной на восход, хорошо замаскирован. Уже чётко читаются на фоне порозовевшего горизонта силуэты чучел и подсадной, но для съёмки ещё безнадёжно темно.

С вечера погода резко переменилась, обещая тепло и ясное солнце. Птица, которую задержали в пути почти зимние ночные морозы, казалось, только и ждала этого момента. В невидимой пока вышине слышен посвист утиных стай. Идёт массовый пролёт уток всех пород – летят кряковые, свиязи, шилохвости, чернядь, чирки. Подали голос журавли.

В белёсом сумраке растворились звёзды, но для фотографирования все ещё темно. А тут как назло появился ещё один кандидат в женихи, потом второй. С шумом совсем рядом с шалашом опустилась четверка свиязей, подсела пара кряковых, ещё кто-то. В весеннем хороводе около подсадной оказалась целая стая диких уток.

Самодовольно шваркали селезни, издали доносилось бормотание тетеревов, о чём то с грустью вздохнул чибис. Из-за горизонта медленно поднималось багрово-красное заспанное солнце.

Несколько раз слышал гусей, а одна большая говорливая стая прошла над самым шалашом.

Долгое время около подсадной плавали, гоняясь друг за другом, четыре селезня, а минут через двадцать их стало пять. Пять кряковых селезней около одной утки! Ни разу в жизни за полсотни лет охоты не видел такого. Как страстно они переговаривались с соблазнительницей, как свирепо шипели друг на друга. Но по отношению к «Клеопатре» женихи вели себя по рыцарски, как на официальном приёме.

Все выше, набирая ярость, поднималось солнце. По воде, приглушенные расстоянием издалека доносились мирные звуки просыпающейся деревни. За перелеском в поле застрекотал трактор.

Утка «работала» отлично, порой была даже излишне разговорчива – подавала голос даже пролетающим по своим делам чайкам и воронам. Впрочем, возможно. Это была реакция на пассивность плавающих рядом ухажёров.

Вот она снова дала «осадку», и с вкрадчивым шарканьем снизился очередной селезень. Он сделал круг над шалашом, потом второй, точно не доверяя своим глазам и большой компании, и в отдалении сел. Значит, прошёл курс обучения, побывал под огнём, а может быть, я же и предостерёг его от неосмотрительных действий пару часов назад.

Не остались равнодушными к призыву моей «Клеопатры» и «женатые» селезни, плавающие вместе с дикими утками за моим шалашом. Но стоило селезням проявить повышенный интерес к незнакомке, как подруги коротко, но властно давали понять, что это им не нравится.

Прошумела над головой налетевшая низом большая стая чирков и уселась неподалёку отдыхать. За ними приводнились десяток шилохвостей, и один из селезней так заинтересовался компанией у шалаша. Что бросил сородичей и подплыл ко мне. Может быть, ему захотелось попозировать перед фотообъективом. Сделал снимок.

Села сразу пара селезней. Как парой летели, так и сели. Насторожились. Как положено, потом сразу к утке. Более сильный отогнал конкурента-товарища и, не смотря на его старание, не подпускал к подсадной. Затем заподозрив неладное (я потерял осторожность, непрерывно щелкал фотоаппаратами), не спеша отплыли шагов на двадцать-тридцать. Но стоило крякуше подать голос, как оба одновременно поднялись на крыло и опять подсели к ней. Потом снова старший отгонял собрата, и так повторялось несколько раз в течение часа. Удивительно синхронно они все делали: начнёт один купаться – в ту же секунду купается и второй, станет кто-то отряхиваться (знаете, как это делают утки: как бы стоя вертикально на воде и часто-часто машут крыльями) – тут же отряхивается второй. Прямо как два артиста на арене цирка. Только утку поделить не могли.

Какими словами передать, что чувствуешь, когда не видимый для птиц сидишь в шалаше! Передо мной уходящая вдаль к тёмному лесу водная гладь, покрытая ковром, сотканным из солнечных лучей, и на ней стая нарядных уток.

На верхушку шалаша села синичка-лазоревка, деловито осмотрелась, перепрыгнула с ветки на ветку, ласково чирикнула что-то. Стоило мне чуть шевельнуться, как в черных бусинках глаз застыла тревога. Я замер, пичужка успокоилась, покачала хвостиком и занялась своими домашними делами, как будто подумала: «Что мне тебя бояться, если ты пришёл с миром. Ведь я у себя дома».

В самом деле, она у себя дома. И я ведь тоже такое же творение природы, как все живое, значит, я тоже дома.

Первое легкое дуновение южного ветра тронуло зеркальную гладь воды, и по ней побежали солнечные зайчики. Селезни-близнецы, больше часа не покидавшие подсадную, разом испуганно поднялись и вместе улетели.

Подплыл егерь. Я посмотрел на часы и с трудом поверил своим глазам — уже девять.

Пока Дмитрий Андреевич снимал чучела и утку, я разрядил автомат, точнее, попытался это сделать. Увы, не получилось, в отличие от неоднократных подобных случаев в прошлом. Так и пришлось разряжать заграничную игрушку в мастерской.

А егерь, наверное, думал: «Малахольный мужик — сидел пять часов, любовался селезнями, вот невидаль какая. Я-то испугался: не случилось ли чего? Утка кричит, селезни садятся, а выстрела нет. Ну испортилось ружьё — покричал бы, тут база рядом, привёз бы своё».

Тихо скользит лодка по уже чистому разливу, жгучие лучи в считанные часы растопили ледяной панцирь мелководья. На водных полянках среди оживающих после зимней спячки кустов тальника то и дело играет гуляющая рыба, вслед за ней бегут по воде, постепенно затихая мелкие волны.

Соскучившееся по весне солнце во всю мощь льет потоки лучей на беспредельное водное зеркало, свет, многократно отражаясь, заполняет нестерпимо ярким сиянием всю округу.

Настоящий праздник, яркого света, праздник солнца!

 

голосов: 6
просмотров: 1193
khonim, 2 июня 2016
3598, Пермь

Комментарии (10)

5607
Ростовская область
2 июня 2016, 16:27
#
+0 0
Красивым языком написано...+
395
Луганск
2 июня 2016, 19:40
#
+0 0
Просто - здорово! Спасибо, потешил душу, будто рядом с Вами в шалаше посидел!
497
Барабинск
2 июня 2016, 20:14
#
+0 0
yazev, Посидеть рядом не удастся по той причине, что Юлий Юльевич Каммерер, известный охотничий автор, дожив до очень почтенных лет, умер где то в начале нулевых годов. Раньше довольно много публиковался в охотничьих изданиях. А написано действительно мастерски.
3598
Пермь
2 июня 2016, 20:54
#
+0 0
с-б, Да годы жизни автора 1910-2004. Данный рассказ опубликован в 1981г.
Читая рассказы видишь что и в настоящее время охотники переживают те же чувства, эмоции.
Мне симпатизировало его увлечение фотографированием.
3598
Пермь
2 июня 2016, 20:59
#
+0 0
yazev, Читать и сопереживать с автором о пережитом, домысливать картины природы, под силу людям с творческой натурой. И хорошо когда по жизни наши фантазии не стареют и не теряются.
3598
Пермь
2 июня 2016, 21:02
#
+2 0
КАМыч, Наверное это лучший подарок автору, его уже нет, а рассказы читаются и нравятся современными охотникам.
4594
Новосибирск
2 июня 2016, 22:24
#
+0 0
Читал его рассказы! Спасибо за этот Леонид!
5093
Казахстан, Актобе
3 июня 2016, 1:24
#
+0 0
Просто хорошо!
395
Луганск
3 июня 2016, 2:18
#
+0 0
с-б, Царство небесное почтенному автору, но я выразил благодарность тому, кто разместил этот рассказ!
2735
Башкирия город Сибай
4 июня 2016, 7:18
#
+0 0
Написано от души. Красиво и красочно.

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх