Меняю кабана на оленя. Возможны варианты…

История с весьма спорным опытом акклиматизации на территории страны не характерных для нее животных, очень давняя. В последний раз она взволновала общественность лет пять назад, когда специалисты резко выступили против идеи замены уже традиционных в наших угодьях кабанов американским белохвостым оленем. Новый всплеск интереса вызван ввозом в Воронежскую область около трехсот голов этих копытных и сопутствующим событию собранием охотоведов и биологов в АН России.

Казалось бы, что плохого в появлении на наших просторах еще одного объекта охоты, тем более такого солидного, как олень? Однако специалисты, наученные горьким опытом подобной практики (американская норка, енотовидная собака и т.д.), не случайно бьют тревогу. Вот их мнения из различных источников (даны в хронологической последовательности и сокращении).

«Махнем не глядя» (2012 г.)

Не сговариваясь, несколько охотоведов прислали мне протоколы совещания Департамента государственной политики и регулирования в сфере охотничьего хозяйства и объектов животного мира Минприроды с органами исполнительной власти субъектов РФ, состоявшегося 26 июня 2012 г. под председательством А.Е. Берсенева, и совещания, проведенного 15 августа 2012 г. под руководством заместителя министра В.А. Лебедева на тему «Вопросы предотвращения возникновения и распространения африканской чумы свиней среди диких кабанов на территории Российской Федерации». Во всех письмах недоумение и просьба оценить возможные последствия для животного мира и охотников очередной новации чиновников. 

На упомянутых совещаниях деятели, определяющие  государственную политику и регулирование в сфере охотничьего хозяйства и объектов животного мира, представители Минсельхоза России, Росприроднадзора, Россельхознадзора, «Центрохотконтроля» и ФГБУ ГООХ отметили, в числе прочего, «необходимость подготовки комплексной федеральной целевой программы по борьбе с АЧС, предусматривающей экономические механизмы замещения кабана на иные виды охотничьих ресурсов», рекомендовали «ориентировать охотпользователей на проведение работы по замещению дикого кабана иными видами диких копытных животных», а МПР обязали проработать вопросы «акклиматизации белохвостого оленя и сибирской косули в охотугодьях в европейской части Российской Федерации». Органам исполнительной власти предписано представить в Департамент до 1 октября 2012 г. предложения, направленные на увеличение численности и акклиматизацию видов диких копытных, устойчивых к вирусу АЧС.  Боле того, А.Е. Берсенев сообщил, что российской делегацией, побывавшей в Финляндии, достигнута договоренность с Министерством лесного и сельского хозяйства о возможности ввоза в Россию 30 особей белохвостого оленя в течение 3 лет в целях акклиматизации.

У специалистов сразу же возникли вопросы: нужна ли «замена» кабана на белохвостого оленя и сибирскую косулю, кому она нужна, возможна ли она в принципе; как «акклиматизация» вписывается в международные обязательства России; за чей счет она будет осуществляться; какими могут быть последствия?

Начнем анализ с причины — африканской чумы свиней (АЧС).

АЧС — заболевание серьезное (высокая летальность, вирусоносительство может длиться до двух лет и более, эпидемический процесс не имеет сезонного характера), и  к нему нужно относиться соответственно. Во всех странах с чумой свиней боролись следующим образом: объявлялся карантин, уничтожалось и тщательно утилизировалось все домашнее и дикое поголовье в очаге заболевания и в 30-километровой зоне, и никаких (!) перевозок животных, мяса или фуража. Так нужно было поступать и нам. Но на практике, нередко, — вези чего хочешь и куда хочешь. Явной глупостью были и загонные «депопуляционные» охоты на кабана не только в карантинной зоне, но и по всей области или краю. Причем чиновники рекомендовали в первую очередь отстрел взрослых свиней, что приводило к массовому перемещению осиротевших молодых особей. А их-то, потенциальных мигрантов, и надо было в основном изымать из популяции, что предлагали ученые и что, с большим опозданием, принято сейчас. Распространению инфекции АЧС в Российской Федерации, несомненно, способствовали и недавно принятые МПР «Нормативы допустимого изъятия охотничьих ресурсов и нормативы численности охотничьих ресурсов в охотничьих угодьях» (приказы Минприроды России № 138 от 30 апреля и  № 554 от 20 декабря 2010 г.), в которых резко ограничена доля сеголетков копытных в добыче  (до 20%, для кабана — от 40% до 60 (80) % от квоты). При таких нормативах охотники уничтожают оседлое ядро популяций, способствуя усилению подвижности молодых особей-сирот и миграционного процесса в целом.

Очаг АЧС в России расширяется. Чиновники напуганы — некоторые могут лишиться теплого, насиженного кресла. В этой ситуации, разумеется, лучше «перебдеть» …, как уже было не раз (вспомните птичий грипп, свиной грипп, атипичную пневмонию и др.) и продемонстрировать «кипучую» деятельность. А кипучая деятельность возможна лишь при масштабном финансировании, без которого «дворцов» не построить.

Найден и «стрелочник» — кабан. Лукавая фраза «замена кабана на белохвостого оленя и сибирскую косулю в охотугодьях» означает, по сути,  уничтожение его как вида пока в европейской части России, а если, не дай Бог, полыхнет за Уралом, то и по всей стране. Нет вида, нет проблемы! Но тотальное уничтожение любого вида животных, напомню, — мера, противоречащая существующему законодательству Российской Федерации в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов.

Наши государственные деятели, видимо, не знают, что у кабана уникальная экологическая ниша и его «заменить» представителями другого семейства нельзя в принципе. Да и надо ли?  Африканская чума свиней в ХХ веке прокатилась по Западной Европе, но во время эпизоотии и после нее кабана там не только не «заменили», но и существенно увеличили поголовье. Во Франции, например, его ежегодная добыча составляет 300–400 тыс., в Германии — 300–530 тыс. особей. Для  сравнения: в России, по данным Государственной службы учета охотничьих ресурсов, на гораздо большей территории учитывают до 400 тыс., а официально отстреливают 30–64 тыс. голов. И нигде в Европе,  кроме о. Сардиния, даже при высочайшей плотности населения вида, почти на порядок большей, чем в России, не сформировались природные очаги инфекции. 

Наши соседи (белорусы, прибалты, поляки, а также немцы, французы и пр.), прекрасно зная об АЧС в России, почему-то не кричат «караул», не проводят «депопуляцию» кабана, а спокойно,  рационально и очень эффективно ведут свое охотничье хозяйство. 

Кабан в России стал важнейшим охотничьим объектом для охотников, особенно для браконьеров, и основной добычей крупных хищников, «заслонив» собой другие виды копытных, и, возможно, спас их тем самым от истребления во многих районах в лихие 90-е годы ХХ века. Представим, что его «заменили». Сколько голов лося и других отечественных (и импортных) копытных мы недосчитаемся при увеличившемся охотничьем и хищническом прессе на них в отсутствие или при малом количестве кабана?

Рассмотрим законность акклиматизации белохвостого оленя и сибирской косули. Акклиматизация (или интродукция) — это комплекс мероприятий по вселению какого-либо вида в новые места обитания; преднамеренный или случайный перенос особей какого-либо вида за пределы ареала; внедрение какого-то чуждого вида в местные природные комплексы. Внедрение чуждого вида во многих случаях приводило к вытеснению или угнетению аборигенных видов, сокращению биологического разнообразия, обострению конкуренции, заносу новых паразитов и инфекций, и пр. Поэтому в большинстве стран искусственная акклиматизация новых видов животных запрещена.

Белохвостый олень, безусловно, — чужеродный вид, генетически близкий европейской и сибирской косуле и лосю. Вне всякого сомнения, он станет существенным конкурентом этим  видам, а также благородному и пятнистому оленям. При увеличении численности белохвостый олень, как более крупный и сильный, вытеснит косуль из их исконных местообитаний. Относительно «безболезненно» белохвостого оленя можно было бы выпустить только севернее границы ареала косуль (как в Финляндии, например), однако там кабана практически нет.

Господа чиновники! Нарушать Конвенцию о биологическом разнообразии, искусственно интродуцируя чужеродный вид в охотничьи угодья России, нельзя (за исключением завоза, содержания и эксплуатации в вольерах, разумеется)!

«Акклиматизация» сибирской косули в европейской части России тоже проблематична, поскольку здесь распространена и европейская косуля. В этой связи напомню об одном интересном заключении Охотдепартамента РФ и Центрохотконтроля. 

Десять лет назад  Московскому областному обществу охотников и рыболовов было отказано в разрешении на завоз в вольеры (не в природу!) сибирской косули на основании заключения ГУ «Центрохотконтроль» (№ 168/01-1-06 от 13.06.2002 г.). Цитирую мотивы отказа, вызвавшие шок у специалистов: «При полувольном содержании сибирской косули возможно бегство животных и их преднамеренная гибридизация с европейской, что противоречит закону «О животном мире» и конвенции «Сохранения биоразнообразия», поэтому расселение сибирской косули и ее полувольное содержание вне пределов ее исторического ареала считаем противозаконным …».

Как видим, отечественные чиновники и ведомственные ученые знают о существовании Конвенции, хотя и исказили ее название. Знают они и о противозаконности интродукции чужеродных видов, хотя к сибирской косуле это не имеет отношения, поскольку в послеледниковое время она населяла Русскую равнину вплоть до Днепра и населяет (благодаря выпускам во многих областях) эту территорию и сейчас наряду с европейской косулей. Поэтому говорить о ее «акклиматизации» тоже не стоит. Уверен, знают они и о необходимости проведения экологической экспертизы проекта. Вот только память у них чересчур избирательна! 

Существует и другой аспект проблемы «акклиматизации». Охотничье хозяйство России расстроено донельзя (фактически такой отрасли нет). Государственная охрана государственного животного мира сведена на нет. Численность волка и других крупных и средних хищников запредельна и превышает поголовье многих видов копытных. Имеющиеся ресурсы лося, оленей и косуль более чем на порядок ниже возможного и почти не растут. Существенно увеличить  численность этих копытных при нынешней ситуации в охотничьем хозяйстве и при абсурдном ведомственном управлении ресурсами нельзя. В таких условиях «акклиматизировать» белохвостого оленя и сибирскую косулю с успехом можно лишь на радость волку и браконьеру.

Прикиньте также, сколько времени (десятилетий!), средств и сил необходимо на «замену» кабана в охотничьих угодьях. На комплексную федеральную целевую программу будут затрачены миллиарды рублей, а это средства налогоплательщиков, т.е. мои и ваши. Отощает кошелек и у охотпользователей, которых обяжут провести «депопуляцию» кабана и «акклиматизацию» новых видов. Не знаю как вы, а я лично оплачивать очередную бездумную авантюру чиновников не хочу и требую проведения экологической экспертизы проекта! 

В последние десятилетия Российский Охотдепартамент, как известно, столько «натворил», что расхлебывать грубейшие ведомственные ошибки придется, видимо, и следующему поколению. Уверен, что и эта новация станет очередной системной ошибкой и, если ее не предотвратить, нанесет колоссальный ущерб животному миру, охотпользователям  и охотникам.

Самое печальное, что африканскую чуму эта мера не остановит, пока есть более мощный «человеческий фактор» переноса инфекции. И, если следовать чиновничьей логике, то нужно «заменить» и человека!? Видимо, это будет следующим этапом их проекта. Удачи вам, господа чиновники!

Алексей Данилкин, доктор биологических наук, профессор.

«Троянский олень» (2015 г.)

Эту небольшую статью я написала с целью привлечь внимание охотников, охотоведов и всех людей, искренне заинтересованных в сохранении диких копытных нашей страны, к потенциальной угрозе распространения смертельно опасного заболевания – болезни хронического изнурения оленей (CWD, Chronic wasting disease). 

Эта болезнь, впервые описанная для представителей оленьих Северной Америки, являющаяся одной из форм трансмиссивной губчатой энцефалопатии (TSE), поражает нервную систему и ряд других органов животных, приводя к летальному исходу, а попросту говоря, к смерти заболевшего животного. Очень важно знать, что какого-либо лечения этой заразы или ее предупреждения в форме вакцинации до сих пор не существует. 

По имеющимся в настоящее время данным, болезнь хронического изнурения оленей поражает только представителей оленьих. Исследования последних лет не подтвердили полученные ранее свидетельства о возможности заражения людей и домашнего скота. Но для разных видов оленей и лосей эта болезнь представляет реальную угрозу, поскольку смертельна для животных и распространяется очень быстро. Это связано не только с высокой подвижностью и стадным образом жизни многих видов оленей. Существуют объективные причины, связанные именно со спецификой распространения возбудителей заболевания. Во-первых, в отличие от других форм прионных заболеваний, заражение может происходить не только при контакте с больным животным или при попадании в организм частей тела погибших животных, но также с мочой, экскрементами и слюной зараженных животных. При этом возбудители – прионы, длительное время сохраняются в окружающей среде – на растительности и в почве. Во-вторых, экспериментальные данные показали, что заражение может происходить не только между особями одного вида, но и между представителями разных видов. Возбудитель, выделенный от больного белохвостого оленя, при попадании в организм вапити (американского подвида благородного оленя) также вызывал заболевание хронического изнурения оленей у этого вида. 

В настоящее время болезнь хронического изнурения оленей широко распространена среди белохвостых и чернохвостых оленей, вапити и лосей Северной Америки. По данным на май 2015 года случаи возникновения этого заболевания среди диких и содержащихся в полувольных условиях (на фермах) оленей отмечены в 23 штатах США и в двух провинциях Канады. В этих странах разработаны специальные меры против распространения этого заболевания. Многие европейские государства также участвуют в программах тестирования животных на зараженность этим прионным заболеванием, в разработке мер по предотвращению его распространения.

При изучении эпизоотологии болезни хронического изнурения оленей особое внимание уделяется проблеме генетической предрасположенности к данному заболеванию. В частности, для разных видов оленей и для лося описаны мутации в гене, кодирующем прионный белок, связанные с более высокой предрасположенностью или устойчивостью к этому заболеванию. Генотипирование по этим мутациям широко проводится среди копытных Северной Америки, получены данные для копытных Скандинавии. 

В настоящее время в Институте проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН начато исследование потенциальной генетической предрасположенности/устойчивости копытных России к заражению болезнью хронического изнурения оленей. Полученные нами на первом этапе данные приводят к неутешительным выводам. Анализ более 160 образцов лося из разных частей России показал, что все лоси из европейской части России, Урала и Западной Сибири генетически отличаются низкой устойчивостью к заражению болезнью хронического изнурения оленей. Только на северо-востоке ареала встречаются лоси (менее 40 %) с генотипами, характеризующимися более высокой устойчивостью к этому заболеванию. Все исследованные благородные олени (более 100) из европейской части России также характеризовались низкой генетической устойчивостью к заражению болезнью хронического изнурения оленей.

Наши исследования в этом направлении продолжаются. Однако уже сейчас ясно, что лоси и благородные олени, обитающие на значительной части территории России, генетически не защищены от болезни хронического изнурения оленей. А иные способы лечения, повторюсь, в настоящее время не известны. Именно поэтому завоз оленей из Нового Света связан с высоким риском распространения болезни хронического изнурения оленей среди лосей и оленей России. Длительность инкубационного периода в большинстве случаев не позволяет даже при тщательном ветеринарном осмотре выявить зараженных животных. Негативный опыт в других странах уже имеется. В 2002 году на одну из оленьих ферм Южной Кореи была завезена группа оленей из Канады. Когда через некоторое время у одного из канадских оленей проявились симптомы болезни хронического изнурения оленей, все поголовье фермы пришлось уничтожить. Не стоит повторять подобных экспериментов! Практика интродукции в охотничьи хозяйства России экзотических видов – белохвостых и чернохвостых оленей из Канады и США – может привести к очень тяжелым последствиям и практически поголовному вымиранию в течение нескольких лет российских оленей и лосей.

Марина Холодова, д.б.н., гл. научный сотрудник, руководитель Кабинета методов молекулярной диагностики ИПЭЭ РАН

И вот – 2016 год. Даже события международной жизни показали, что «не все мигранты одинаково полезны». Тем не менее, получаем очередную порцию переселенцев и очередное резко отрицательное мнение М.Сенкова, высказанное на портале «Охотники.ру»:

Хочу напомнить, что предыстория интродукции белохвостого оленя хорошо описана. Считается, что Россельхознадзор пытается заменить популяцию дикого кабана другими копытными, поскольку кабан представляет опасность для домашнего свиноводства. Теперь ситуация стала проясняться. Очевидно, Россельхознадзор по всей России постарался вопреки позиции охотдепартамента Минприроды выбить кабана. Отсюда и «странности» с распространением в России АЧС, и тотальное истребление животных, которые не нужны Минсельхозу, работающему в интересах свиноводческих комплексов, мечтающих полностью уничтожить дикую популяцию кабана. Министерство природы категорически против выбивания кабана, но ограничить его популяцию тоже считает необходимым, при этом в «Стратегии развития охотничьего хозяйства» оно отмечает, что замещение популяции копытных, как и ее рост, находится в области разведения оленевых, в том числе и в интродукции новых видов.

Теперь стоит рассмотреть вопрос, как обстоят дела с предполагаемым тотальным замещением кабана белохвостым оленем. Это животное предполагается разводить пока только в вольерах. Суммарная стоимость отлова животных в Северной Америке, их транспортировка, перелет, таможенные расходы, опять перевозка и проведение адаптации к местным условиям, по словам самих заводчиков, могут привести к тому, что охота на белохвостого оленя, включая трофей, будет стоить 1500–2000 евро и более за голову.

Возникает вопрос, готов ли наш простой охотник платить 200 000 рублей за белохвостого оленя вместо 10–12 тысяч за кабана в частном охотхозяйстве и 4–6 тысяч в ООиРе. Что касается состоятельных охотников, то им, наверное, проще охотиться на родине этого американского чуда.»

Что дальше?...

 

голосов: 1
просмотров: 2197
29 июля 2016

Комментарии (5)

4233
Пермь
29 июля 2016, 12:16
#
+1 0
Идея от государственного чиновника для обсуждения и внедрения специалистами, бич любой отрасли в России. Что делать?
Публичное высмеивание конкретных лиц двигающих "бред".
Законодательно ограничить идею в угодья, например предусматривать акклиматизация вида, только в вольерах и полу вольном разведении.
Идея, это показ своей работы и финансовая заинтересованность.
Анализ проведенной работы с её экономической не эффективностью конкретного лица..
Не предусматривать гос финансирование, а планировать на идею коммерческие и спонсорские финансы.
Как правило при отсутствии гос. финансового "пирога" распиаренные проблемы пропадают.

Если ребята из Москвы решили освоить финансы на подобную идею, то они это сделают с лихвой.
Мы же это не увидим, а в лучшем случае услышим из доклада о положительных итогах.
860
новосибирск
30 июля 2016, 11:33
#
+0 0
Для переселения новых видов по любому потребуется предварительная подготовка места, а ее не сделать без охотпользователей и охотников. Поэтому при появлении такой информации нужно подниматься всем миром, выражать активные протесты и проводить разъяснительную работу, хотя бы на основании приведенных статей, они ясно показывают вредоносность этого мероприятия. Занос инфекции в не иммунное стадо - это как минимум 90% гибель животных, а М. Холодова сообщила что наши рогатики даже генетически не приспособлены к этой заразе. Нужно не одну сотню лет, что бы сформировалось генетически предрасположенное стадо способное бороться с инфекцией (при условии всех благоприятных факторов для размножения). Поэтому даже в частные хозяйства и вольеры категорически нельзя завозить не проверенных животных (а как порой работают наши ветеринарные службы я знаю, хотя это не их вина, а их беда).
Мы не готовы к исчезновению из наших лесов лосей, косуль и оленей в угоду алчным чиновникам, желающим откусить при этом от бюджетного пирога.
0
г. Пенза
1 августа 2016, 17:17
#
+0 0
Неплохо бы, конечно, одновременно "и рыбку съесть, и на дерево влезть", то есть чтобы у нас и кабанов, и оленей в достатке водилось. Причем не по 200 тысяч за голову.
Поневоле позавидуешь американцам, в одной только Калифорнии по переписи 2002 года более полумиллиона оленей было (в моей области пятнистого - 260 да косули 2,5 тысячи). При этом кабана, похоже, там вообще особо не считают, во многих штатах он относится к "вредителям". Понятно, что если у нас подросток начинает с уток-рябчиков, то у них папаша своего пацаненка сразу ведет на "белохвостого" - а чего мелочиться, тем более, что с нарезным проблем нет?
Жаль только, что мы, как обычно, пытаемся идти другим путем - и кабана ухайдакаем, и наших оленей за компанию. Не надо никого "замещать", давайте лучше дополнять, причем увеличивая свое поголовье и без заморской заразы. А деньги, планирующиеся на всякую экзотику, направить хотя бы на их подкормку.
388
Челябинск
3 августа 2016, 14:06
#
+0 0
Насчет печального опыта акклиматизации. В нашей области до 70-х годов слова энцефалит ни кто не слыхивал. Нет, клещи конечно были, но заразы этой не было. И вот каким-то идиотам взбрело в голову попытаться акклиматизировать изюбря из Сихотэ-Алинского в наш Ильменский заповедник. Завезли их естественно вместе с клещами. Изюбри благополучно все передохли. Зато теперь у нас все с пеленок занют, что такое энцефалит.

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх