Войти
Вход на сайт
Вход через социальную сеть

В Алтайском крае выдали первые охотничьи билеты нового образца кумандинцам

Охотники коренных малочисленных народов теперь отнесены к особой категории. Они занимаются промыслом, чтобы прокормить семью, поэтому норма для них стала сопоставима с потребностью. Например, добывать пушнину они смогут без ограничений. На этой неделе первые охотничьи билеты нового образца были выданы первым представителям кумандинского народа.

Основа жизни

Для кого-то охота это развлечение, возможность увидеться со старыми друзьями, отдохнуть на природе. Для других это спорт, азарт. Но для некоторых промысел все еще остается неотъемлемой частью существования. В большей степени это относится к коренным малочисленным народам, которые сохранили свою культуру и традиции.

В Алтайском крае лишь один коренной народ считается малочисленным – кумандинцы. Они проживают в Красногорском, Солтонском и Бийском районах. По данным последней переписи населения, в регионе осталось чуть больше тысячи представителей этой народности, и лишь малая их часть ведет традиционный образ жизни. Охота – один из важнейших элементов их быта.

В старину из поколения в поколение передавались охотничьи обряды. Например, перед выходом на промысел мужчины просили милости у духов леса и воды, чтобы те послали им мясо и рыбу. Занимались промыслом кумандинцы коллективно. Мужчины уходили в тайгу на месяц или два и, если духи благоволили, запасались мясом и пушниной. Самой ценной добычей считался лось. Его мяса могло хватить на целый месяц, а из рогов делали лыжи для зимних вылазок за зверем.

Ходили мужики и на медведя, его с почтением называли «тайдак» – «дедушка». Сейчас отцы рассказывают детям, что был у предков обычай, когда молодого парня отправляли с топориком и рогатиной на косолапого. И, только победив хозяина тайги, юноши становились мужчинами.

– Про медведей есть много легенд, охотничьих баек, – рассказывает председатель Объединения кумандинцев Алтая Виталий Тебереков. – В старину говорили, что у хозяина очень острый слух. И если кто-то хвалился добычей перед другими охотниками у костра, хвастался силой и отвагой, медведь это услышит и обязательно встретит смельчака на тропе. Но некоторые специально искали встречи с тайдаком. Зверь точит когти о деревья. И чтобы бросить вызов косолапому, нужно сделать зарубки выше, чем оставил их он.

Современно и традиционно

Конечно, сейчас многие представители коренных народов используют современное оружие и на медведя с ножом уже никто не ходит. Только с ружьем. Но не забывают и о традиционных методах.

– Чтобы поймать соболя, мужики расставляют на тропках деревянные капканчики. Мастерят их сами. Это коробки с приманкой внутри, – объясняет Тебереков. – Когда зверек заходит внутрь, лапкой касается натянутой веревки, которая держит дверь. Ловушка захлопывается, и охотнику остается только вытащить соболя из деревянной темницы. Этот способ удобен, но за столетия соболь изучил такие приспособления. У него будто в крови это заложено – он в жизни капканчики не видел, а уже осторожно к ним относится. Что-то ему подсказывает, что забегать в них опасно. А бывает, буйный попадется зверь. Сначала приманку съест, потом коробку разворотит и, довольный, убежит!

Но и с современным вооружением, и с традиционными средствами охота по-прежнему остается непростым занятием. Это вам не в зоопарк прийти, где животные перед тобой выстроились в ряд. Здесь нужно потратить много сил, иметь опыт. И удача обязательно должна сопутствовать, без нее и опытный следопыт может вернуться домой ни с чем.

– Лис в наших краях много, зайцев – это основные трофеи на охоте. А бывает, что неделю бродишь и некого даже на мушку взять, – делится житель Красногорского района Герман Тебереков. – Иной раз думаешь: может, к духам обратиться, как деды наши делали? Однажды купил лицензию на лося, она тогда стоила не так дорого. Но добыть сохатого не вышло. Выследил, бегал за ним, но упустил. Так и сдал пустую путевку.

Мужчина рассказал, что вырос в тайге. Охотиться начинал еще в школьном возрасте. Лет в 16 собрал по частям первую одностволку, покупал отдельно ствол и приклад. После этого начал выходить на промысел в одиночку. «Тогда проще все было. Не требовали лицензии на оружие, сейф не нужен был. Ружье просто висело на стене», – вспоминает Герман Тебереков.

Сегодня кумандинцы охотятся по общим правилам. Этот народ с уважением относится и к природе, и к порядкам. В общине даже есть книга учета, где отмечается вся добыча. При этом когда наступает время размножения зверя, сезон охоты в крае закрывается, приостанавливается и промысел.

Особое отношение

Сейчас законы страны разделяют охоту на несколько видов. Спортивно-любительская, которой увлекается большая часть приверженцев активного отдыха; промышленная – ею занимаются предприятия. А теперь в особую категорию вынесена и охота, обеспечивающая традиционный образ жизни. Ею могут заниматься коренные народы, для которых промысел – основа существования.

– На этой неделе мы впервые вручили охотничьи билеты единого федерального образца представителям кумандинского народа, – комментирует заместитель министра природных ресурсов и экологии Алтайского края Максим Катернюк. – Законодательством особое отношение к охотникам из коренных народов было предусмотрено уже порядка десяти лет, но разногласия в подзаконных актах на уровне Федерации не давали сдвинуться с места. Сейчас противоречия удалось урегулировать. На первом этапе документ получили 11 человек.

Охотничий билет выдается бессрочно, его не нужно подтверждать или продлевать, прописаны лишь нормы добычи некоторых видов. При этом на пушнину кумандинцы смогут охотиться без ограничений. Квота на других зверей будет выдаваться исходя из численности народа в том или ином районе.

– До получения уникальных охотбилетов ситуация была мучительной, – признается Виталий Тебереков. – Приходилось стоять в очередях, покупать путевки. В большинстве случаев моим братьям квоты не доставались. А для нас лесной зверь – это исконное питание… Некоторые только им семью и кормят. Мы оформляли разрешение на коллективную охоту, выходили всей общиной на одну косулю. Старались поймать особь побольше, чтобы ее хватило хотя бы на месяц.

В выданном охотбилете прописано, что представитель коренного народа может свободно охотиться, без каких-либо разрешений и квот. Объемы зависят только от потребностей, но продавать добычу запрещено. Разумеется, это не значит, что при получении билета кумандинец может идти и отстреливать всю дичь без разбора. Дело в том, что в Алтайском крае пока нет зоны, где могут свободно охотиться представители малых народов. «Когда она появится, станет гораздо проще. А пока для добычи некоторых видов все еще придется покупать разрешение», – подчеркнул Катернюк.

Необходимость покупать квоты делает даже народную охоту очень дорогостоящей. Мало того, что растут цены на оружие и патроны, так еще нужно выложить 50 тысяч рублей для добычи того же сохатого. Но проблема даже не в цене. Община может скинуться на путевку, чтобы мужики сходили на лося и несколько месяцев все семьи были сыты. Но квоты, выделяемые на район, нередко распределялись по «приближенным», и даже за деньги получить разрешение было непросто. Какие уж там коренные народы! «Хотелось бы, чтобы сейчас все стало иначе», – надеется Герман Тебереков.

– Я начал охотиться лет с десяти. У меня отец был охотником, он многому меня научил, как его научил дед. В пять лет он уже объяснял мне, как чистить и заряжать ружье. Когда я стал чуть старше – учил выделке, – делится председатель Объединения кумандинцев Алтая. – У меня сын еще учится в школе, но на промысел уже ходит со мной. Он член нашей общины, всегда с нами рядом, стараюсь передать ему свой опыт и знания. А он передаст мудрость моим внукам. И традиции наши будут жить еще долго, особенно когда право на традиционный образ жизни закрепляется законом.

 

Источник

Новосибирск
17119
Комментарии (4)
Новосибирск
288
Хм... ЕГЭ шагает по стране... может : "В Алтайском крае кумандинцам выдали первые охотничьи билеты нового образца " ? русскимана ?
0
" для нас лесной зверь – это исконное питание…" - офигеть.. а для меня лесной зверь - только посмотреть?
Считаю, что с МН немного перегибают. Что в принципе значит малочисленный? Русских, по сравнению с китайцами и индусами тоже - крохи...это первое.
Второе..."традиционность". Наелся этого на камчатке, когда смотрел, как МНСы ловят рыбу. Т.е местным русским нельзя - в магазин иди, а чукчам разным - можно.. типа источник питания. Эти люди живут в городе, ездят на машинах и учатся в школах - в чем их особенность? Я согласен, в целях "традиционности" пусть сделают каяк, сошьют одежду из рыбьих кишок, сеть..не знаю из чего - и в путь, без квот и ограничений. НО не на Ямахе 150 сил растянуть км сетей и бабу свою посадить на рынок.
В общем, я за справедливость и равенство!
12
с.Павловск
21199
Я понял одно: в душЕ я кумандинец!!!
3
Челябинск
5554
Слава-киргиз, во, во... Тоже по разным уголкам страны насмотрелся на них. На той-же Камчатке с одной компанией общались. Почитал, что у них там в охотбилетах написано. Живут в своих домах. Почти все военные пенсионеры. Какой нахрен традиционный образ жизни?
Я не против привилегий им. Но, так вы ведите тогда традиционный образ жизни. Живите в чумах и ярангах. Ездите на нартах.
1

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх