Войти
Вход на сайт
Вход через социальную сеть

Усть-Кутским охотникам запретили добывать зверя

Скандал разразился в Усть-Кутском районе. Местным охотникам запретили добывать зверя в их угодьях и оставили без средств к существованию. Но есть в этом деле след других любителей леса. Тайгу промысловики делят с заготовителями древесины.

Василий Костюченко охотится в родных лесах сколько себя помнит, пошёл по стопам деда. Сначала добыча зверя была, как хобби. А теперь это хобби кормит семью.

— Я пенсионер. А пенсия, как сами знаете, небольшая. Поэтому не хватает её на жизнь. Приходится заниматься охотой, — говорит охотник Василий Костюченко.

У Василия свои угодья, которые он охраняет от пожаров, прикармливает животных, следит за их популяцией и средой обитания. Так же, как другие звероловы.

Когда охота заканчивается, мы проводим учёт зверей. Каждый охотник на своих угодьях. Мы идём, сначала затираем следы, которые старые были. И на следующий день, если погода позволяет, мы идём и считаем следы, — говорит охотник Василий Костюченко.

После эти данные заносят в карточки и сведения дублируют в Министерство лесного комплекса региона. Организует весь процесс общественная организация охотников и рыболовов, которая существует в Усть-Куте с 60-х годов.

— А в нашем охотобществе больше тысячи охотников.

Практически у всех есть семьи и для многих, кстати, звероловство — основное средство для существования. Но сейчас указом врио губернатора Иркутской области охоту у людей отбили. Общественную организацию «обнулили», то есть установили лимиты на добычу животных в количестве — ноль. На все виды, кроме медведей, а ими охотнику не прокормиться.

— Десятилетиями строили зимовья, бились путики, стояли капканы, собак растят, всё. И он остался без куска хлеба. Что у него будет?

Всё дело в том, что Усть-Кутская прокуратура в этом году при внеплановой проверке в охотобществе нашла нарушения при зимнем учете зверей. Она установила, что на некоторых маршрутах, по которым охотники вели учёт, количество животных было подсчитано неверно.

— Выборочно взяли 16 карточек и выяснилось, что из этих 16 карточек — охотники в лес не ходили. Учёт не проводили, и плюс несколько карточек были составлены от имени лиц, которые уже умерли. Раз нету данных, значит нельзя устанавливать лимит, — говорит временно замещающий должность заместителя министра лесного комплекса Иркутской области Степан Пересыпкин.

Результаты этой проверки местное лесничество прикрепило к протоколу об административном правонарушении. Председатель охотобщества Владимир Вишняков с этим не согласен. Считает обвинение в фальсификации данных учёта зверей — провокацией.

— Это всё благодаря министерству лесного комплекса.

На столе кипа документов- это всё переписки с властями различного уровня и судебные процессы. К слову, мировой судья постановил, что правонарушений со стороны охотников не было. Однако по требованию прокуратуры лимиты всё же обнулили.

По одной из версий охотников, все проверки начались с легкой руки заготовщиков древесины. С егерями они делят участки. Только одни лес пытаются беречь, другие его рубят. Следы последних видны по всему Усть-Кутскому району.

— Деловой эта древесина не была никогда, а вот живой была ещё несколько лет назад, но по всей видимости брёвнышки хозяину не угодили, и теперь эта груда мёртвого дерева, как говорят местные жители, является настоящей пороховой бочкой, которая может вспыхнуть от любой искорки. И, кстати, здесь производились законные рубки.

На один Усть-Кутский район 52 заготовителя леса. Они арендуют участки под вырубку. И большинство из них, по словам охотников, оставляет после себя вот такие «красоты», которые гниют здесь годами. Егеря ни раз жаловались в различные инстанции, что лес из-за этого погибает, ведь после разработки деляны рубщики должны её вычистить в течение года.

— Их никто не трогает. Боятся их трогать.
— Почему?
— А почему, я не знаю. Говорят же, что рука руку моет. И они с ними очень дружно живут. Я же вам рассказываю, дважды мне внеплановая проверка была нашему предприятию и дважды по одному и тому же заявлению, одной и той же организации. Они пишут заявление, эти выносят постановление провести внеплановую проверку, приходят к нам изымают все документы и понеслась, — говорит председатель Усть-Кутского общества охотников и рыболовов Владимир Вишняков.

Все жалобы на охотников сводятся к тому, что они не выполняют свои обязанности. Не ловят браконьеров и плохо следят за численностью животных. И вторая версия, почему они остались без лимитов, звучит так:

— Сейчас хотят угодья из охотничьего фонда изъять у нас и передать в охотугодья общего пользования. Это значит — нарушатся границы между охотниками, — говорит охотник Василий Костюченко.

За Усть — Кутским охотобществом сейчас закреплено 3 миллиона гектаров угодий. Так было и раньше, но закончилась лицензия и аренду ещё на 49 лет в этом году пришлось продлевать через суд. Однако в региональном министерстве лесного комплекса не скрывают, что планы на раздел угодий всё же есть.

— У охотника-любителя должна быть какая-то альтернатива? Куда ему пойти на районе поохотиться. Тут альтернативы никакой. Одно охотобщество и получается охотники и заложники всей этой ситуации, они напрямую зависят от деятельности охотобщества, — говорит временно замещающий должность заместителя министра лесного комплекса Иркутской области Степан Пересыпкин.

И поэтому, чтобы была в лесу здоровая конкуренция, ведомство собирается обратиться в Верховный суд. И если примут сторону министерства, то местному охотобществу из 3 миллионов оставят законные 400 тысяч гектаров, а остальное будет общедоступным и тогда их также по 400 гектаров может арендовать через аукцион любое частное лицо.

— Не доезжая Байкало-Ленского заповедника, там угодья выкупили москвичи. Местные миллионеры не смогли. И не пускают людей. Люди годами, столетиями охотились, и они теперь туда попасть не могут.

Но пока остро вопрос стоит с лимитами. Усть-кутские охотники 21 июля обжалуют указ губернатора об «обнулении» в суде. И кстати, Кировский суд Иркутска уже постановил, что действия Министерства лесного комплекса в отношении лимитов — незаконные. Однако, как пояснили нам в минлесе, решение о выделении квот на добычу зверя уже приняли.

— Пришли к тому, что всё-таки в этом году на предстоящий сезон охоты 2020−2021 годы лимит всё-таки им устанавливается, — говорит временно замещающий должность заместителя министра лесного комплекса Иркутской области Степан Пересыпкин.

Остаётся только согласовать эти лимиты в Москве. А по поводу заброшенных лесниками делян, прокуратура уже начала проверку.

 

Источник

Новосибирск
15479
Комментарии (3)
Пермь
10264
Прокурорское "шапкозакидательство" разбивается только правовым обоснованием.
С отменой через вышестоящего. Как правило прокуроры допускают одну и ту же ошибку. При обвинении в нарушении не указывают четко нарушенного пункта нормативного акта. Если вменяют "не ловят браконьеров, плохо следят за численностью и т.д." то обязаны называть установленный критерий, утвержденный нормативным актом. Слово "плохо, не качественно" и т.д. должны подтверждаться установленным критерием, когда хорошо, качественно.
Критерий государственного надзора установлен Правительством РФ, на охотобщество он не распространяется. Если же прокурор называет пункт Соглашения, то это не критерий надзора, а Договорные условия. Прокурор не является стороной Соглашения.
0
новосибирская область
2
Все просто дорогие товарищи. Охотники могут подкинуть спонсорскую помощь обнищавшим законникам? Нет. А граждане лесорубы, вернее, хозяева лесорубов в очень даже приличных размерах. Кто платит, тот и заказывает "музыку".
1

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх