Войти
Вход на сайт
Вход через социальную сеть

Зря отказался

В начале августа, разыскивая за таёжным якутским ручьём Киенгом дальнее зимовье, о котором рассказал приятель по охоте, забрёл Кузьмич на марь – не марь, а какую-то кочковатую не мокрую долину меж сопок с редкими, сиротливыми деревьями: лиственницами и ёлками. Была середина дня, давила жара и от начала пути прошло уже часа четыре беспрерывного движения. Идти по тайге с прилично гружёным рюкзаком весьма тяжело, Кузьмич проголодался, испотел насквозь и уже не раз подумывал сделать привал, отдохнуть и перекусить. Это следовало свершить ещё час назад, но никак не отыскивался профиль, который в конечном счёте вывел бы к избушке. Профиль или просека, как говорят в срединной России, был важной поворотной вехой на маршруте, и определиться с ней Кузьмичу хотелось до привала. Но, видно, ошибся приятель в оценке непростых таёжных вёрст… Собственно и не вёрст, а часов пройдённого пути – такое измерение расстояния здесь применять повернее будет, поскольку таёжники – ходоки, примерно, одинаковые, а километры по дебрям – попробуй их учти... «Вон там, у очередной стайки деревьев остановлюсь», - прикинул Кузьмич, когда средь пустынного прогала увидел островок дружных и стройных высоких стволов, более заманчивый, чем тот, который только что миновал. Пусть и не добрёл до цели, изначально намеченной, но есть-то хочется! Еда – как бензин для машины: худо в бак заправишь – не очень-то и километров накрутишь… А там, впереди, ещё и местечко у оазиса хвойного для души угодное, перекусить приятней будет!

Только подумалось – какой-то подозрительный шорох и глухое недовольное прицокивание донеслось чуть сзади, буквально в нескольких шагах. Резко обернулся: никого – голая сухая марь с путанкой под ногами из карликовой берёзки да голубичника и два стройных таёжных аборигена: лиственница метров десяти с густыми лапами, а вплотную к ней ёлка пониже длинными продолговатыми шишками на макушке красуется. И тут замечает Кузьмич, что шишка еловая летит к земле не с ели, а со щетинистых ветвей доминирующей ростом лиственницы!.. Стало быть, кто-то в еловой вершинке сорвал её, на соседнее дерево повыше занёс и с макушки неродной обронил! Или созорничал?

Раньше подобное Кузьмич встречал в тайге – белкины были проказы. Заинтересовавшись, возвращается и рассматривает оба дерева - никого, кажется, на них нет. Но для определённости хвойно-лиственничную чету надо обойти: белка в таких случаях от путника за ствол прячется. Перешагивая через кочки, с задиранием ног переступая через переплетения тундровых зарослей-сетей, медленно обошёл Кузьмич сиротливую парочку – точно, вон какой-то зверёк на самой макушке лиственницы затаился. Бельчонок, что ли? Тушка с полвершка, такой же длины пушистый хвост, неяркие полоски вдоль дымчатой шубки… Да это ж бурундучок!

У Кузьмича в таёжных путешествиях всегда на груди слева, под рукой, фотоаппарат с цветной слайдовой плёнкой пристроен… Снимает таёжник станкач, прислоняет его к стволу ёлки и лезет на лиственницу бурундучка фотографировать. Ветки на стволе частые, как у идеальной новогодней ели; приходится протискиваться меж ними, извиваясь. Не простые, надо сказать, пролазы! Но вот до макушки остаётся чуть больше метра, выше забираться опасно – лиственница дерево хрупкое, так и полетишь без крыльев камнем вниз вместе с обломившейся и столь же бескрылой макушкой. Но где ж зверёк? Осматривает Кузьмич густые, всё ещё блистающие сочной зеленью мягкие лиственничные лапы – пусто… Похоже, пока карабкался фотограф – бурундучок, не пожелав позировать, потихоньку и незаметно скользнул прочь по лапам другой стороной таёжной двойки… Разминулись, стало быть, на лиственнично-еловом пути. Спускается и Кузьмич.

На земле вновь вглядывается в кроны, обходит деревья, запрокинув голову и обшаривая взглядом вершины… Да вон же он, всё в той же макушке притаился! Рядом был, но не распознал конспиратора! И опять карабкается Кузьмич к небу на лиственничную высоту. Неудачно цепляется в пролазе висящим на шее фотоаппаратом за ветку – разгибается дужка на ремешке, и фотоаппарат несётся вниз, но Кузьмич как-то исхитряется его словить за юркнувший с шеи конец ремня. Не упала и не разбилась фототехника, слава богу. Вынужденно опять спускается Кузьмич на планету, кладёт фотокамеру рядом с рюкзаком и в третий раз устремляется ввысь: на плёнку запечалиться зверёк не захотел, так словит шустрика теперь уж самолично руками. Вместо кошки в доме хоть это существо при обещанном, но так и не состоявшемся коммунизме в стране развитого социализма возле людей поживёт. Уж Кузьмич-то с женой не на словах благами полосатика обеспечат – в валенке тёплом поселят, еды любой вволю дадут, всю квартиру в полное распоряжение предоставят. Хочешь – ешь беззаботно, хочешь – спи сколько вздумается, а если ещё чего возжелается, так намекни только и даже без росписи в документе расходном, просто так, не по ведомости, безучётно блага любые бурундучьи согласно коммунистической теории по потребностям в натуре, пожалуйста, получи…

Ага, вот он, симпатяга, припал, распластался по мохнатой ветке в полуметре выше, бусинками темными настороженно поблёскивает. Протягивает Кузьмич ладонь, в кожаную толстую перчатку предусмотрительно облачённую, - вдруг заботу не поймёт и за добрые намерения в путешественника зубки вонзит. Бурундучок легко и уверенно скоро перескакивает, нисколь высоты при размерах своих крошечных не страшась, на другую ветку. Теперь он слева от верхолаза оказался, и опять замер в напряжении… Тянется Кузьмич рукой – бурундучок ловко увернулся, метнулся по тем же веткам в горизонте обратно и сразу заскользил стремительно по лиственничным лапам к земле, будто ребятишки с горки крутой на санках безрассудно лихо понеслись… Вот по ёлке прокатился роскошный хвост, вот к голубичным зарослям в воздухе устремился, вот «прикустился» в них и сгинул средь мха с вытаявшими из вечной якутской мерзлоты корнями…

Все предложения Кузьмича отверг: ни фотографироваться не захотел, ни дружить, ни в валенке уютном в посёлке алмазодобытчиков в тепле и достатке прописаться… Может, и зря бурундучок от всего отказаться поспешил? Вовсе не дурное будущее намечалось – рекомендации-то полосатому коллеге-таёжнику от бродячего северного люда Кузьмич мог представить самые положительные…

1986 год, август.

Деревенька у реки, Центральное Черноземье
523
Голосовать
Комментарии (10)
Станция Акчурла
10035
Интересный рассказ. Три раза залазить на дерево что бы сделать снимок... Надо полагать Кузьмич фотографией на жизнь зарабатывал.))) Мне приходилось лазить на пихты за битыми белками - удовольствие ниже среднего((
0
Новосибирск
21192
Рассказ заставил улыбнуться) 5+
0
Ставропольский край; с. Красногвардейское
418
Эх Кузьмич, поставь себе клизму,
Ведь бурундук не знает, что такое, страна развитого социализма.))))))))))))))))))
0
Деревенька у реки, Центральное Черноземье
523
Николай, в Ваших комментариях на охотничьем сайте всё меньше используется не обгаженные высказывания - их теперь почти не сыскать. Вы всё наступательней поминаете о заднице и хоть как-то связанном с ней. Подробнее об этом в комментарии к недавнему рассказу В. Репина "Родом из детства". Ну чем Вас клоака столь самозабвенно увлекает, если Вы не проктолог? И вот опять о клизме заговорили. Какие-то проблемы? Или Вам именно это направление в разговорах сильно приятно? Только ведь здесь пользователей объединяют совсем иные интересы и страсти! Вы со своим настроем тут такой единственный и, похоже, именно потому как-то жаловались, что скучно. Может, какое-то иное пристанище в интернете поискать и с действительно близкими по проктологическому духу наслаждаться, гордясь один перед другим постигшей Вас исключительностью? Быть надо с теми, кто Вас понимает.
1
Ставропольский край; с. Красногвардейское
418
Степной, Если Вы, собираетесь о чём-то написать, то: пиши-пиши, писало, но, только бы, не пожалело, о том, что написало. (КЛАССИКА). Я понимаю, что сайт "не литературный" и если я "подшучиваю" над "чем-то", не воспринимайте это так драматично.)))))))))
0
Деревенька у реки, Центральное Черноземье
523
Николай, Вы не подшучиваете, а гадите в комментариях всем подряд и без удержу. Это неизбежное следствие, если большей частью пребывать, а потом истекать будто бы "мыслями" из трусов. И утверждение что сайт не литературный невпопад: раздел "Авторские рассказы" как раз для для такого творчества. Не "литературный" на нём Вы, поскольку едва ли не каждый Ваш комментарий с характерным душком. И драма эта исключительно Ваша. Другим же просто противно - об этом многими авторами и не однажды Вам вдалбливалось. Но, не постигаете - за границами Ваших возможностей? Неустранимо?
0
Степной, ))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))
0
без слов
1
Германия
5805
Не верю! Невнимательность и ненаблюдательность Степного как охотника, даёт право сказать что рассказ придуман! Бурундук конечно беличьих пород, но не белка и цокать никогда не будет! Бурундук кричит резко, отрвисто и коротко, как "ребёнок". Так-же отрывисто как суслик. Как известно бурундук сразу не ест, а "набивает" щеки и уносит еду в кладовую, особенно осенью. В начале августа ни еловая, ни лиственичная а также сосновая шишка ещё не вызрела, и брать там для бурундука нечего. Основной рацион его это кедровая и стланиковая шишка. Даже если он и забрался на дерево, "срывая" шишку и бросая вниз, он сам так-же быстро несётся вниз за шишкой(чтобы сосед такой же бурундук не утащил). Они живут колониями, там где есть один обязательно будет и другой. Бурундук земной житель, защиты на деревьях не ищет! Наоборот. Забирается на возвышенность (камень, пень, поваленное дерево) и смотрит на опасность. До определённого момента. После прячется в своих норах. В болотистых местах не встречается, взгорки, каменные россыпи и.т.д. прячется в камнях, корневищах деревьев.
Если есть у вас интерес поищите в интернете, я думаю там можно достаточно информации найти.
Рассказ для меня - нереальный! Вам минус.
1
Деревенька у реки, Центральное Черноземье
523
Спасибо.
1

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх