Войти
Вход на сайт
Вход через социальную сеть

Мужик в шубе. Отрывок из книги десятый кабан

Напарники блаженствовали. 

В субботу с раннего утра их закинул вверх по течению, насколько смог добраться, бортовой газ-66. А смог он хорошо. Так что теперь, к вечеру воскресенья, уже приходилось и поторапливаться. Но лень было не то, что веслами шевелить, даже разговаривать перестали. Наохотились до треска в ушах. Нарыбачились до опупения. Кровь, насыщенная кислородом, ушицей, а также рябчиками с брусникой и умеренной дозой хорошей водки, неспешно текла по счастливым организмам. Ласточка тоже уже не скользила осенним листком по хрустальным струям реки, а шла, как балкер-сухогруз с железной рудой – погрузившись по ватерлинию и потеряв остатки маневренности. Не мудрено: рюкзак с рыбой, рюкзак с дичью, палатка, спальники, два сплавщика со своим арсеналом…

– Ты бы поглядывал уже-е. Острово-ок прошли, скоро прото-ока – томно протянул Жорка, расположившийся на носу лодки в обнимку со своей ружбайкой. – да вижу-у, в тон ему пропел Игорь. Покряхтывая, растолкал в стороны тяжеленные рюкзаки, сделал посвободнее для затекших ног. Взялся плотнее за весла. – ты держись, давай, а то протабаню резко – слетишь, искупаешься. 

Вообще-то, с горной рекой никогда нельзя расслабляться. Какими бы невинными ни были с виду перекаты, в какие роскошные плесы ни разливалась бы вода под ними – всегда можно прозевать момент, когда она начинает ускоряться. Незаметненько-незаметненько – и вот ты уже летишь по бурунам, будто верхом на понесшем жеребце! Жорка прижался плотней к носу лодки, чтобы не застить игорю. А тот с предельной собранностью, отрешившись от всего, как перед командой «атака», впился глазами в стремительно приближающиеся «носы» - два мыска, обозначавшие вход в тихую протоку…

Табань! Ударь! Есть! Игорь бросил весла и, зажмурившись, словно довольный кот, потянулся. Господи! Хорошо-то как! 

- «Йопть» - отчетливо донеслось с носа лодки. И почти синхронно, совсем рядом…

Многие из северян слышали этот звук. Но изобразить его не каждый сможет. Очень сложно передать. Ну, разве что... Представьте себе, уважаемый читатель, что в глухой колымской тайге, в гулких осенних сумерках, кто-то рыкнул вам в ухо голосом похмельного генерала из «Особенностей национальной охоты»: «Р-ряв!». 

Игорь открыл глаза. Хотя очень захотелось зажмуриться еще сильнее. На мыске, на месте давешнего рыбака, толстым задом на бревне, раскинув ноги, как человек, сидел медведь. Здоровенный. Сытый. Пузатый. Редкого золотисто-соломенного цвета. Его и без того пушистая, а сейчас еще и вздыбленная шерсть сияла в багровых всполохах уходящего в сопки солнца. И это делало зверя не только еще более громадным, а вообще каким-то нереальным, мистическим чудовищем, привидением червонного золота. Медвежий бог! В метре от Жорки и оранжевого носа надувной (надувной) лодки! 

– Ряв! – опять подал голос медведь. Но не злобно. А как-то досадливо. Совсем по-человечески. Вроде как: «Ну, чё надо? Чё приперлись?!». Но, отвечать было некому. Все это – фигня, про неодолимое течение! Ласточка уже снова была на стрежне. Жилистые руки Игоря бешено работали дюралью. Весла вращались, как два пропеллера на взлете. Вверх, конечно, лодка не помчалась, но и вниз ее не сносило. Стояла на месте, приподнявшись над бурунами и бешено танцуя на белых барашках. Глиссер в обмороке, блин! Озадаченный медведь легко развернул свою задницу к протоке, а морду – к реке. И опять оказался совсем рядом со сплавщиками. Метров пять – максимум. Один прыжок! Это в сказках медведи – увальни. В жизни за его движениями глазом не уследишь. Дернуться не успеешь. И мощь его такова, что прошитый пулями, с разорванным сердцем, может еще десятки метров отмахать, чтобы поквитаться с обидчиками. Так что, не нужно его злить! А рассчитывать, что Жоркина двадцаточка одним выстрелом его напрочь завалит – тем более. 

Привычный к экстриму мозг Игоря выбросил на язык четкие, как в бою, команды. – Пули! Не стреляй! Близко! 

Жорка эхом отозвался:

– Ща! Дернул из патронташа пулевые патроны. Клацнул затвором, выбрасывая патрон с утиной пятеркой. Но слишком резко! От удара, долго ждавшая именно этого мгновения парафиновая пробка вылетела из латунки. Дробь раскатилась. Двадцатку заклинило. Развеселая Жоркина звезда снова подмигнула с далекой орбиты своему непутевому любимцу. 

– Йййопть!

 – Чо?

 – Клин! 

Игорь поддал веслами, стараясь ни на мгновение не терять зверя из виду. А тот задумчиво глядя на всю эту суету, вдруг покачал головой влево-вправо, вроде как: «Ну-ну?». 

– Все понимает, сволочь! Сейчас прикалываться начнет, «факи» на когтях показывать, – с нервной внутренней усмешкой подумал Игорь. Но тут смешно быть перестало. Зверь соскользнул с бревна на самый край мыска и весь подобрался, словно готовясь к прыжку. 

– Весла держи! 

Жорка отшвырнул бесполезную магазинку. Схватил рукоятки. Неудобно, коряво, от себя. Но замолотил так, что лодка и в самом деле против течения пошла! Игорь выхватил из чехла пэпэшку (пистолет-пулемет пп-90). Развернул мгновенно. Щелк затвором! А двадцать пилюль в лохматую рожу не хочешь?! И вдруг услышал спокойное:

– Брось пукалку. 

Наконец-то включился тот самый Жорка-второй, который у черта из зубов способен выскочить. Игорь кивнул коротко. Пэпэшку – на рюкзак. Тозик – в руки. Клац-щелк! Пулю – в нижний, картечь-девятку – в верхний. Еще два картечных – в пальцах под спусковой скобой. Накоротке – похлеще пули будет. 

– Шугануть? До зверя – уже метров десять. В один прыжок не достанет. Можно рискнуть. 

– Давай! – Бах! – шарахнул в зенит тозик. Перезарядка мгновенная! Стволы в зверя! А нету!.. Зверя нету. Легкой тенью, привидением невесомым, трехметровой пушинкой проплыл за мысок над тальником, карликовыми березками. Как и не было никогда. Привиделось. Поблазнилось. 

– Ушел?

 – Хзна! Жорка выдыхался. Ласточка стала медленно сползать вниз. Нужно было что-то решать. 

– Ладно, давай, - кивнул Игорь. Удар веслами. Протока. 

– Уф-ф… - падая грудью на рюкзаки, выдохнул Жорка. 

– Ряв! – ответили рядом, за кустом. 

Снова лодка на стрежне. Снова – бешеная пена из-под весел. Дежавю. 

– Давай еще раз! 

Игорь повел стволами по щебнистому склону сопки за коварными кустами. – Бах! – Ти-у-у-у – злобно заверещала картечь в рикошетах. 

– Р-р-я-яв! – прозвучало в ответ. Но теперь вслед за обиженным медвежьим голосом послышался удаляющийся треск веток. А чуть погодя – перестук и шуршание каменной осыпи. 

– Все. Сдох. – в два приема сообщил Жорка. 

– Я не в него бил! 

– Я сдох! И ласточка в третий раз влетела в протоку. 

Https://vk.com/id661477875?w=wall661477875_404/all

 

10
Голосовать
Комментарии (1)
Казахстан, Актобе
23613
Волнительно... +++
0

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх