Войти
Вход на сайт
Вход через социальную сеть

Весенний медведь

Апрель пролетел в нескольких попытках добыть только что проснувшегося и ещё не успевшего потерять свою промысловую привлекательность медведя. Всё как-то не везло. Охотился Лёха с тремя лайками: Ангором, Бугром и Чонгой. Все попытки заканчивались тем, что собаки находили изюбров или лосей, работали до глубокой ночи, приходили под утро еле живые. После такой охоты им требовалось дать пару дней на восстановление сил. Бывало не возвращались лайки утром к своим будкам, тогда приходилось мерить километры весь следующий день, а то и второй прихватывать, разыскивая охотниц. Спасало одно, тайга в которой охотился Лёха, была им хорошо обустроена — примерно через каждые восемь километров стояли избушки с постелью и запасом дров. В некоторых были даже продукты, надёжно укрытые в железных бочках.

 Через охотничий участок протекало несколько неглубоких, но протяжённых речушек, которые во время паводка можно было перейти только в нескольких местах по упавшим через русло огромным деревьям. На двадцать пять километров таёжной речки было всего три таких моста. Однажды охотнику повезло и собаки зацепили некрупного медведя с шириной лапы около семнадцати сантиметров. Но мишка оказался неробкого десятка и не полез на дерево, а сиганул через неширокое русло, сделав с разгона огромный прыжок. Собаки, преследуя, прыгнули следом и понесло их, подхваченных быстрым течением... Пока зацепились за дно, пока пролезли через прибрежный тальник, пока нашли след - медведь отмахал добрые пятьсот метров. Всё это время Лёха шагал к естественному мосту в противоположную сторону. Переправившись и придя на след медведя, в навигаторе обнаружил, что собаки стоят на месте ниже по реке и до них два с половиной километра - уходя от погони, зверь прошёл полукругом. Только успел подумать: «Остановился медведь», - как одна за другой пришло три сообщения: «Ангор лает 20 лаев в минуту», «Бугор лает 20 лаев в минуту», «Чонга лает 20 лаев в минуту». Теперь не зевай, нужно жать по максимуму. Солнце уже садилось, только бы успеть, и Лёха почти бежал. Когда лай стал слышен отчётливо - остановился, достал коробок спичек. Чирк, взметнулось пламя на тоненьком деревянном древке. Махнул рукой — огонёк погас и, зависая в воздухе, потянулся синий дымок от охотника. Можно было и не проверять - вечером дух всегда тянет вниз. Собаки перестали лаять; посмотрел в навигатор: медведь сорвался и, судя по движению собак, снова переправился через речку. Теперь нужно было щагать до моста около пяти километров. Выругался вслух и двинул к избушке. Собаки вернулись около трёх ночи. На этом попытки добыть медведя Лёха прекратил.

Пролетели майские праздники; собаки скучали в вольере. Лёха, переделав все хозяйственные задания, связанные с грядками, парниками, ящиками под кабачки, ящиками под цветы, ещё тремя ящиками под что-то зелёное и прочими пожеланиями, что «нарезала» ему его Ласточка. Началось время ремонта Урала. Каждую весну Лёха основательно готовил своего помощника к сезону. Продолжался такой ремонт не менее двух недель. Далее, в течение лета и осени, если и занимался механик, то совсем незначительными ремонтами; что по-крупному, но могло потерпеть - записывал в «запасные мозги» на следующую весну.    

Дни шли похожие один на другой: Ласточка после завтрака отправлялась на работу, Лёха вёз щенков на прогулку - посвящал он будущим своим медвежатникам ежедневно не менее двух часов. После занимался машиной. 

Обычно охотник держал четырёх собак; если появлялась пятая - это означало, что в команде появилось слабое звено, от которого хозяин скоро избавится. За последние пять лет выбраковки подверглись несколько собак. Один кобель был бестолковый - кроме миски, интереса ни к чему не проявлял. Вторая сука оказалась вороватой трусихой: что только не делал охотник, но так и не смог отучить её пакостить. Третья - чересчур агрессивная: постоянные склоки и грызня были обычным её занятием. Последней каплей стал момент, когда забияка хватанула Ангора за морду, разорвав шкуру и едва не вырвав глаз. Хоть и начала показывать хорошую работу по лосю, но пришлось от неё избавиться. Когда в сработанном коллективе появляется одна такая вечно недовольная поганка, постоянно претендующая на чужой кусок, хорошего не жди - это Лёха знал  из собственного опыта твёрдо.         

Вот и в эту весну бегала у Лёхи пара щенков западносибирских лаек,Таган и Майк, привезённые ему с Алтая. Ежедневно уделял охотник прогулкам с ними по два часа. Садил в машину, отвозил за посёлок и отпускал. Потом ехал около километра, что бы привыкали бегать за машиной, затем оставлял технику и шёл в лес. Там щенята обычно бежали впереди, и как только пропадали из вида, Лёха делал резкий поворот и, отбежав, начинал ждать. Через какое-то время собаки возвращались и первые разы, не понимая куда делся хозяин, бежали до самой машины. Со временем щенки начинали соображать для чего у них эта чёрная штучка на конце морды, которая приносит в мозг множество интересной информации. Любой манёвр хозяина стал разгадываться, маленькие лайки всегда безошибочно находили его. Очень радовало, что щенки удалялись до полутора километров, для полугода и трёх месяцев от роду результат был более чем хороший. 

Прогулочный маршрут в одну сторону пролегал вдоль небольшого ручья и мимо небольшого озера, на котором собаки почти ежедневно вспугивали уток. Обратный путь топали по каменистой лесной дороге, словно специально выложенной каменными плитами, между которыми начинала пробиваться зелёная травка. Как-то в один из дней шагал Лёха со своими юными помощниками по этим плитам и чуть не наступил в медвежью кучу - была она почти такого же цвета, что и камень. «Вчера её не было», - вслух сказал охотник. Не мог он пройти, не заметив её. Щенки проявили к находке интерес: осторожно обнюхали и  явно были насторожены. Вчера, даже если б кучку не заметил, то обязательно  обратил бы внимание на поведение собак. Куча выглядела совсем свежей. Таёжник разгрёб её носком сапога - помёт состоял из личинок муравьёв, молодых побегов какой-то травы и скорлупы орехов кедрового стланика. Оставалась понять какому медведю это принадлежит. Прежде, чем запускать тяжёлую артиллерию, нужно разобраться, не мамаша ли с выводком тут хозяйничает. Но, будучи безоружным, выяснять сразу не стал. Недалеко от этого места, в трёх километрах от посёлка находился склад взрывчатых веществ, и женщины, работавшие там, видели на днях медвежье семейство: мамашу и два мохнатых комочка. Встреча с ними не сулила хорошего как одному, так и с собаками. При первом приближении собак медвежата обычно забирались на дерево, а медведица занимала у дерева на земле круговую оборону. И не дай Бог попасться ей на глаза - страшнее зверя нет. Через какое-то время, атакуемая собаками, медведица бросала медвежат и пускалась наутёк, но легче от этого не делалось - теперь следовало поймать и увести собак, а как их поймаешь? Распалённые азартом, они ждали только одного, когда прогремит выстрел и они сомкнут челюсти на плоти таких маленьких, но и таких ненавистных зверят. Через какое-то время Ангора удавалось словить и увести. Бугор и Чонга обычно, увидев, что хозяин не собирается зверят добывать, бросали лаять и вскоре догоняли. Всё это происходило в постоянном ожидание возврата воинственной мамаши и было очень неприятно.     

Следующим утром, взяв карабин, поспешил Лёха тем же маршрутом, что и вчера. Дойдя до места с медвежьим «подарком», с удивлением обнаружил камень пустым. Определить кто уничтожил эту драгоценность было невозможно, но что  кем-то съедена сомнений не вызывало. Снег на дороге уже растаял, но в месте, где к ней подступали огромные ели, сохранилось небольшое снежное пятно. Пройдя до ельника, ещё издали увидел  борозду, прочерченную словно плугом через центр сугроба. Странно, сколько не проходили тут, даже собаки предпочитали сугроб огибать, пробегая по подсохшей обочине, а тут как ледокол пропёр по середине, что для медведя, который лишний раз пятки голые мочить не любит, было не обычно. След совсем свежий, не более трёх часов назад. По размеру шага  понятно - третий год пошёл косолапому, первая весна без мамки. Размер мозоли определить не удалось - весеннее солнышко, находясь в зените, уже оплавило ямки. Не потревожь медведь снеговика, так и пролежал бы он ещё неделю, а взлохматил - всё, за два дня расплавит зимнюю отметину звезда, дающая жизнь всему живому. Сколько не пытался следопыт разглядеть на каменной дороге следы, ничего так и не нашёл. Подумав, решил заложить кружок по лесу - там снег местами лежал большими пятнами, и наверняка где-то зверюга наследил. От дороги начинался затяжной подъём, который утягивал в седловину меж двумя небольшими ключами. Чем выше поднимался охотник, тем чаще попадались снежные пятна. Само седло оказалось почти сплошняком покрыто неглубоким, напитанным водой снегом. Сначала хотел Лёха подняться на самое седло, но уже через пару сотен метров стало понятно, что медведь где-то тут, и живёт он здесь давно. Везде, где сохранился снег, виднелись как старые, давно оплывшие борозды, так и совсем недавние с ещё угадываемыми ямами от лап. Вот тебе и раз: сколько по дороге ходил, а медведь обитал где-то совсем рядом, и не могло быть, чтоб зверь Лёху с собаками не заметил - дорогой то пользовались одной. Решил охотник, что завтра с рассветом приедет с основной ударной силой и попробует нагнать жути местному таёжному хозяину. 

Тридцатого мая, за десять дней до окончания действия лицензии на медведя, ровно в четыре утра, проверив работу навигации, высаживал Лёха свою пушистую банду с машины в месте медвежьего подарка. Как только собачьи лапы касались земли, подхватывали они владельца и несли стрелой куда глаза глядят. Дав немаленький кружок по прилегающему лесу, возвращались к хозяину, как бы проверяя: – не передумал ли? взял ли в руки карабин? Всё - взял, теперь дело за нами…

Не доходя снежного пятна, на котором вчера были замечены медвежьи следы, охотник остановился; только взял в руки навигатор, как услышал лай Ангора, за ним Чонги: собаки голосили дружно на стоящего зверя. Через минуту присоединился Бугор, но начал как-то неуверенно. На звере он всегда долго запрягает, какое-то время нужно разлаяться, зато потом, как говорится, «держите меня семеро». Лёха достал спички, проверил ветер и начал подход. Лай то отдалялся, то раздавался совсем рядом. Медведь был в движении, и охотник явно не поспевал. Попробовать рывком сократить расстояние? Вряд ли успеешь, а вот дыхание собьёшь точно. Медведь двигался по седловине, почти полностью заросшей мелким березняком, небольшими соснами и редкими кустами стланика. Снег едва ли не сплошь покрывал её в березках, а под соснами и огромными кустами стланика растаял почти полностью, но сколько не пытался охотник найти медвежий след, так и не смог. Медведь шёл от проталины к проталине, там, где переходил снежные пятаки, собаки пёрли его следом, образуя глубокую борозду. В таком ритме преследования прошёл час. Собаки лаяли с небольшими перемолчками. Медведь на ходу, но собакам всё-таки удаётся его ненадолго задерживать. Нужно менять тактику. Охотник сел под небольшую сосну, опёрся спиной о ствол дерева. Надо было понять основное направление, куда тянет медведь - не бывает в природе ничего хаотичного. Каждый зверь передвигается по лесу с какой-то целью, так и тут, медведь точно знает, куда идёт. Взял в руки навигатор, дважды нажал кнопку уменьшить. На экране вырисовывался полукруг, почти правильной формы. Медведь явно начинал забирать вправо, к небольшой гриве, покрытой сплошными стланиковыми зарослями. «Нужно успеть перехватить его во что бы то ни стало», - решил охотник. Когда решение было принято, зашагалось как-то бодрее, ноги сами несли по весенней тайге. Вот и первые стланики на подступе к гриве; как же любит такие мощные оборонительные сооружения этот грозный зверь, как магнитом тянет его к ним. Тут он чувствует себя в безопасности, в них находит пропитание, в них же и хоронится на долгую зиму. Немного смельчаков отваживаются выкуривать хозяина тайги из них; в таких дебрях стрелять приходится не далее десяти метров, стоя зверем перед опасным в упор. Часто охоты в таких кушерях заканчиваются трагедией для собак.

Однажды, когда Лёхе не было и двадцати лет, в разговоре с опытным медвежатником молодой охотник обмолвился, что мечтает иметь пару зверовых собак, да таких чтобы садили медведя на заднюю точку и, не давая ходу, держали до прибытия хозяина сколько понадобится. На что медвежатник сказал, что собака, работающая медведя, должна быть думающая, а не хватающая без разбору каждого зверя за штаны, и рассказал историю лютого кобеля-медвежатника по кличке Уранчик. Драл тот Уранчик медведя жёстко, был напорист, смел, ловок и изворотлив. Редкий раз хозяину тайги удавалось унести свои голые пятки от смелого кобеля. Преследуя медведя, догонял его и, как только появлялась возможность, с наскока кусал выше пятки за место, где сухожилие уходило в мышцу. Кусал и отскакивал, причём кусал за одну и ту же ногу. Никак не успевал достать ответно нахального пса хозяин тайги. Получив несколько таких хваток, медведь неизбежно останавливался и занимал оборону. Сколько было добыто с ним Потапычей медвежатник уже не помнил, а вот как он погиб помнил как вчера. Преследовали они тогда с Уранчиком крупного медведя. Зверь попался опытный, шёл крепкими местами, не давая возможности делать кобелю хватки. Утянул он их тогда в стланики - как шёл медведь, так и перемахнул через толстенный стланиковый ствол, стелящийся над землёй на высоте около метра, Уранчик нырнул под него, а медведь возьми да и развернись. На секунду потерял  контроль под стланичиной Уранчик и был пойман, как мышонок у норы. Когда нашёл его хозяин - это была не собака, это была бесформенная шкура, наполненная обломками костей. Изжамкал и переломал зверь всё, но почему-то не разорвал, только в районе затылка виднелись огромные дыры от клыков. Погиб тот Уранчик, оставив после себя много потомков, но лишь один повторил путь отца. Вырос грозой медвежьего племени, но в возрасте трёх лет нелепо погиб - разбили его «охотники»: привязали к снегоходным нартам, да по пьяни забыли, а когда хватились — тащилось за санями уже безжизненное тело с размозжённой головой. То ли разбили о дерево или сначала задушили, а потом разбили - узнавать никто не стал, да и не имело смысла. Отвязали труп, закинули в сугроб и полетели дальше. Так и закончился род Уранчика, смелого и отважного медвежатника.  

Заломив полукруг в полтора километра, подошёл охотник почти к центру гривы, надеясь перехватить медведя на подходе. Мишка останавливался всё чаще, всё дольше голосили собаки, и вскоре лай перестал перемещаться. По голосам стало понятно, что собаки начинают наглеть, всё сильнее наседают на медведя. После коротких перемолчек, собаки заливались с новой силой. Понял охотник — опоздал: залез медведь в самую что ни на есть пропастину, из которой делает выпады на наседающих лаек. Придётся снова лезть к атакующему собак медведю и пытаться стрелять почти в упор. Где шёл, где полз на четвереньках, а где и на животе, метр за метром приближался медвежатник к своим верным помощникам. Хотелось просто остановиться и послушать как собачки лают, до чего же прекрасна работа лаек по зверю. Но слушай, не слушай, а подкрадываться нужно.

  Лез охотник по непролазным зарослям, держа карабин наготове, а в голове вертелся вопрос: а зачем мне это? Зачем лезу в такую пропастину, да ещё и к медведю? Что, есть мне нечего? И вообще, медвежьего мяса не ем, только сало, но на этом вряд ли оно будет - без одного дня уже июнь месяц... Да, собакам к каше  солидный приварок, но и без медведя есть что в неё добавлять. Не было у Лёхи ответа на вопрос - зачем он охотится на медведя с собаками, зачем  так рискует. Просто охота с собаками была в его крови, неразделима была она с красными кровяными тельцами. Чем бы он по жизни не увлекался, всё рано или поздно проходило, и только охоту с собаками нёс он через всю жизнь в своём сердце, справедливо полагая, что вершина такой охоты – охота с собаками на медведя. Прошло немало лет, пока он забрался на эту вершину, а, забравшись, спускаться уже не захотел. Поэтому и лез через стланики к работающим помощникам.

Метрах в двадцати заметил, как мелькнула Чонга, затем - Бугор. Пролез ещё несколько метров - ничего не видно. Сместился чуть левее, чтобы иметь возможность выстрелить из-за собак. Всё, дальше подходить нельзя, нужно ждать. Собаки как будто поняли, что надо делать и начали наседать на большой стланиковый куст, росший чуть выше на гриве. Первый выпад медведя Лёха проморгал: зверь рванул в сторону собак и таким же резким прыжком вернулся под защиту куста. Только и успел охотник разглядеть какого цвета была шкура. Стрелять навскидку и абы куда было не в его правилах, пришлось снова ждать. Через пару минут медведь опять шуганул собак и на секунду задержался именно там, где Лёха мысленно его ждал. Встал головой прямо к охотнику, задняя часть  была на возвышении и получилось, что на линии прицеливания оказался весь позвоночник. Медвежатник навёл красную точку коллиматора чуть выше основания черепа, и выстрелил. Бах! Медведь рухнул как подкошенный, пару раз оттолкнулся от земли задними лапами и затих. Собаки принялись за медведя. Охотник переломил карабин, вытащил стреляную гильзу и одел на веточку стоящей рядом чахлой берёзы - так Лёха делал всегда на месте добычи зверя. Вставил в патронник новый патрон, закрыл стволы. Вместе с лязгом метала услышал треск кустов справа и оттуда раздалось: «Ух-ух-ух». Кем был этот второй медведь - матерью-медведицей или однопомётником, определить не удалось.

Убой оказался в удобном месте, рядом, с теневой стороны большого стланикового куста, было небольшое пятнышко снега. Навигатор показывал расстояние: по прямой до дороги и машины - один километр, до дома - один километр четыреста метров. Добыть зверя так близко от своего жилья охотнику ещё не фартило.  

Разобрав и закопав медведя в снеговике, отвязав собак, пошагал Лёха к машине. Выйдя на дорогу, обнаружил, что Бугра нет. Четвероногий медвежатник вернулся  к убою, подхватил след убежавшего Таптыгина и был уже на расстоянии полутора километров от убоя в соседнем ключе. Приехав домой, ещё на улице снял всю одежду. В бане дважды вымыл руки с пахучим стиральным порошком. На цыпочках, прошмыгнул в ванну, принял душ. Когда вышел, Ласточка уже была на кухне и первое, что сказала, было не «доброе утро», а:

- Что, медведя добыл?

- Как ты узнала? Неужели выстрел слышала?

- Нет.

- Потому, что собаки молчком приехали?

- Нет.

- Ну, а как тогда?

- Ты еще только подумал о медведе, а я уже медвежий дух по всему дому чувствую. Всё, в чём был, клади сразу в стирку, постираю, чтоб не воняло.

- С этим не торопись, ещё вынести его нужно и прибрать, потом одеждой займёшься.

Когда-то давно, добыв первого медведя, перемазал начинающий медвежатник медвежьим духом всё свою рабочую одежду, ограду и, самое главное, любимый Ласточкин тазик. Выслушал тогда он о себе «много хорошего», испытал всю силу женского гнева за любимую шайку. Заодно узнал, что каждый из двадцати пяти или сорока тазиков, тарелок, мисок и прочего скарба служит в женском хозяйстве для определённой цели и не дай Бог ему ещё раз без разрешения взять хотя бы ложку. Так страшно Лёхи не было даже когда он лез к медведю. Сидел, смотрел на свою королеву немигающими глазами, выражая полную покорность и раскаяние, а сам прикидывал - отмоет она свой любимый тазик, или он получит его в своё хозяйство? Одним из главных Ласточкиных принципом по жизни было избавление от всего старого и того, чем не пользуется больше года. Поэтому охотничье хозяйство Лёхи было заполнено ещё добротной посудой, покрывалами и прочими домашними вещами, что по каким-то причинам не приглянулись хозяйке. В каждой избушке был полный комплект кухонной посуды, постели  заправлены покрывалами. Часто, когда хозяйка заправляла кровать новым покрывалом, хозяин мысленно прикидывал через сколько лет он получит его в своё полное распоряжение, и куда он его пристроит. Так и жили эти, каждый по-своему, хозяйственные люди: один нёс всё в дом, второй тащил всё из дома. И все были счастливы.

После завтрака сел Лёха за телефон. Помощников выносить медведя нашлось трое, Жека, тесть и работник тестя по стройке - «свободный художник» Серёга по фамилии Груша. Собрались и доехали быстро, разобрали рюкзаки, как всегда перед тяжёлой работой, курящие закурили. Лёха предусмотрительно взял с собой Ангора, но оставил в машине. Расчёт был прост: пока хозяина не вернётся - пёс будет брехать и никакие угрозы его не утихомирят. Лай обязательно услышит Бугор и сам прибежит к машине. Так и вышло: только процессия тронулась - кобель залился... И столько возмущения, негодования и обиды было в голосе!.. Не лай это был, а плачь. 

На убое погрузка прошла в обычном режиме - мужики встряхивали рюкзаки, разводящий спрашивал: ещё?.. «Шерп» (Непальский переносчик тяжестей, помощник альпинистских команд) отвечал: ещё или себе, все смеялись. Медведь хоть и некрупный, а рюкзаки получились больше двадцати килограмм. Перед выносом единственный курящий Серёга закурил; прошли-то чуть больше километра и налегке, а лицо курильщика уже сплошь усеяли мелкие пятна пота. Груша, прожив жизнь «в вечном поиске», не задерживался надолго ни на одной работе. В свои пятьдесят сменил множество профессий и занятий, но ремеслом, которое его бы кормило, так и не овладел. Когда-то давно был стройным красавцем, за которым бегала добрая половина поселковых девчат, сейчас же был сух или, если быть точнее и использовать выражение не совсем уместное к человеку, – сморщен. Некогда стройное прямое тело напоминало вопросительный знак. Дополняло образ прожигателя жизни полное отсутствие зубов. Не смотря на все пережитые невзгоды, душа его была чиста, человек он был незлобливый, порядочный, иногда юморной, готовый помочь и, что бывает редко для людей его жизненного уклада, - чистоплотный: выглядел всегда опрятно.

Взвалив рюкзаки на плечи, процессия вытянулась в цепь: Жека, тесть, Груша и Лёха. Первые двести метров дались особенно тяжело - шли по спуску со стланиковой гряды, местами приходилось весом проламывать сплетение стланика. Особенно тяжело приходилось Груше, не хватало ему мощности прорваться самому и протащить рюкзак. Приходилось мужикам останавливаться, держа на плечах свой груз, помогать Серёге. В один такой пролом, потеряв равновесие, завалился он вместе с рюкзаком в самую чащу и не было у него сил подняться. Сообща решили, что Лёха с Жекой идут вперёд, выносят свои рюкзаки, затем возвращаются за рюкзаком Груши. Придя к машине, выложив мясо и передохнув, двинулись мужики обратно на выручку. Ещё машина не скрылась из виду, как заметили тестя, нёсшего свой рюкзак на плечах и тащившего волоком рюкзак Груши. Сам же Серёга плёлся следом, еле передвигая ноги. 

- Ничего, Серёга, что еле ноги волочишь, - сегодня мяса налупишься и завтра как новый будешь», - попытался подбодрить Жека.

Но Серёге было не до шуток - цвет лица бледно-розовый. Посидел, выкурил подряд две сигареты, залез на заднее сиденье и закрыл глаза. По дороге Лёха дважды рассказал Груше об опасностях, скрывающихся в медвежьем мясе, что на проверку уйдёт минимум неделя и нежелательно до её результатов употреблять медвежатину в пищу. Приехав домой, набил Лёха мешок лучшими кусками и отвёз Груше. Три дня тот приходил в себя и на стройке у тестя не появлялся.

Как-то в начале осени, во время перекура в бригаде, спросил Груша у тестя: 

- А что, не знаешь, у Лёхи медвежатина осталась?

- Не знаю. Так-то у него сейчас пять собак... Ещё и раздал часть. А что, медвежатина понравилась?

- Да. - И после недолгой паузы добавил: - Может, и мне к нему в будку жить пойти  - хоть мясо есть постоянно буду.

Бригада залилась дружным смехом...

       

Иркутск
1079
Голосовать
Комментарии (15)
НОВОСИБИРСК
20091
Придётся к Лёхе сьездить,,,- поучиться многому и, не только в охоте на бурого!!+!
0
Германия
12162
Отличный рассказ! Видео хорошее. Читал, вспоминалось своё. 7+++
0
Казахстан, Актобе
23604
Очень сильно изложено, +++
0
Пермь
16490
собак конечно сортировать надо, но порой жалко ))
Спасибо за рассказ.
0
Томск
4
Замечательные рассказы пишите!
0
Станция Акчурла
10277
Такой вопрос, "Апрель пролетел в нескольких попытках добыть только что проснувшегося и ещё не успевшего потерять свою промысловую привлекательность медведя", приходилось видеть медведей весной, битых на приваде. Шкура так себе
0
Новосибирск
24885
Как всегда замечательно!
0
Тюмень
3897
Хорошо написано, спасибо!
Единственное- переломил охотник карабин как то маленько «не зашло»)
0
Иркутск
1079
СКИф,
Не знаю с чем связано состояние шкуры, но бывает и в июне достойные шкуры, но очень редко. Шкура сама по себе как трофей не интересна, мясо, сало и адреналин - вот это трофеи!
0
Иркутск
1079
Иваныч72,
Ну, да. Наверное правильнее было бы написать - переломил комбинашку. Но карабин звучит солиднее ! Спасибо
0
Прочитал рассказ на одном дыхании. Интересный сюжет, нарастающее напряжение, достойный финал. В очередной раз прихожу к выводу, какой это тяжелый и опасный труд. Оправдан ли риск? Не мне судить, я не охотник и не знаком с той невиданной силой, что гонит его в лес. Особенно ценно для меня в Лехиных рассказах описание отношений с Ласточкой, деталей быта, воспоминаний из прошлого. Похоже, что именно они (микросюжеты) формируют индивидуальный «почерк», стиль автора.
1
НОВОСИБИРСК
20091
Серебрушка, СОГЛАСЕН. с этим мнением, сам любитель-охотник, но в данном случае, это люди-почти профессионалы!
0
Иркутск
1079
Ждал вашего комментария. Спасибо!
0
Понравилось.
0
Сколько успел прочитал. Догоню позжа. Сильно написано... самобытно преподнесено .... Это как родник в старом заиленном ручье! Прими от Щукаря... (я редко это говорю)))) 5+++
0

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх