Войти
Вход на сайт
Вход через социальную сеть

В островах...или, когда мы были молодые

Когда тебе до 30,то всегда хочется многое попробовать, испытать, поделиться впечатлениями с друзьями, и тем более, если ты-охотник. Ведь ещё за долго до открытия осенней охоты на водоплавающую дичь каждый из нас вспоминает «свои» места и строит планы будущей поездки. В тот год, середины 80-х, на многих озёрах НСО вода ушла, оставив у уреза камыша полоску донного ила. Множество плесин с водой в камышовых займищах, где уткам было раздолье на все случаи их бытия, оказались недоступными. Как говорится, видит око, да зуб неймёт. Многие охотники не понаслышке знают, что такое озёрный донный ил. Когда кто-то как бы держит твои болотники мёртвой хваткой и готов вот-вот отправить тебя далее босяком, а то и просто оставить с собой на вечность. Вот и мы с моим приятелем попытались с разведкой пробиться к таким полоям на своих «конвертах».Однако, испытав все «радости» такой охоты, решили изготовить лыжи из пенопласта. Сказано-сделано. Кое-что из основ судостроения были известны: длина бежит. Да и требования к самому производству лыж для скольжения по камышам и илу значительно уступали нормам проектирования подводной лодки, хотя вопрос возможного погружения также принимался в расчёт. Ведь всё гениальное просто, как и задача... Лыжи должны удерживать на плаву охотника в полном снаряжении, из расчёта его веса, примерно в сотню килограмм. А подошвы сапог располагаться гораздо ниже «ватерлинии», что давало хорошую начальную остойчивость нашим вездеходам. Плотный пенопласт, стеклоткань и эпоксидная смола были найдены без особых трудов и материальных затрат. Ведь в то время всё было государственным: что-то было выписано за наличный, а что-то- для производства, а кое-что было просто «конфисковано» как излишки или остаток.

И вот, наступил торжественный день испытаний в естественных условиях, где и намечалась осенняя охота на водоплавающую. Всё оказалось даже лучше, чем предполагалось. Я гордо ходил по камышу и по озёрному илу, как ,,летучий голландец,, , оставляя за собой широкий след от лыж, примерно, как буран на снегу. Вокруг, на сотни метров, ни единой души. Лишь десятки взлетающих уток, которые с явным удивлением и неохотно делали маленький круг, и вновь садились на ближний выстрел. Однако на мелководье, где глубина была более десяти сантиметров, лыжи расплывались и «лыжник» шёл, как корова по льду. Но это мне удалось понять слишком поздно, когда я уже «макнулся» в воду с донным илом, который был нагрет июльским солнышком, как парное молоко... Дело оставалось за немногим: подготовить лёгкий шест, набраться терпения в ожидании осени и спрятать «лыжи» в камыше до важных времён, открытия охоты.

...Последние дни августа: пришло долгожданное время открытия осенней охоты. Как обычно, приехали электричкой на охотничью базу и выписали путёвки (оз.Сектинское). Охотников очень много, но почти на всех лицах разочарование. Воды в канале практически нет, а на других выходах на чистую воду необходимо прикладывать серьёзные усилия, даже и с «резинкой» или «конвертом» - не каждому под силу. И, конечно, вдохновения на охотничий подвиг хватало лишь у самых «больных» .

Но мы-то с приятелем - белая кость; у нас всё готово к охоте и озёрный ил нам нипочём. Вот уже и на своём намеченном месте. Однако чувствуется, что за последний месяц вода ушла еще больше. Добрались до первого полоя.Мой напарник, будучи не спортивным,с лёгкостью в душе дал мне возможность испытать наше детище в боевой обстановке. Ружьё на плече, патронташ, бинокль- и я обогнув пару плёсов, уже через несколько минут стоял у кромки камыша, который местами был отделён от чистой воды озера более чем сотней метров. Чуть в стороне, примерно в двухстах метрах от берега, кто-то из страстных охотников сделал каркас скрадка, и обтянул его маскировочной сеткой. Утки пролетали лишь изредка, да и понятно: откуда им взяться, ведь мест для гнездовий совсем нет. Лишь над серединой озера иногда пролетали стайки местной утки и с ходу подсаживались к кормящимся сородичам. Я посмотрел на ближайшего соседа в скрадке.Оказалось,что тот, также в бинокль рассматривал меня, но видимо, был в недоумении: как я мог дойти до самой кромки камыша. Потом он встал во весь рост, помахал мне рукой, вроде приглашая к себе в гости. Однако обменявшись парой громких реплик, я пригласил его дружески встречать утреннюю зорьку с нами, но, получив отмашку рукой, вновь вернулся к плёсу, где оставил своего приятель... . Утро открытия охоты, несмотря на «безводье» и «безрыбье» было удачным. Ведь утки, привыкшие к полной безопасности в своих насиженных местах, не могли сразу понять, что к чему, и после вечерней зорьки уже была «оформлена» норма двух дневной охоты... Время ещё только-только подошло за вторую половину дня, но мы уже сидели в электричке. За окнами вагона как бы проплывали пшеничные поля, колки и болотистые низины, покрытые зелёным ковром водной растительности. Мой приятель, откинувшись на спинку сиденья, уже мирно сопел, а за его спиной сидела чуть захмелевшая компания, далеко не молодых охотников и степенно вела разговор о прошедшем открытии охоты... Я прислушался и вдруг понял, что речь шла о моей «прогулке на лыжах». Один из них рассказывал, что вчера он видел, как кто-то из охотников «гулял» прямо по донному илу у уреза камыша и даже он сам лично приглашал его в гости. Охотник некоторое время помолчал, потом как-то философски и убедительно доказывал свою версию увиденного, но после очередных «капель» эта тема плавно перешла в анекдоты, а затем сместилась и на другие «прелести» сугубо мужской жизни. Я же продолжал смотреть на проплывающие за окном пейзажи осенней природы и улыбался от услышанного, а в мыслях роились новые планы охоты в островах ... Однако судьба «плавающих» лыж не имела логического продолжения: они даже не дожили до моей следующей охоты, хотя мне хотелось ещё ни один раз походить по камышовым островам.... Вернувшись через две недели, я увидел огромное черное поле от выгоревшего камыша. На том же месте, где были прятаны лыжи, угадывались лишь остатки пенопласта, расплавившейся стеклоткани и застывшей эпоксидной смолы. Видимо, природе так надо было распорядиться, что уже на следующий год, после обильных снегопадов и летних дождей, всё займище заполнилось водой: вновь появились сплавины, вырос новый камыш, вернулись на гнездовья утки. И мы с приятелем, как и в прежние годы, охотились в тех же камышовых островах. Сидя вечерами у охотничьего костра, иногда вспоминали судьбу лыж, которая незримо «вплелась» в одну из многих, невыдуманных охотничьих историй...

P.S Моего приятеля, по той охоте, давно нет...  Времена перестройки, сломало многих..! На нашем ,,сибирском форуме,, есть видио, где изготовлены лыжи охотником -из Москвы. Удивительно, но изготовлены практически точно также, как и мы с моим приятелем, только почти полвека назад!!!

НОВОСИБИРСК
19320
Голосовать
Комментарии (6)
Новосибирск (родился в Болотнинском районе, деревня Хвощевая)
1836
С интересом прочитал рассказ.++
1
Германия
11677
Да уж..... Интересно. Это точно 90 много что и кого сломали. Довольно интересная история! 8+++
0
Новосибирск
24469
Спасибо Тихон!+
0
Казахстан, Актобе
23249
Отлично, Тихон!
0
Иркутск
1079
Уже и приятеля четверть века нет, а память о нём жива. !!!
0
НОВОСИБИРСК
19320
Жакан, В молодости, до перестройки, даже были друзьми, и свидетелем на моей свадьбе. Однако..!
0

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх