Войти
Вход на сайт
Вход через социальную сеть

Протокол Висконсин. Рассказ Собачья месть.

 

На этот раз, охота на лис в средней лесостепной полосе России, упорно не задавалась. Группа раз за разом прочесывала окрестные овраги, смешно именуемые на местном диалекте «головками». Но все безрезультатно. Все они были удручающе пустыми. Старший группы, с маниакальным упорством, выставлял коллектив на все новые и новые овраги. Когда количество прочесываний по пересеченной местности начало подбираться к десятку, в группе началось робкое брожение. Часть охотников определенно утомилась и возжелала тайм-аут. Старший, снизошел до того, что позволил сделать привал с целью перекуса и набора новых сил. Перекус плавно превращался в полное поедалово всех съестных припасов и далее, предсказуемо возникла прямая угроза превращения охоты в банальную пьянку на природе. Городской охотник, молча наблюдал за стандартной трансформацией охотничьего коллектива в сборище отдыхающих на свежем воздухе. По заведенной традиции, ему вменялось вознаграждать коллектив бутылкой водки, за каждую добытую лису. Коллектив расслабился, с собой была маленькая чекушка на разгон и справедливо рассчитывал на пару бутылок от городского. Охота явно не складывалась и группа начинала разочаровываться в празднике. Чекушки на семь человек не хватит. Городской охотник же, принципиально не пил, когда держал в руках оружие.

Самая опасная фаза отдыха на охоте, когда начинаются показательные стрельбы по бутылкам. Через некоторое время она наступила. Несчастная бутылочка неоднократно взлетала и была не раз безуспешно обстреляна. Охотник не выдержал и заржал. Зря он это сделал. Бутылочка была обстреляна в удвоенном темпе, но по-прежнему оставалась предательски целой. Когда расход патронов превысил все допустимые рамки, бессмысленная стрельба прекратилась. Охотники перешли к дискуссии о преимуществах их ружей над ружьем городского. На тот момент, он был вооружен тактическим помповым ружьем, вследствие своей полной неопытности в стрелковом деле. Осознавая это, городской охотник скромно отмалчивался. Рефлексия по новичку полностью удалась и коллектив задумался об очередной теме для глубокомысленной дискуссии.

Старший воспользовался паузой и предварительно посоветовавшись с егерем, предложил заняться санитарным отстрелом бродячих собак. Егерь приметил заброшенный свинарник, со следами присутствия там стаи собак, и дал санкцию на санитарную акцию. Группа с воодушевлением восприняла идею. Все погрузились в машины и выдвинулись к новому месту охоты. Охотник от такой перспективы ни разу не обрадовался. Стрельба по собакам отнюдь не входила в его планы. Но он кое-что понимал в особенностях групповой психологии, а также хорошо помнил советский фильм «Осенний марафон». Если коллектив чего-то решил, то находясь в его составе, лучше ему сильно не перечить. К тому же, насколько он смутно припоминал, бродячие собаки действительно считались вредителями.

Машины, тихо подъехали к бывшему свинарнику. Охотники построились цепью, уступом назад и выдвинулись к цели. Городского охотника поставили в основании уступа, так как он всем своим видом демонстрировал неприятие охоты на диких собак. По всей видимости, более опытные товарищи знали, что в этом месте цепи, вероятность выхода животных наименьшая. Так оно и оказалось. Стреляли двое, стоящие по краям. Стая, вероятно учуяла чужаков и спешно ушла из свинарника. Фланговые охотники завалили всего одну собаку из пяти. Настроение у группы резко поднялось, она сочла, что выходные прошли более, чем успешно. Охотник не разделял этот энтузиазм, но предпочел промолчать и на этот раз. Так как все запасы уже были съедены, группа решила не отмечать событие, а просто разъехаться по домам. Типа инцидент исчерпан и дело сделано. Однако для городского охотника событие отнюдь не закончилось. Бродячие собаки решили передать ему горячий привет.

На следующие выходные, охотник снова выехал в окрестности брошенного свинарника. Работая в отделе маркетинга одной крупной компании и как-то в молодом коллективе, случайно зашел разговор об экстремальных видах отдыха. Коллектив оказался продвинутым в современных видах отдыха и предложил самим попробовать на деле, один из видов экстрима. Быстро раскинув оставшимися мозгами и сходу отбросив всякие экзотические виды экстремизма, типа спуск на лыжах по необустроенному снежному склону, методом простейшего исключения был выбран… парашютный спорт. Благо, что местный аэродром был относительно рядом и предлагал прыжки, причем за весьма умеренную сумму.

Охотник, в этом излишне молодом коллективе, был чуть более опытным в деле прыжков с тряпкой и кучей веревок над головой и уже имел за плечами опыт десятка прыжков. Ранее, он из любопытства прыгнул, а затем даже пытался учиться прыжковому делу. Но его карьера в той местности прервалась, соответственно прервалось обучение. Как более опытный товарищ, он подробно рассказал коллегам, как на самом деле выглядит процесс отчаянной психологической борьбы со своим собственным организмом, в деле реализации, не имеющего рационального объяснения, желания человека вывалиться из летящего самолета. На его удивление, молодецкий и как оказалось вполне себе сплоченный коллектив бренд-манагеров, решительно отмел сомнения прочь и сосредоточился на практической реализации столь увлекательной идеи. Коллектив с пристрастием допросил «опытного» прыгуна, как на практике все обстоит.

На что охотник прямо ответил, что главная проблема в прыжке, это не упасть со смеха от выслушивания фантастических отмазок коллег, почему они не смогли приехать на аэродром. Он хорошо помнил этот момент, когда вместо битком набитой машины, договорившихся выехать на прыжок в субботу, он наблюдал себя единственного на пороге аэроклуба. Коллектив, обсмеял косные привычки его бывших коллег и категорически заявил, что в ближайшую субботу все как один выстроятся на взлетном поле в полном обмундировании. А когда охотник сказал, что обычно народ сбрасывает до килограмма веса от психологического стресса, то женская половина коллектива взвыла от восторга и окончательно утвердилась в своем желании сигануть в неизвестность.  Охотник провел подробный технический инструктаж. В назначенное время, коллектив как штык, в почти полном составе, собрался в заранее назначенных точках сбора, к немалому удивлению охотника. Отряд потерял всего лишь одного нестойкого бойца, как и предсказывал ранее охотник, от нее последовала совершенно неубедительная и смехотворная отмазка.

Здесь, наверно, стоит кратко проинформировать о самом экстрим-хобби. С технической точки зрения, этот вид занятий или спорта, считается не самым сложным. Выброска любителей из самолета происходит на русских десантных куполообразных парашютах, надежность которых проверена многими десятилетиями. В дополнение к основному куполу, на любителя, строго обязательно навешивают запасной парашют. Который, в свою очередь, отличается такой же запредельной надежностью. Статистически получить несчастный случай с выбросом любителя, равен примерно одному на миллион выбросов. Причем как правило, все несчастные случаи происходят не по вине парашютной системы, а по полетным параметрам. То есть, если любитель экстремально нарушил инструктаж или летчик как-то не так полетел. Случаев не раскрытия парашюта, а тем более одновременно двух, не могли припомнить даже возрастные инструкторы.

Обычно аэроклубы учат в один или два этапа. Первый этап, то бишь первый и единственный прыжок квалифицируют как хобби. На этом этапе отсеивается подавляющее большинство. Процент желающих сие не повторить практически близок сотне процентов и лишь единицы продолжают обучение. Не испугавшиеся в первый раз, идут прыгать еще раз. И совершенно напрасно, так как на втором-третьем прыжке приходит полное осознание животного ужаса, стремительного полета беззащитного живого организма навстречу земле. Например, охотник на третьем прыжке от страха забыл заблокировать запасной парашют и больно приложился об землю. Вопреки всем ожиданиям, посадка одновременно на двух куполах более жесткая, чем с одним, штатно открытым. Если в первом прыжке, психика борется с неизвестностью прыжка как такового, то во втором психика полностью осознает, что происходит и в этом случае некоторых накрывает конкретно. Устоявшие в первых двух прыжках, проходят курс обучения ориентации тела в свободном полете, при фиксации которого, в определенном положении, можно выпустить парашют типа «матрас» и далее наслаждаться управляемым полетом. До этого этапа обычно доходят единичные безбашенные любители бездонного синего неба и получатели запредельных положительных эмоций от парения без всяких моторов, аки птицы.

Вновь желающих парить в небе, высыпали из самолета очень быстро. Все обошлось без происшествий. Молодые маркетологи были довольны по уши, ну или во всяком случае очень правдоподобно скрывали страх от прошедшего экстремизма. Охотника, выбрасывали по иной программе, так как у него это был 13-й прыжок, то ему полагалось по программе обучения не просто прыгнуть с автоматическим выдергиванием парашюта, но в более продвинутом варианте. Он должен был набраться сил и подавить свой страх, на протяжении пяти секунд и лишь затем дернуть спасительное кольцо. Соответственно, самолет поднимался слегка повыше для такого упражнения. Прыжок прошел штатно, но вот подавление страха, совсем не получилось и он дернул кольцо практически сразу. Как следствие, ему пришлось пролететь на парашюте немного дольше рассчитанного времени. Как результат, он приземлился не на поле, а на чахлый остов теплицы в прилегающем садоводческом поселке. Каркас теплицы был сделан из подручных досок весьма почтенного возраста и проломился под тушкой охотника без малейших последствий для организма оного. Чертыхаясь, охотник затолкал как мог парашют в рюкзак и поплелся в сторону аэроклуба.

Недалеко от выхода из садового поселка, путь ему преградила стая не крупных бродячих собак, в которых охотник легко узнал персонажей предыдущей охоты. Собаки выдвинулись к упавшему с неба, прижимая его к редкому штакетнику одного из участков. Охотник, на свое удивление, не слишком испугался. Вероятно, подействовал стресс от нерасчетного места приземления. Он аккуратно снял парашют с плеча и медленно отошел спиной к забору, готовясь встретить нападение с прикрытой спиной. В этот момент он пожалел, что не взял специальный нож-стропорез, здесь бы он ему весьма пригодился.

Лидер стаи прыгнул первым. Охотник, сделал шаг в сторону с поворотом и с размаху заехал собаке в брюхо ногой прямо в момент прыжка. Собаке такая реакция совершенно не понравилась, она сбилась с дыхания и прекратила агрессивно лаять. На лапах устояла, но отошла в сторону и попыталась восстановить дыхание.  Вторая собака пыталась укусить незадачливого прыгуна за ногу, чуть пониже колена, так как он теперь стоял к ней боком и нога представлялась доступной целью. Охотник отчетливо видел движение собаки к ноге и открывающуюся пасть во время движения. Встреча кулака с собачим носом начисто отбила агрессию у второго члена стаи и сопровождалась жалобным звуком. Все-таки собачьи носы, достаточно нежный орган и совсем не предназначены для жестких встреч со сжатыми хрящевидными частями кулаков. После двух неудачных выпадов, в стае значительно просел уровень недоброжелательности по отношению к чужаку, она стушевалась и отступила, не прекращая угрожающе лаять. Вожак видимо решил, что столкновение будет не особо продуктивным. Отбился!

Охотник пришел к аэроклубу через полчаса и на подходе встретил пару энтузиастов, собирающихся на его поиски. К счастью, он не повис на дереве и внешне выглядел не поврежденным, что быстро охладило поисковый пыл энтузиастов. Обратную дорогу охотник-парашютист молчал и не участвовал в бурном обсуждении коллег, знаменательно проведенного уик-энда. Он был законченный материалист. После того, как все коллеги были развезены по городу, он вернулся домой и экипировался на повторную встречу. Взял ружье и пачку картечи. На правый бок прицепил кобуру с (травматическим) пистолетом. На левый бок нож устрашающего размера. На шею намотал свой самый длинный шарф. Мало ли что. Поехал обратно к собакам. Как назло, пошел легкий снег. Следы точно заметет. Он тщательно прочесал дачный поселок вдоль и поперек. Нигде не было ни малейших следов собачьей стаи. 

Разочарованный таким исходом, он позвонил старшему в группе охотников и попробовал рассказать о случившемся. В ответ он услышал недоуменный смешок. Оказывается, старший с егерем на неделе еще раз сходили на то место и расстреляли всю оставшуюся стаю. Старший добавил, что вероятно ему показалось что-то лишнее.

- Однако странные повадки у собак лесостепной полосы России.

Подумал городской охотник и выключил трубку. Он не стал спорить, но прочесывание поселка прекратил и уехал домой в легком недоумении. День получился излишне насыщенным, пора было его заканчивать менее экстремальным способом.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Москва
240
Голосовать
Комментарии (6)
Казахстан, Актобе
19317
Читаю с удовольствием, +++
0
Станция Акчурла
10115
Ох уж эти собаки! https://www.hunting.ru/blogs/view/89806/
1
Москва
240
СКИф, зачетные комментарии у Вас там к рассказу)
Я после того случая, буду стрелять псовых без зазрения совести.
0
Казахстан, Актобе
19317
becon, СКифы, они такие)))) Не в бровь, а в глаз. По существу и долго не размышляя))))
0
Чувашия г. Чебоксары
11478
Весьма поверхностные знания как о парашютных прыжках, так и о жизни бродячих собаках. )))
0
Пермь
13460
Сталкиваясь с бродячими собаками успевал сломать 2-3 метровую ветку ивы.
Резкий взмах и удар по земле приводил бродячую собаку "в чувство".
Приходилось пару раз удар повторять, собаки сразу меняли поведение и убегали стороной.

Текст читать приятно. Слова "сложены" мастерски.
1

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх