Войти
Вход на сайт
Вход через социальную сеть

ШЛЯПА

     В замечательной книге известного орнитолога и писателя Евгения Павловича Спангенберга  (1898-1968) "Рассказы натуралиста" есть довольно большой рассказ "Вася". Это повествование о юном друге Евгения Павловича - Васе Ризене, с которым учёный познакомился летом 1947 года в деревне Борок, проводя свои научные исследования на Рыбинском водохранилище в Дарвинском государственном заповеднике. Незаурядный паренёк вскоре стал неоценимым помощником и верным спутником Е.П.Спангенберга в ежедневных лодочных экскурсиях орнитолога по водным просторам заповедной территории и кольцевании птиц на её островах. Приглядевшись к Васе и поняв, что мальчишка не мыслит свою жизнь без охоты и, соответственно, без ружья, маститый натуралист сделал ему подарок - купил в Москве и привёз в Борок простенькую одностволку. Вася был на "седьмом небе" от такого счастья! После нескольких недель муштры юный охотник зарекомендовал себя только с положительной стороны - паренёк сызмальства освоил, под пристальным руководством Евгения Павловича, правила безопасного обращения с огнестрельным оружием и мог охотиться самостоятельно. Василий Андреевич Ризен на всю жизнь сохранил в памяти то счастливое время своего "заповедного" детства, когда в обществе Е.П.Спангенберга он доверительно позновал мир природы, птиц и, конечно же, охоты. Со временем, став уже повзрослевшим юношей и трудясь под Архангельском механиком, Василий специально приехал в Москву к Евгению Павловичу с целью приобрести себе для охоты новое ружьё. Уже в гостях, молодой человек за вечерним чаем признался Е.П.Спангенбергу, что для этой цели он накопил изрядную сумму денег, лишая себя при этом в жизни "самого необходимого", и мечтает купить хорошую двустволку. Ту самую одностволку, подаренную ему некогда Евгением Павловичем, - своё первое ружьё, Василий, по совету орнитолога, решил не продавать, а сохранить в семье на память, передав по наследству младшему брату. На следущий день, обойдя ряд охотничьих магазинов, они нашли, выбрали и купили достойное ружьё - двуствольную "бельгийку" 16-го калибра. Попробовав бой ружья за городом и убедившись, что купленная двустволка бьёт превосходно, счастливый Василий уехал на Север - в Архангельск, увозя с собой в чехле шикарную "бельгийку" и ... оставив у Евгения Павловича навсегда свою новую фетровую шляпу, приобретённую им накануне в "ГУМе". Сдачи от накопленных "ружейных" денег с лихвой хватило и на неё, и прочие предметы личного гардероба молодого механика. Интересно, что в своём рассказе, посвящённом Василию Ризену, Е.П.Спангенберг, вероятно, из деликатности и уважения к своему молодому другу не упоминает один инцидент, связанный как раз с этим головным убором. А дело было такое (об этом поведал мне внук Василия Андреевича - В.В.Ризен, любезно поделившийся со мной этим грустно-"смешным"случаем и фотографиями из семейного архива). Вернушись к Евгению Павловичу с ново-купленным ружьём, Василий ещё раз примерил на своей лихо вьющейся шевелюре обновку - шляпа очень шла молодому охотнику и он остался довольным - теперь можно и с девушками дружить! Сидя за обеденным столом и горячо обсуждая тонкости утиной охоты, ни Василий, ни Евгений Павлович не заметили, как к фетровой шляпе, ожидающей терпеливо своего хозяина на невысоком зеркальном комоде, пробралась одна из кошек супруги известного натуралиста. Обнюхав спокойно головной убор Василия, кошка запрыхнула внутрь перевёрнутой шляпы и... справила свою нужду, как говорится, "по-большому". А спустя секунды она исчезла восвояси по своим домашним делам, явно перепутов туалетный ящик со шляпой механика из Архангельска. И представьте себе, каково было "разочарование" Васи Ризена, когда он, собравшийся уже в обратный путь к себе на Север, хотел было надеть в дорогу так идущую ему шляпу! Промолчав и терпеливо выслушав дружеские утешения со стороны Евгения Павловича и Екатерины Иннокентьевны - супруги орнитолога, Василий извиняюще поспешил на столичный вокзал, ... оставив навсегда в квартире своего друга и учителя новую фетровую шляпу, недавно купленную в городском универмаге. Как позднее признавался сам Василий своим родным - с таким вот пакостливым поступком кошки он, к сожалению, навсегда потерял интерес к шляпам. В будущем, проносив различные головные уборы, но только не шляпы (!), Василий Андреевич Ризен уже не без откровенной улыбки частенько вспоминал этот досадный случай, убеждаясь в глубоком философском смысле пословицы "Время лечит!"...

Та самая "бельгийка" - двустволка 16-го калибра, перешедшая по наследству внуку В.А.Ризена - В.В.Ризену.

Василий Ризен с мамой Еленой Генриховной. Середина-конец 50-х годов прошлого века.

Новосибирск (Академгородок)
1542
Голосовать
Комментарии (4)
Казахстан, Актобе
18794
Добрая память о прекрасных людях, +++
1
Новосибирск (Академгородок)
1542
Спасибо большое, ув. Александр! Ваши комментарии для меня всегда ценны...
0
Пермь
12340
Сколько молодых ребят, без специального образования трудились в экспедициях вместе с орнитологами, биологами, лесоустроителями. Они всегда отличались простотой и безграничной преданностью к инженерам.
1
Новосибирск (Академгородок)
1542
Совершенно верно, ув. Леонид! ...Куда бы не приезжал в экспедицию Е.П.Спангенберг всегда у него были добровольные помощники, которые впоследствие становились друзьями. На всей территории бывшего СССР.
1

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх