Войти
Вход на сайт
Вход через социальную сеть

ЯКУТ ХОДЯ

                                                                                         

                         Тихий тёплый августовский день не торопил давних друзей закончить

                     беседу, начатую за обедом, да и обстановка располагала. Рядом ещё шёл

                     лёгкий дымок от догорающего костра, на котором я приготовил заме-

                     чательный обед из селезня кряковой утки, добытого мной утром, а одно-           

                     скатный большой шалаш создавал уют обжитого бивака.

                        Отец и Александр Николаевич сидели на толстых берёзовых чурбаках, по-                                                                                                            

                     куривая папиросы. Они почтительно относились друг к другу и с интересом                                                                                                                             

                     могли вести неспешные беседы на любые темы. На этот раз, подогретые

                     рюмкой горячительного, вспомнили эпизоды из своей жизни из периода

                     Великой Отечественной войны.

                        Александр Николаевич, будучи по профессии ветеринар, с началом войны

                     был направлен в Якутию на отбор лошадей для армии и народного хо-

                     зяйства. Иногда ему приходилось и вместе с табунщиками перегонять табун

                     лошадей из колхоза к месту погрузки на баржи.

                        И вот, сидя у догорающего костра на сенокосе, приехав к нам как контроли-

                      рующий заготовку сена, он поведал отцу и мне занятный эпизод, а вместе с этим и

                     простоту души якутов.

                        - Закончив ветеринарное обследование и отбор лошадей для фронта в

                     очередном колхозе Вилюйской группы, мы с табуном двинулись вдоль

                     реки Вилюй к Вилюйску для погрузки лошадей на баржу – начал свой рас-

                     сказ Александр Николаевич.  

                        - От улусов до Вилюйска дороги были в виде зимников, а в тёплое время

                     сообщение осуществлялось по охотничьим тропам в обход болот. Ночёвку

                     наметили на широкой косе Вилюя. Место выбрали с учетом охраны ло-

                     шадей от волков и медведей в ночное время.

                        Шла последняя декада сентября. В это время молодые волчата «проходят

                     подготовку» к самостоятельной охоте, а медведи добирают себе на зимов-

                     ку запас жира.

                        Нападения волков и медведей на лошадей и оленей в то время в случа-

                     лись часто. Это уже после войны, с появлением вертолётов, добились зна-

                     чительного сокращения численности волков.

                         До заката солнца табун вышел к месту ночёвки и табунщики начали под—

                     готовку к ночлегу и охране лошадей ночью. Несколько костров готовилось

                     вдоль стоянки лошадей; лошади ставились на привязь так, чтобы они не за-

                     путались между собой и каждой задавалось необходимое количество

                     корма.

                         Мне не всегда получалось с командой переезжать между колхозами, а

                     одному ездить по таёжной местности и малозаметным охотничьим тропам

                     было не безопасно. С целью охраны, а, главное, в качестве проводника, ко

                     мне был приставлен якут Катааных Отуков. Из-за сложно произносимого

                     имени, его все называли «Ходя» или «Былё» Эти имена к нему пристали

                     от его ответа на вопросы: -Ты туда-то дорогу знаешь? На что он отвечал-Ходя!

                     А на вопрос: - Ты был там-то? Он отвечал-Былё.

                        Имя его означало – Крепкий, а фамилию он получил от родителей, которые

                     занимались охотой из скрадки (шалаша из сена). 

                        Я с якутом тоже готовился к ночлегу. Погода портилась, пробрасывали от-

                     дельные снежинки, подул северный ветер. Ожидая непогоду, поставили  

                      маленькую зелёную палатку и готовили дрова для костра.

                        За этими приготовлениями к ночлегу нас застала огромная стая диких гусей,

                     которая тихо гогоча, летела со снижением над рекой. Якут вплотную прижался

                     ко мне, как будто гуси могли услышать его, и жестикулируя руками, при этом

                     азартно бегая глазами, стал уговаривать меня отпустить его на добычу гуся:

                         - Начальника! Она рядом села! Отпусти! Вечером шерпа будет укусная!

                        Погода продолжала портится, из туч снег уже падал хлопьями, видимость не

                     более пятидесяти метров. Я засомневался в удачной охоте якута, но думая о

                     скудном пайке нашего ужина, всё же разрешил ему испытать удачу, но при

                     этом быть осторожным и осмотрительным, так как на гусей сейчас могут охо-

                     титься и звери: рыси, волки и медведи.

                         Получив разрешение, якут в одно мгновение заскочил в палатку и тут же

                     выскочил, держа в руках свою берданку, на прикладе и ложе которой видне-

                     лись многочисленные насечки, сделанные острым охотничьим ножом. Одни

                     были свежими, а другие едва заметные на темно-сером фоне приклада. Он

                     как-то говорил мне, что ружьё досталось ему от деда и на нём лежит заговор

                     на меткость самого шамана, а каждая засечка, это метка о добытом медведе,

                     сохатом и олене.

                         Перед тем, как ему скрыться в прибрежных кустах, я окликнул его:

                         - Ходя, а заряд то с крупной дробью у тебя есть?

                         - Нет… – растерянно ответил тот.

                         - Ходя не охотится с такой зарядом… - добавил он.

                         - Ходя, надо пулю аккуратно разрубить на четыре части и обратно вставить

                            в патрон. У тебя в заряде будет четыре пули и тогда при такой погоде точ-

                            но не будет промаха. - посоветовал я.

                          Якут без лишних уточнений быстро выбил пулю из патрона, разрубил её

                      ножом и обратно сложив и завернув в бумагу, вставил в патрон.

                         Через полчаса из-за поворота реки послышался выстрел старой берданки

                      Ходи. И вот у костра из темноты появился Ходя. В руках он нес трёх добытых

                      Гусей.

                          - Вот это хорошо! Вот это охотник! Ну, молодец! – горячо похвалил я Ходю.

                      Сидевшие у костра табунщики радостно подхватили мои поздравления.

                          - Какой хорошо! Худо однако! А куда ещё одна пуля улетела! – без всякой

                             иронии став возражать Ходя.

                          Мне на полном серьёзе пришлось утешать якута и жестикулируя руками

                      показывать траекторию разлёта частей пули

                          Пока я убеждал и утешал Ходю, что всё получилось, как надо и очень хоро-

                      шо, табунщики разделали добытых гусей и поставили на костер вариться

                      шерпу.

                          Табор табунщиков укутал дымок костров, перемешанный со щекочущим

                      запахом шерпы из гусятины и перловки.

                          Все годы Великой Отечественной войны Ходя оставался в моем подчинении,

                      как проводник, а в свою очередь всячески содействовал этому. От мобилиза-

                      ции он был освобождён по возрасту.

                         С наступлением зимы Ходя на переходах между колхозами и при сопрово-   

                     ждении табунов лошадей попутно добывал пушных зверьков, а для этого

                     он обзавелся собакой из породы лаек и в дополнение к берданке у него всегда

                     была при себе малокалиберка. Для повышения точности прицеливания у этого

                     ружья вместо обычной мушки служил клык колонка. Точность выстрелов Ходи

                     поражали меня. За всё время добычи пушных зверьков Ходя не разу не испорти

                     их шкурку.

                         Как-то на перегоне лошадей собака облаяла очередную белку и я, не утерпев,

                    попросил у Ходи добыть зверька из его малокалиберного ружья. За такую добы-

                    чу Ходя, не глядя на своё подчинение, долго ругал меня на якутском языке, а

                    потом всё же попытался разъяснить, что целиться и стрелять надо в носик зверь-

                    ка, как он назвал в «писю» и потом несколько раз ткнул указательным пальцем

                    себе в нос.

                        Добытую мной белку с дыркой на вылет в шею, Ходя в одно мгновение

                    ободрал, а тушку бросил собаке, продолжая что-то бормотать на якутском языке.

                    Я же больше не рисковал добывать пушных зверьков. Я и до этого выстрела знал,

                    что целиться надо в носик зверька, но проблема не в точности прицеливания, а в

                   моменте выстрела.

                      Только в 1946 году я получил разрешение на убытие из Якутии. Ещё целый год

                   после войны продолжался отбор лошадей, но уже только для народного хозяйст-

                   ва. В отдельных колхозах лошадей остались единицы. Охотники и рыбаки заходи-

                   ли в тайгу, таская весь скарб десятки километров на себе, а где выращивали какие-то

                   сельскохозяйственные культуры, так землю пахали на коровах.

                      Каждый год из Якутии для нужд армии и народного хозяйства поставлялось до

                   5800 лошадей.

                      Да, тоже настрадался народ. Вот так прошла моя служба в мобилизационных

                   органах в тайге всю войну- вздохнув, закончил свой рассказ Александр Николаевич.           

                

                         

Голосовать

Лучшие комментарии по рейтингу

Станция Акчурла
10113
komar.v.lesy2, вот если бы все четыре части пули нашли себе по гусю...пожалуй и я бы усомнился...а три это нормально)). Впрочем как и белка с простреленной шеей)) Воспоминания предков всегда интересны! ИСТОРИЯ!
7
г. Новосибирск
79
Интересный рассказ!!!
5
Деревенька у реки, Центральное Черноземье
445
Понравилось, двенадцатая! *
4
Комментарии (16)
Чувашия г. Чебоксары
11030
Пенсионеры скоро уйдут, надо чтобы их воспоминания остались. +
-2
Германия
6689
Валерий прав, хорошо написана история края, времени, людей! Голосую однозначно. 6+++
-1
Сумы
1351
Автору спасибо за написанную историю...+++
-1
Тобольск
826
Интересно, но насчет пули(на четыре части) сомнительно. Уж извини, брат. ))
3
Чувашия г. Чебоксары
11030
komar.v.lesy2, Если берданка была нарезная, то пуля была обернута бумагой, а если гладкоствольная, то ещё проще, 4 куска свинца.
-3
НОВОСИБИРСК
14335
pensioner65 ,,Александр Николаевич,,, - ещё жив..? .. Прочитал с интересом! Спасибо!
2
Чувашия г. Чебоксары
11030
ТРОФЕЙ, Я вопроса не понял.
-3
Станция Акчурла
10113
komar.v.lesy2, вот если бы все четыре части пули нашли себе по гусю...пожалуй и я бы усомнился...а три это нормально)). Впрочем как и белка с простреленной шеей)) Воспоминания предков всегда интересны! ИСТОРИЯ!
7
Казахстан, Актобе
18794
Хорошее повествование
-1
Новосибирск (родился в Болотнинском районе, деревня Хвощевая)
1544
Увлекательный рассказ.+++
-1
НОВОСИБИРСК
14335
pensioner65, ,,, Да, тоже настрадался народ. Вот так прошла моя служба в мобилизационных

органах в тайге всю войну- вздохнув, закончил свой рассказ Александр Николаевич. ,,,
-1
Новосибирск
21438
С удовольствием прочёл рассказ!
-2
Деревенька у реки, Центральное Черноземье
445
Понравилось, двенадцатая! *
4
г. Новосибирск
79
Интересный рассказ!!!
5
новосибирск
1880
Спасибо! Так куда четвёртая пуля улетела!)
-1
Чувашия г. Чебоксары
11030
pet054, Как всегда - в белый свет.)))))))
-1

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх