Войти
Вход на сайт
Вход через социальную сеть

Трое

 

 Уважаемые коллеги сразу хочу сказать, что птица в этом рассказе совершает перелёты в дневное время. Конечно, я знаю, что миграция вальдшнепа происходит в ночное время. Надеюсь Вы простите мне этот небольшой вымысел. Фото взято из интернета. Спасибо.

Трое

 

С высоты полёта, проплывающий внизу лес всё ещё напоминал морскую гладь буро-зелёного цвета с барашками пожелтевших берёзовых рощиц. Тут и там в однообразной зелёной массе виднелись вкрапления островов-полянок и заливы опушек, а извилистые овраги будто дороги разрезали монолитную неподвижность леса на части. Иногда, очень редко, встречались крошечные деревеньки, от которых отходил еле заметный пунктир дорожек и тропинок и тогда птица заранее отворачивала от них в сторону, стараясь прижаться пониже к кронам деревьев, побыстрее облететь это смертельно опасное для неё место. Это было в октябре, но сейчас в самом начале ноября, лес почти сбросил нарядный жёлто-красный наряд и стал опасно прозрачным. Настолько прозрачным, что видны были небольшие семейства диких свиней, мирно пасущиеся на склонах оврагов, лесные коровы со смешными, нескладными телятами, рыжие кляксы свернувшихся клубками лисиц на дневном отдыхе и многое другое. Лес словно поредел и перестал быть надёжной защитой лесного населения.  Повинуясь многолетнему распорядку, птица в середине октября уже в десятый раз покинула родные Вятские леса и начала стремительный перелёт во Францию, к Гасконскому заливу на Юго-Востоке побережья. На этот раз перелёт давался очень тяжело. Вот уж две недели, как зарядили нескончаемые ледяные дожди, а сильный встречный ветер изматывал, отбирая последние силы. Она безнадёжно запаздывала. Другие птицы намного опередили её, а она всё никак не могла вырваться из этой изматывающей непогоды. Сегодня перелёт давался ей особо тяжело. Оперение насквозь промокло, болело неправильно сросшееся, перебитое несколько лет назад крыло. Пора было подыскивать место для отдыха, место укромное, спокойное, богатое пищей и надёжно закрывающее от непогоды. Как раз впереди начинался небольшой ельник, окружённый буреломом поваленных деревьев, густым кустарником и остатками ещё не полегшей от первого снега травы. Птица неспеша сделала облёт этого места. Один раз, второй, третий, с каждым разом уменьшая высоту и скорость полёта. Вроде бы всё было спокойно. Можно садиться. Она напоследок сделала вираж, резко снизилась, указывая ложное место посадки, затем почти прижалась к земле и на бреющем полёте круто сменила направление полёта, неслышно юркнув в переплетение веток ивового куста.    

Только очутившись в плотной загородке переплетённых между собой веток, живых и уже сохлых, за стеной высокой травы и зарывшись в комок уже опавших листьев можно было перевести дух, расслабить ноющие от напряжения мышцы, подумать о поиске пищи. Присада на землю была самым опасным моментом в жизни птицы. Она хорошо знала цену этому кажущемуся спокойствию, знала, как неожиданно и хлёстко могут прозвучать выстрелы и всегда очень тщательно относилась к выбору места отдыха и кормёжки. Птица была стара и опытна. За свою десятилетнюю жизнь она только лишь дважды попадала под обстрел охотников и как память об этих встречах носила в грудных мышцах крохотные кусочки свинца. Раны зажили, ей удалось отсидеться в глухих местах, уйти от настырных собак, уберечься от лис, вездесущих енотов и хищных птиц. Только она одна знала, чего это ей стоило, как пахнет голод, и как грудь разрывает пульсирующая, нестерпимая боль. Тогда она была молода и смогла залечить раны, но урок, жестоко преподанный ей жизнью, она выучила навсегда и в дальнейшем всегда избегала встреч с человеком и его неожиданным громом. С годами здоровье уходило и полученные раны стали всё чаще напоминать о себе ноющей ночной болью, тяжёлым взлётом и ещё большей осторожностью. Многие её товарищи погибли, в основном уже давно, не дожив даже до выведения первого потомства. Кто попал под выстрелы прятавшихся на сумрачной земле людей, кто стал добычей настырных хищников, и только она по счастливой случайности до сей поры была жива, чудом избежав огромного числа опасностей и невзгод. Но силы были уже не те. Впервые за долгие годы возраст так ощутимо давал знать о себе. Не было былой силы в махе раскидистых крыльев, неожиданно на полпути подкатывала коварная усталость, заставляющая делать промежуточные остановки для отдыха в самых неподходящих для этого местах. Она не успевала опередить настигающие её ночные морозы, мёрзлую по утрам корку на лесной подстилке, ледяной ветер и смешанный со снегом дождь. Всё отчётливее она понимала, что, видимо, это её последний перелёт. Немного отдохнув, птица начала перевёртывать клювом слежалую, опавшую листву. Спасаясь от подступающих холодов, вся живность ушла с поверхности, переместилась глубже в ещё сохранившие тепло слои почвы. Даже длинный, будто шпага клюв не доставал до зарывшихся в землю личинок и червяков. Птица безнадёжно буровила землю, сантиметр за сантиметром обследовала почву, но её добычей стали лишь несколько полусонных дождевых червей и с десяток впавших в осеннее забытье слизней. Этого было катастрофически мало, и она ещё раз подумала, как опрометчиво она запоздала с отлётом в этот раз. Надо было собрать все ещё оставшиеся силы и попытаться обогнать заморозки, добраться хотя бы до поймы какой-нибудь крупной реки, в который раз попробовать обмануть двух самых страшных своих врагов - голод и холод.

Птица устала, тщательно закопалась в листву, превратившись в ничем не примечательный едва различимый бугорок. Она неплотно прикрыла глаза и отрешённо задремала. Снилось ли ей что-то? Может быть, золотистые дюны Бискайского залива, юго-восточную часть которого люди называют иногда Гасконским, а может быть капустные поля столь богатые дождевыми червями? Или вересковые заросли вдоль побережья, где, после долгого и утомительного перелёта они, собравшись весёлой компанией молодых повес кормились и чуть шутя выясняли отношения? Может быть. Что ещё может причудиться старой, измотанной голодом и усталостью одинокой птице? Не знаю. Может она просто спала, пытаясь набраться хоть каких-то сил. Но сон, если он и был на самом деле, был сном чутким, сном тревоги и отчаяния. Птица и в полудрёме слушала голос леса, шелест падающих капель, тонкий посвист холодного ноябрьского ветра. Она хорошо знала, как убаюкивающая монотонность привычных шорохов и звуков может мгновенно переродиться в еле слышные интонации опасности и беды.

Тревога разлилась в воздухе внезапно словно неожиданный порыв ветра. Что-то изменилось вокруг, и птица насторожилась, осторожно, не меняя позы, боясь опрометчиво пошевелиться и тем самым выдать своё укрытие поудобнее подтянула под себя лапы и осмотрелась округ. Она не ошиблась, метрах в двадцати впереди видна была огромная собака. Она медленно продвигалась вперёд, и высоко подняв голову ловила налетающие порывы воздуха.

 Птица хорошо знала сколь коварны эти собаки! Сами по себе они не представляли большой опасности, и она могла легко отделаться от этих непрошенных увальней. Но всегда вслед за ними появлялся человек, и вот он то и был по-настоящему опасен. Она хорошо научилась различать охотничьих собак от всех других. Эти всё время рыскают по лесу, вынюхивают что-то, а поймав нужный запах становятся неподвижны. И вот тут появлялся человек со своим громом. Много раз она упускала миг, когда можно было невидимо для всех, почти бесшумно и незаметно слететь из укрытия, растворившись в лесной чаще. И тогда приходилось затаиваться, сохранять полную неподвижность, с ужасом выдерживая буквально нависшую над ней в нескольких метрах собаку. Сколько раз не выдержав напряжения, она судорожно, в отчаянном порыве делала спасительный бросок в воздух, прикрывалась стволами деревьев, делала крутые виражи и резко набирала высоту, всё дальше и дальше удаляясь от опасного места! Часто, очень часто это удавалось, но почти всегда гремел гром и рушились вокруг неё чем-то срезанные ветви деревьев, кружились вдруг опадающие от чего-то листья. Однажды, резкая боль обожгла её жгучим огнём, перехватило дыхание, тело, вдруг ставшее непослушным, перевернуло в воздухе и бросило к земле. Тогда она смогла неимоверным усилием выправиться, нырнуть за раскидистый куст и низом уйти через просеку подальше от опасного грома. Там она затаилась под вросшим в землю выворотнем пня и долго, почти две  недели болела, лишь изредка выбираясь на кормёжку. С тех самых пор она и носила в груди два этих маленьких кусочка свинца.

Именно поэтому, сейчас она пристально наблюдала за поведением собаки, готовая к подъёму в любой момент. Собака меж тем, очень медленно приближалась. По её поведению было понятно, что ведёт её не запах, а просто привычка двигаться вперёд. Она словно нехотя продвинулась ещё на несколько метров и опять остановилась. Птица, увлекшись наблюдениями пропустила тот благоприятный момент, когда ещё можно было безопасно покинуть убежище и теперь вжавшись в спасительную пёструю подстилку затаилась так, что лишь кончик полосатой головки да тёмные, крупные глаза виднелись из нагромождения опавших листьев. Собака подобралась к ней уже почти на два-три метра, но вот чудо, похоже так и не почувствовала её присутствие! Внимательно приглядевшись к своему смертельному врагу, птица вдруг поняла, что собака была очень старой, почти дряхлой. Спина её была по-старчески провислой, торчал худой нелепый крестец, а зрачки глаз были подёрнуты мутноватой паутинкой. Она стояла и тяжело дышала, вывалив набок влажный розоватый язык. Через мгновение она с тяжёлым вздохом-полустоном опустилась на землю и медленно откинулась на бок. Она совершенно не подозревала, что всего в двух метрах от неё сжалась в испуганный комок птица. Одна старость давала другой шанс на спасение. Птица слегка приободрилась и тут же услышала хруст сминаемых веток, тяжёлое сопенье и звуки неловких шагов Человека. Он тоже был далеко не молод.

Человек громко и тяжело сопел, медленно приближался к ним, продираясь сквозь кусты, обходя поваленные стволы полусгнивших деревьев, а в руке у него был смертоносный гром. Через несколько секунд он заметил лежащую на боку собаку и неторопливо подошёл к ней, присел на корточки рядом положил на землю гром и положил руку на бок собаки. Он нежно поглаживал её по боку, что-то негромко говорил, а собака, вслушиваясь в человеческую речь благодарно смотрела на него подслеповатыми глазами, чуть приподняв навстречу седую морду. Конечно, птица не понимала, что говорил человек, но говорил он долго и тихо, непрестанно поглаживая голову собаки. Затем он чуть отодвинулся и сунул в рот коротенькую носогрейку.  Закурил и также продолжая сидеть на корточках смотрел на свою помощницу, вздыхал и продолжал что-то говорить.

 Он хорошо помнил собаку глупым и весёлым щенком, помнил лужицы и кучки во дворе дома, свои покусанные во время игр в кровь острючими щенячьими зубами руки, ураганную радость маленького друга, когда он возвращался домой после работы. Много всего было за те тринадцать лет, что они провели вместе. Много всего, очень много. Было время, когда они оба полные сил, азарта и охотничьего фарта могли дни напролёт скитаться по безбрежным лесам и полям, вместе радоваться удачному выстрелу, любоваться неброской красотой ранней осени, печалиться увядшим предзимьем, искренне восхищаться ослепительно нарядным зимним лесом. И всё это время они были вместе. Человек был многим обязан этому псу, прежде всего охотничьей страсти, которой он научил его, его горящим азартом глазам и готовностью пожертвовать всем, даже жизнью ради друга. Один раз, он буквально спас его от медведя, затаившегося за его спиной в десятке метров. Пёс, никогда прежде не видавший этого зверя, вдруг издал какой-то жуткий боевой клич похожий на смесь стона и рыка, отчаянно бросился в кусты и отвлёк зверя. Ничего не подозревающий человек услышал только оглушительный рёв медведя и удаляющийся треск веток. Только когда он вместе с псом прошёл несколько метров и посмотрел на следы он понял, какая опасность ему угрожала и долго унимал предательскую дрожь в пальцах и никак не мог попасть пулевыми патронами в стволы. Потом он долго гладил взъерошенную собаку, говорил ей что-то и никак не мог унять бивший его озноб. В другой случай пёс отбил его от набежавшей стаи голодных бродячих собак, разметав их в несколько бросков. А через несколько лет они вместе немного помогли одинокому лосёнку, которого преследовала стая бродячих собак. Пёс бросился на собак, которых почему-то люто ненавидел, а он пальнул в воздух.

Но, конечно, это было не главное. Главным в их общей жизни была «Тургеневская» охота по птице. Что может сравниться с охотой на вырубках, опушках и просеках осенью? Ответ неизвестен… Сколько птиц было добыто за двенадцать лет охоты? Наверное, несколько сотен. И все они были взяты при помощи собаки, которая со временем превратилась в настоящего специалиста-художника этого изысканного действа. Воспоминания нахлынули на человека. Он смотрел на своего подряхлевшего друга и с сожалением понимал, что ничего уже не вернёшь, время неумолимо. Ещё в прошлом году они пусть и не так интенсивно, как раньше, но всё же охотились. Были уверенные работы и была привычная, желанная добыча, радость удовлетворения и мимолётное охотничье счастье. 

Годы неумолимы и быстротечны, увы. За последний год собака резко сдала и начала стремительно дряхлеть. Она целыми днями спала или просто лежала, с трудом вставала, видимо, развился старческий артрит. В довершение ко всему на прежде зорких глазах появились признаки глаукомы и иногда было понятно, что пёс совсем плохо видит. Знакомый ветеринар осмотрел собаку и сказал, что от старости лекарств ещё не придумали. Впрочем, он выписал глазные капли, которые мало помогали и лекарства для поддержания сердца. Они совсем забросили охоту и в этот последний, наверное, их сезон почти не ходили в лес. В этот день он достал ружьё, чтобы смазать и неожиданно заметил редкое в последнее время оживление своего друга. Собака суетливо, по-стариковски, заметалась по комнате, искательно торкнула его носом в ногу и оборачиваясь повела к двери. Знакомый предмет, связанный с любимым делом, дал ей кратковременный прилив сил и эмоций. Человек недоверчиво посмотрел на пса и стал собираться. Он не мог отказать другу в этой малости. Собака, собрав малые уже силы ушла в поиск и вот теперь он сидит около в конец обессилившего пса и понимает, что конец его друга совсем близок. А ещё он думал, что не хочет больше стрелять в этих прежде таких желанных птиц с оленьими огромными глазами. Это чувство крепло в нём давно и сейчас он окончательно понял, что настрелялся. Пора было вешать ружьё на гвоздь, тем более какая может быть охота без Собаки. Другого пса заводить он не хотел, считая это предательством.

 В этот день на крошечном пятачке нежданно встретились три одиночества, случайно сведённые судьбой в холодном ноябрьском лесу. Двое из них совершенно не подозревали, что всего в паре метров от них в густой взъерошенной листве притаилась ещё одна усталая и испуганная душа с маслянистыми оленьими глазами.

Прошло ещё несколько минут, дыхание собаки стало ровнее, и она с трудом встала с земли. Человек тоже поднялся с корточек и подобрав лежащий рядом гром шагнул прочь. Птица ещё не до конца поверив удаче, проводила медленно удаляющиеся фигуры взглядом. Похоже сегодня судьба была на её стороне и это добрый знак, и она сможет ещё раз, может быть в последний, но всё-таки добраться до уже ставших тоже родными лесов далёкой Франции. Дождь прекратился, оперение крыльев просохло и можно было продолжить путь. Птица спешила поскорее покинуть это опасное место и толкнувшись, бесшумно взмыла вверх. Через несколько секунд, на просеке, уже набрав скорость она нагнала маленькие фигурки.  Они медленно плелись по едва видной лесной тропинке. Впереди шёл человек, а следом за ним еле тащилась старая собака.

Птица набрала высоту и сменивший направление ветер упруго толкнул её вперёд. Она почему-то точно знала, что прощается навсегда с этим лесом. Прощается с Родиной.

 

 

Москва
444
Голосовать

Лучшие комментарии по рейтингу

Станция Акчурла
9112
неотумагорин, я и расстроен...смешно ))
Нас в школе так учили...Сибирь состоит из двух частей - Западной и Восточной, а в Африке живут негры https://www.youtube.com/watch?v=Npp3rzKUciI

Нынче стало много разных переименований привычных вещей
3
Станция Акчурла
9112
неотумагорин, Центральная Сибирь...как все таки далеки понятия москвичей и всех остальных об устройстве России...Москва в центре.
Конечно, вальдшнепа у нас мало, встречи случайны, случаи добычи единичны
3
Самый лучший город на земле
2038
Грустный рассказ...трогательный! Спасибо!
2
Комментарии (20)
Германия
5075
Довольно интересно от имени птицы. Голосую! Интересно а с какой "страны" она летела в родную Францию.?))))))))
1
Москва
444
Michael2103, Михаил, так ведь написано, что начало перелёта из Вятских лесов, Кировская область)) А Франция постоянное место зимовки, тоже как родное место) Вальдшнеп постоянен в путях миграции. Кстати, если не ошибаюсь то читал Ваш рассказ в последнем номере Сафари. Я правильно понял?
1
Германия
5075
неотумагорин, Михаил, здравствуйте, да вы правы у меня была статья в РОГ, по прозьбе Сергея Фокина. Я в курсе, что через север Германии проходит оснавная масса мигрирующего вальдшнепа, и опять таки в основном приходящаяся на северо - западную часть европейской части России. По всей Европе весенняя охота запрещена, за исключением нескольких стран. Например Австрия в 2019 году выдала всего 90 лицензий на весеннюю охоту. У нас на юге намного сложнее обстоит дело. За "проверку" уж извините!))))))
Вот здесь ссылка на статью -
https://www.ohotniki.ru/hunting/societys/societys/article/2020/11/18/657471-valdshnep-poteryannaya-ptitsa.html
1
Москва
444
Michael2103, Да, спасибо за ссылку. Эту статью я уже читал ранее. Интересно. Позвольте Вам посоветовать также на ФБ почитать статьи о шнепе Петра Зверева. Он одно время работал вместе с Фокиным в РОГе. Очень интересно и познавательно. И да, Ваша статья про утку на НГ мне тоже пришлась по душе)))
2
Казахстан, Актобе
17324
Проникает в душу...
Благодарю!
2
Германия
5075
неотумагорин, Михаил, в общем то путь что утки и гуся совпадает с вальдшнепом, все идут в дельте Эльбы. Больше заболоченых мест, озёр, равнина, земли мало используются аграриями.
1
Москва
444
Кандагач, Спасибо Вам!
2
Башкирия город Сибай
4936
Понравилось 5+++
1
Самый лучший город на земле
2038
Грустный рассказ...трогательный! Спасибо!
2
Москва
444
Sibay, Благодарю.
1
Москва
444
MIXHUNT, Спасибо Вам, что нашли время прочесть. Да, охота она, как и жизнь бывает и чуточку грустной, и занимательной... разной. В этот раз такая вот вышла.
1
Станция Акчурла
9112
С вятскими вальдшнепами все более-менее ясно...а вот где зимуют сибирские долгоносики, неужто летят в такую даль...опять же перепелки. Европейских тянет в Турцию...там все рядом...от нас далековато будет
1
Москва
444
СКИф, Ореал распространения шнепа, если не ошибаюсь ограничивается Уральской грядой, думаю они мигрируют частью в Европу и частью на Юго-Восток Азии (Турция, Иран и пр.) Ещё крупная популяция шнепа находится в Приморском крае - миграция в Китай. Вроде бы так. А непосредственно в Центральной и Восточной Сибири вальдшнепа крайне мало. Может быть и ошибаюсь, поправьте.
1
Станция Акчурла
9112
неотумагорин, Центральная Сибирь...как все таки далеки понятия москвичей и всех остальных об устройстве России...Москва в центре.
Конечно, вальдшнепа у нас мало, встречи случайны, случаи добычи единичны
3
Германия
5075
неотумагорин, Михаил, отчасти соглашусь, Дальневосточный и якутский в большинстве мигрирует в Японию, а другая часть через Китай на Малайзию.
1
Германия
5075
неотумагорин, Михаил, вот с Якутии -
https://www.hunting.ru/gallery/view/147212/?nav=user
1
Пермь
11438
СКИф, "москвичи", в большей массе маргиналы.
Современный москвич, Пермский край уже не считает Уралом.
-1
Москва
444
СКИф, Понятие Центральная (Серединная) Сибирь иногда употребляется, географически она совпадает с Красноярским краем. Полагаю, что в Западной Сибири вальдшнеп ещё может встречаться, но уже совсем в малом количестве, а вот далее его практически нет. Что вас так расстроило и причём здесь Москва?
0
Станция Акчурла
9112
неотумагорин, я и расстроен...смешно ))
Нас в школе так учили...Сибирь состоит из двух частей - Западной и Восточной, а в Африке живут негры https://www.youtube.com/watch?v=Npp3rzKUciI

Нынче стало много разных переименований привычных вещей
3
Казахстан, Актобе
17324
СКИф, да, Сергей, не говори, причем за короткое время... Попробуй ныне публично поименовать "бляха муха!", в прямом назначении - так не гарантирую внеочередной отправки в парилку)))))
1

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх