Войти
Вход на сайт
Вход через социальную сеть

Скворцы прилетели

Конечно же я назвал его Бест, что в переводе с английского означает "лучший". Но кто из охотников зовет свою собаку полным именем? И Бест стал Бесом. Шустрый и агрессивный, как все молодые ягдтерьеры, он достался мне случайно. Жена знакомого охотника поставила мужу условие: или она и будущий ребенок, или эта четвертая после двух лаек и спаниеля собака в их двухкомнатной городской квартире. Он выбрал жену из-за будущего ребенка, а полугодовалого щенка предложил мне.

В день открытия, задержавшегося на неделю из-за жары, дом был наполнен радостными возгласами, скулежом собак, предчувствовавших веселье, топотом болотных сапог и трубными звуками, которые нет-нет кто-то выдувал в стволы, подражая охотничьему рогу.

- Собак перед охотой не кормить!

- В стаю!

Разговоры и смех вспыхивали и погасали.

Потом весь день мы бродили по болотам и гривам, поросшим молодым сосняком, стреляли дичь и черпали болотными сапогами вонючую илистую жижу. Собаки работали азартно, поднимая из камышовых крепей то куропаток, то болотных курочек, то уток. За подбитым чирком Бес плавал с наслаждением. Бросался по выстрелу и прыгал в воду, стараясь первым добраться до дичи, разбросавшей перья среди нефритовых листьев-блинов и белоснежных цветов кувшинок.

Домой мы возвращались измотанные, в полной темноте, узнавая дорогу по очертаниям кустов. Бесшумные совы кружили над нашими головами, закрывая собой на мгновение звезды. Стрекотали сверчки.

В наступившие за открытием дни покоя дом опустел.

Жаркий поначалу август вдруг пролился дождем и уж не смог остановиться. Казалось, что моросящая эта тоска никогда не кончится теперь. По черным дощатым заборам темнел хмель мокрой листвой, среди которой светились неоновым светом его нежные шишечки. Птицы молчали.

- Тишшшшшина, тишшшшшина, - нашептывал дождь.

- Слууууушай! Слууууушай! - изредка нарушал эту тишину, доносившийся с Волги жалобный плач нефтеналивных барж-самоходок.

Выгуляв с утра собак, я затапливал голландку с белой потрескавшейся штукатуркой и читал, сидя в кресле около нее, репортажи с полей сражений Балканской войны в старых журналах "Нива". В них было много фотографий и цветных репродукций с картин не известных мне авторов. С прожелтевших страниц на меня смотрели одухотворенные лица солдат и генералов, артистов и писателей, художников и политических деятелей величайшей в мире страны - моей Родины. Но мне казалось, что это вовсе не моя страна, а совсем другая, незнакомая, которая где-то есть и сейчас. В нее только нельзя попасть.

Завтракали мы почти всегда творогом из марли, с которой капали мутные белые капли в голубую мисочку с облупившейся по краям эмалью. Я снимал с отстоявшегося молока сливки и мешал их с творогом. Бес вылизывал свою плошку до блеска, вымазывая при этом себе все "жало", как брат называл его вытянутую темношерстую мордашку.

Порой ветер разгонял мрачные тучи, и небо становилось однообразно серым. В такие часы из окон комнаты было отчетливо видно кладбище старых барж и колесных пароходов в затоне, на той стороне Волги. Белые пятна "Ракет" и "Метеоров" беззвучно и размеренно, как спутники на ночном небе, двигались по сизой полосе реки и приставали к невидимой пристани в заливных лугах. Пристань пряталась за яблоневыми деревьями. Когда-то какой-то купец засадил заливные луга яблонями. Говорят, он сделал на своих яблоках капитал. Но все это было в той, другой России, в которую нельзя попасть. Сад давно выродился, но продолжает плодоносить. Иногда, бродя по лугам и стреляя шустрых дупелей и бекасов, мы рвем желтые с красным бочком яблоки и жуем их нестерпимо терпкую и горько-сладкую мякоть.

В дни покоя, когда охоту в лугах закрывали, многие уезжали на несколько дней в город, и Кадницы словно вымирали. Своенравный кот Васька, который, как говорил брат, имел общий налет четырнадцать этажей (в городе дважды прыгал с седьмого этажа за птичкой), собирал у нас в саду всех временно брошенных хозяевами кошек и котов, дрался с котами и добродушно позволял пугливым кошечкам полакомиться из его миски.

Бояр тосковал по хозяину. Когда брат уезжал, он молча лежал на полу в широких сенях, положив печальную морду на лапы, и ждал, когда на улице прошумит машина. Тогда он вскакивал, бежал к окну и пристально всматривался. Потом снова укладывался и снова ждал.

Васька обожал Бояра и часто сворачивался в клубок подле него. Тоска, видимо, передавалась и ему. Он становился вялым и безразличным к котам и кошечкам. Он ложился на левый бок, лизал левую, ближайшую к языку лапу и, помня кошачью обязанность умываться, протирал пару раз свою толстую усатую физиономию нелизанной правой.

Молодой Туман скучал от безделья и отсутствия общения. Он забирался в загон к рыхлым мокрым курам, раскидывал лапами землю и с любопытством наблюдал, как они бежали к нему со всех ног и отыскивали в нарытом червячков. Когда куры разбредались, он снова раскидывал землю и ложился, поглядывая на собирающихся вокруг него квочек. Пестрый, с золотом петух ревновал к нему своих подруг страшно, но вступить в открытый бой не решался. Он подкрадывался всякий раз сзади, клевал исподтишка Тумана в хвост или ногу и опрометью бежал прочь. Пес взвивался ракетой, но петух успевал скрыться.

Под досками пола в предбаннике сделал из сухих листьев зимнее гнездо еж. Я услышал его недовольное фырканье, когда решил натопить нашу приземистую баньку и свалил у входа охапку дров. Все лето еж забирался по вечерам на открытую веранду, где мы курили и считали бессчетные звезды. Он не спеша обнюхивал собачьи миски, а потом ел из них. Еж чавкал и похрюкивал, не обращая внимания ни на нас, ни на собак, которым запретили его трогать. Выжлецы лежали у нас в ногах и молча поглядывали на бесстрашного колючего нахлебника. Беса приходилось брать на руки, и с силой держать. Он не сводил горящих зеленым глаз с незваного гостя, готовый в любую секунду кинуться и разорвать его в клочья.

Повечерив, еж отправлялся восвояси, но часто запутывался в разложенной для просушки сетке зыбки, и по утрам его приходилось с трудом выпутывать. Теперь он ворчал и фыркал на каждый мой шаг в предбаннике, а я представлял его недовольную физиономию при этом и улыбался.

Вечером, когда я вышел из бани легкий, как воздух, во всем чистом, холодное черное небо объяло мои ослабевшие разом члены и не пускало домой, заставляя стоять под мелко моросящей влагой и вдыхать эту сладкую черноту полной грудью.

Дед Саня пришел посмотреть какой-то фильм из какого-то сериала. Он принес бутылку коричневого самогона и спелые маленькие груши. Я собрал на стол то, что было в это время года всегда под рукой: огромные рыжие помидоры и маленькие огурчики с каплями дождя на крепких боках, вареные яйца и горячую, рассыпающуюся в толстой фаянсовой тарелке картошку, уху из холодильника и оттуда же утку, запеченную с шампиньонами. Мы так и не включали телевизор. Дед Саня, сморщившись, как от боли, макал чеснок в крупную серую соль и закусывал им маленькие стаканчики самогона, который называл "чистогоном".

- Убей Бог, завтра ни-ни! Как ничего и не было! - возбужденно и, как всегда, не слишком понятно тараторил дед, широко раскрыв маленькие глазки. - На калгане, потому и полезно для здоровья души. Разрази гром! Когда, кто знакомые. Себе-то я поострее делаю, на махре. Себе-то.

Травка отбивала тошный запах первача. Я пил, закусывал, пьянел и слушал деда Саню, который говорил и говорил о войне, о службе на полевой кухне, словно ни о чем другом и вспоминать не хотел. Как он понимал теперь, война была единственным счастливым временем в его жизни, временем, когда он служил своей Родине, ощущая это каждой клеточкой своего тела. Я слушал и думал о том, что никогда не испытывал этого чувства. Та Россия, в которой жил дед Саня, тоже была другой, недоступной для меня страной.

Он говорил и говорил, а я слушал и слушал, не перебивая. То слезы текли из его маленьких пьяных глаз, то беззубый рот обнажался в беззвучном хохоте.

- Ты не думай, мол, кашевар, так уж и все. Войны не видел. Видел я ее, родимую, во всех прикрасах!

Он рассказал о молоденьком солдате, которому срезало голову осколком от разорвавшейся вдруг мины в тот момент, когда он протянул деду Сане руку с котелком. А я представлял себе почему-то старого, как сейчас, деда Саню, который во все свои голубенькие глазки смотрит на обезглавленного мальчика, удерживая его за протянутый котелок, а кровь фонтаном льется из тонкой шеи на землю, на хрипящих лошадей, на рукава дедова ватника, в котел с кашей и в пустой солдатский котелок, который тот все еще сжимает желтой окостеневшей рукой.

Бес сидел под столом и укладывал голову на колени попеременно то мне, то деду Сане. Получив утиный хрящик, он сгрызал его здесь же, под столом. И снова выпрашивал подачку. Огромная серая бабочка ударилась в стекло, возникнув неожиданно из мрака и дождя. Дед Саня встал, подтянул гири ходиков и распрощался. Я проводил его до калитки. Обернувшись, он произнес:

- Завтра, к обеду вернутся из города. Я, чай, на утей пойдете? Дак, меня шумните. Пойду с вами, поблукаю.

Утром я проснулся от какого-то странного ощущения, будто пришла весна. Я не шевелился, пытаясь понять, что же такое произошло.

И вдруг услышал.

За окном пел на разные лады скворец. Пел заливисто, с переборами и коленцами, будто наступало не время улетать, а время гнездиться. Я поднялся и пошел на веранду. Бес мгновенно проснулся и выскочил из дверей впереди меня. На улице светило солнце с чистого, по-летнему голубого неба. Около скворечника, на клене сидел черный, как смоль, скворец и пел, уверенный в том, что вернется еще весна в эту Россию, что он сам вернется к этому дереву с теплой корой, где родное гниет гнездо, что только здесь он снова родит и вырастит своих детей.

Ну, что Бес, поживем еще?

Бес обрадовано закрутил куцым хвостиком и, насторожившись, свернул голову на бок, чувствуя, что сейчас случится маленькое счастье - поведут гулять!

пос. Оболенск Московской обл.
399
Голосовать

Лучшие комментарии по рейтингу

пос. Оболенск Московской обл.
399
Michael2103, Ой, то есть я имел в виду, что классная была песенка. Но потом я Макаревича перестал выносить. Я ватник, совок и махровый патриот, и горжусь этим.
4
Москва
380
Прочитал. Вот уже несколько минут смотрю в монитор, вижу окончание текста и жалею, что рассказ закончился... Не знаю, придётся ли это сравнение по душе автору, но мне кажется, что читал Паустовского... Вкусно, терпко, объёмно. Короткий рассказ, а сколько в нём любви к жизни!
2
Пермь
11181
Оказывается для того что бы услышать утреннее пение скворца, нужна с вечера самогонка. )))

P.S. Черные как смоль дрозды. Да это в принципе не важно. Размышлизмы понравились.
1
Комментарии (25)
Казахстан, Актобе
16923
СильнО....
0
Москва
380
Прочитал. Вот уже несколько минут смотрю в монитор, вижу окончание текста и жалею, что рассказ закончился... Не знаю, придётся ли это сравнение по душе автору, но мне кажется, что читал Паустовского... Вкусно, терпко, объёмно. Короткий рассказ, а сколько в нём любви к жизни!
2
Чувашия г. Чебоксары
8852
Зная ягдтерьеров как я понимаю жену друга, а зная самогонку на калгане понимаю деда Саню. +
1
пос. Оболенск Московской обл.
399
СпасибО))))
0
пос. Оболенск Московской обл.
399
Сравнение с Великим Паустовским для меня очень лестно. На самом деле все начинают с подражания, и я не исключение - учился писать у Паустовского, Бунина и Солоухина, Николая Смирнова.Очень уж жаль было, что Константин Георгиевич не был охотником, а только рыболовом. Я старался восполнить этот пробел в его творчестве, и потому некоторые рассказы просто похожи на его "Летние дни". Но в какой-то момент почувствовал, что появился свой стиль. Так что взял и опубликовал все рассказы в одной книжке "Смешные и печальные истории из жизни любителей ружейной охоты и ужения рыбы". Потом еще написал несколько, а потом заела редакторская работа, и рассказы перестали писаться.
1
пос. Оболенск Московской обл.
399
Скорейшей Вам реабилитации!))))
1
Германия
4851
Прав Кандагач, действительно и не просто сильно! Стрекот сверчков, утреннее пение птиц, ночной крик сов и тявканье лис, болотные мари и жижа из сапог, читаешь словно сам бродиш. А вот собаки у нас жили на улице в вальерах, не принято было дома. В общем первую на крыльях несёт маленькая трясогуска, скворец приходит после. Спасибо за увлекательное путешествие в российскую глубинку.
-1
пос. Оболенск Московской обл.
399
Михаил, мой рассказ про осень)))). Трясогузка первой снег топчет весной, и он через неделю тает. А скворцы иногда осенью прилетают к своему скворечнику и начинают петь, будто весной.
0
Германия
4851
adm-hunter, Анатолий наверное пора в "отпуск" в августе!)))) эскюзи!))))) за скворца, хорошо "машина времени" пела, - этот глупый скворец!)))))))
-1
пос. Оболенск Московской обл.
399
Michael, wenn du sagst, dass ich allmählich den Verstand verliere, dann widerspreche ich. Der Star singt im Herbst fast genauso wie im Frühjahr)))))
0
пос. Оболенск Московской обл.
399
Michael2103, Ой, то есть я имел в виду, что классная была песенка. Но потом я Макаревича перестал выносить. Я ватник, совок и махровый патриот, и горжусь этим.
4
Германия
4851
adm-hunter, после его выкидонов в адрес России, тоже перестал уважать. Но он пел не один! Даже группа показала ему у виска. Поэтому песни есть песни. К сожалению он не один со стороны бывшей союзной республики повёл себя так. Неплохо по немецки! Viele achtunge.
0
Деревенька у реки, Центральное Черноземье
440
Изумительно, оторваться невозможно! И разочарование, что строки кончились. Как Вы, А.Д., говаривали: «Пеши исчо!»

За ватника и прочие в моих глазах почётные для здравых людей в нынешнем варварском мире нарицательные имена огромнейшее спасибо! Но чести так называться отказавшиеся от Родины лишены.

https://www.youtube.com/watch?v=xAAGu1chl1I

Пятая * и +!

Неотумагорин, +!
1
Пермь
11181
Оказывается для того что бы услышать утреннее пение скворца, нужна с вечера самогонка. )))

P.S. Черные как смоль дрозды. Да это в принципе не важно. Размышлизмы понравились.
1
пос. Оболенск Московской обл.
399
Дрозды бывают разные)))) В том числе и черные. Как смоль.
0
пос. Оболенск Московской обл.
399
Фу ты, ну ты! Какие дрозды?!))) Скворец осенью теряет всю свою весеннюю пестроту и кажется га фоне неба черным совсем.
0
Германия
4851
adm-hunter, Анатолий)))))) Всё договорились.)))))))
0
Станция Акчурла
9112
Хороший, легко читаемый рассказ, в котором описываемые забавные собачье-кошачьи повадки удачно пересекаются с дедом Саней, вооруженным неизменной бутылкой "чистогона". Ну и скворцы...
1
пос. Оболенск Московской обл.
399
Спасибо, СКИФ! Хороший, легко читаемый отзыв))))))))))))))
1
Чувашия г. Чебоксары
8852
СКИф, Серёга, не следишь за точностью формулировок. Какой "чистоган", когда на "калгане" настойка.))))))))
0
Чувашия г. Чебоксары
8852
В школьные годы пели песню от которой помню одну строчку: "С нами старый скворушка до весны прощается". Реально поющего скворца осенью у скворечника видел только раз - на Украине. Был у родственников в гостях.
0
Станция Акчурла
9112
Эх, Валера! Поддал за обедом слегка...вот и отвечаю на заведомую провокацию! Слаб духом я оказался!
Ну во первых "чистоган" - это наличные деньги (сленг), во вторых, в авторском тексте упоминается "чистогон" - как говориться почувствуй разницу...а третьего пожалуй не будет - и этого за гланды хватит.
Учи матчасть!
0
Чувашия г. Чебоксары
8852
СКИф, Вот хотел по дружески подначить. Кажется удалось.)))))) Скорее не удалось.))))))
0
Станция Акчурла
9112
"Кажется удалось.)))))) Скорее не удалось.)))))" То ли минус, то ли плюс...как известно плюс помноженный на минус - дает минус...Математика точная наука...хотя мы уже скорее гуманитарии ))
-1
390
И снова - здОрово!
Про кота понравилось - очень уж хорошо и наблюдательно описали, я прям представил, нет - увидел вживую, как он правой лапкой умывается)))
0

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх