Войти
Вход на сайт
Вход через социальную сеть

По медведя

У Михаила Пришвина, дневники которого в отличие от его же художественной прозы некогда потрясли мое воображение, есть рассказ «Медведи», основанный на реалиях. В конце февраля 1929 года писателя пригласили на охоту на берлогах под Вологдой, и он поехал. Выстрелы самого Пришвина оказались не слишком удачными, но медведей взяли. По этому поводу Михаил Михайлович написал 2 марта того же года, работая над рассказом: «Чем счастлив бывает иногда человек. Гоголя не читал и вдруг сделал открытие: Гоголь великий писатель! А я в своей специальности – охоте ни разу в жизни не стоял у берлоги, и вот теперь, пожилой человек, испытав эту охоту, могу рассказывать о ней с таким же пылом, как некто, открывший Гоголя».

Желание проверить на прочность (или, если угодно, на вшивость) свое ретивое давно имелось. Поэтому затеплился огонь надежды в душе, когда пригласили вологжане на медведя.

Раз уж вспомнил о Пришвине, то уместно будет вспомнить и о другом писателе, Льве Толстом, который, охотясь на берлоге, кажется под Калугой, был атакован зверем и почти лишился скальпа. Оказаться с бухты-барахты, за здорово живешь в такой ситуации совсем не хотелось. И в то же время упустить шанс взять медведя я ни за что бы не смог.

Помимо азарта и пока еще несерьезного страха было и еще одно чувство: боязнь попасть на медведицу с медвежатами или пестунами. Дело не в том, что я опасаюсь каких-то нареканий и упреков в жестокости. Дело в том, что медвежата никакого отношения к проблемам моего самоутверждения не имеют, и мне их попросту жаль. Валерий Янковский рассказывал мне, как ему пришлось побить медвежат от взятой медведицы головами об сосну, а в книге писать, что сдал их в зоопарк. Очень мне не хотелось бить медвежат головой об сосну.

Сейчас, кстати, есть возможность пристроить медвежат, которые могут остаться сиротами. На биостанции «Чистый лес», что находится в Западном Валдае, недалеко от Торопца, уже много лет ведет научную работу по возвращению медвежат в дикую природу Валентин Сергеевич Пажетнов со своей семьей, и им ежегодно требуются для этого медвежата.

Поскольку охота на берлоге смущает меня упомянутым обстоятельством, я никогда не стремился к добыче медведя зимой, предпочитая охоту на овсах (до этого случая, правда, не завершившуюся удачей). В данной же ситуации оставалось только надеяться, что медведь окажется самцом.

Однако, как говорится, человек предполагает…

Все – и обстоятельства, и мои эмоции – существенно обострилось, когда, наконец, в Вологде выяснилось следующее.

Медведя подняли десять дней назад. На снегоходе егерь наехал на берлогу, а потом обнаружили следы. Ходит он краем леса, недалеко от Кубенского озера. Так что охота будет не на берлоге, а на шатуна.

- И как все это будет происходить? – сглотнув возникший вдруг в горле комок, спросил я.

- Очень просто, - услышал в ответ. – Соберутся стрелки, встанут по периметру зоны, где ходит медведь. Примерно километр квадратный охватим. А ты с егерем пойдешь по следам. Удастся взять – хорошо, спугнете – стрелки на номерах отстреляют.

Возможность потягаться с шатуном манила и пугала куда сильнее, чем предполагавшаяся берлога. А главное, проблема с медвежатами отпадала вовсе.

После бани и некрепкого застолья я спал, как убитый, с часу ночи часов до двух утра. А потом часа два ворочался и заставлял себя не думать о том, что может случиться, если медведя мы найдем, раним, и он, как это было в рассказе Пришвина, бросится не в лес, а на стрелков. Но не думать об этом не получалось…

Когда в семь поднялись, странным образом мои волненья закончились. Это и вправду было странно, поскольку я не мог знать, каков медведь по размерам, насколько дорого он готов отдать свою жизнь. И, тем не менее, после завтрака у меня осталось только желание поскорее встретиться с мохнатым «хозяином».

На базе у деревни Пески народу собралось немало – выйти из оклада шанса у медведя не было. Расселись по саням и снегоходам, и отправились на противоположную сторону Кубенского озера.

Неизбежное приближалось, и волнение вновь охватило: а вдруг промажу, а вдруг убежит, а вдруг набросится, а вдруг… Впрочем, снеговой покров озера, на что уж кажется, гладкий, оказался весьма волнистым, и частые падения саней с надувов заставили отвлечься от мыслей о возможных неприятностях. Любопытно, что ни одной мысли о приятном для меня исходе этой охоты в голову тогда не пришло.

Совершенно запорошенные снегом прибыли мы на другой берег озера, и помчались по узкой лыжне среди деревьев. Я пересел лицом по ходу движения, и уцепился руками за поручни саней. Периодически то одну, то другую руку приходилось отрывать, чтобы пальцы не попали между металлическим ободом и стволами деревьев, о которые нет-нет стукались сани. И все-таки на одном из поворотов я прозевал удар. Левую руку обожгло так, что пришлось закусить до крови губу. Быстро сняв рукавицу и подхватив на ходу немного снега, я снова чуть не застонал от боли. Как же теперь держать ружье? – застучало в голове. Отказываться уже поздно – мы втроем ехали в загон, да и не поймут, решат, что струсил…

Как только остановились, я слез с саней, снял с себя мешавший движениям маскхалат, взял ружье и попробовал поднять его левой рукой. Оказалось, что все в порядке, и волновался зря – кисть горела огнем, но держала оружие уверенно. Болел только средний палец (как оказалось позже, удар раздробил последнюю фалангу среднего пальца на левой руке).

Итак, проводник Николай, вооруженный СКС, и я, вооруженный ИЖ 27 (патроны с бронзовыми катушками), надели лыжи, выпили по маленькой крышечке от термоса горячего чая и пошли по следу, удалявшемуся прямо в чащу. С нами был еще один человек, Юрий, который вообще не имел ружья и шел только с видеокамерой. Это мне казалось чистым безумием с его стороны.

Хотя шли мы совсем не быстро, очень скоро я понял, что слишком тепло оделся для такой охоты. Свитер надо было бы снять. Впрочем, быстро намокшее от пота «термобелье», было не самым главным неудобством. Начали потеть очки. Как ни старался я расположить их на носу – поближе, подальше от глаз – то правое, то левое, то сразу оба стекла покрывались полупрозрачным конденсатом так сильно, что он начинал стекать каплями, и тогда все впереди двоилось. Говорят, нужно натирать очки сухим мылом, и тогда они не запотевают. Ни разу не пробовал, но костерил себя последними словами за непредусмотрительность.

Мы довольно быстро оказались в старом, редком осиннике, где выскорей (земляных пластов, вздыбленных корнями упавших деревьев) было едва ли не столько же, сколько деревьев. Разумеется, за каждым я ожидал увидеть медведя. Поэтому, устав бороться с очками, снял их совсем – так виделось гораздо лучше.

Страха уже никакого не было, но беспокоило то, что шедший последним Юрий не был вооружен. Я периодически оглядывался на него – как бы чего не случилось, смотрел по сторонам, продолжая следить за движениями и жестами Николая. Шли мы метрах в пяти друг от друга по одной лыжне.

Следы петляли, и мы петляли по следам, обходя подальше выскори, за которыми исчезали отпечатки медвежьих лап. Не подбитые камусом лыжи соскальзывали с невысоких бугорков, и мне никак не удавалось на них забраться и приходилось сбрасывать лыжи, отчего сразу проваливался по колено в снег, и тогда приходила в голову неприятная мысль: а что, если он именно сейчас из-за какого-нибудь пня выскочит…

Прошло около получаса, когда мы практически вышли из зоны, где натоптано было больше всего. Николай остановился, оценил ситуацию и повернул назад. Мы снова переступали толстые низкие ветви, поднимались в небольшие взгорки, скрипели снегом и изредка задевали лыжиной за стволы.

Посчитав, что очки можно попробовать протереть и снова водрузить на нос, я приостановился, достал их, протер быстро варежкой стекла, надел и увидел, что Николай, стоя передо мной метрах в пяти, направляет ствол карабина вправо. Я быстро вскинул ружье, направив его вправо. Выскорь, мимо которого мы прошли с противоположной его стороны минут пятнадцать назад, зашевелился каким-то светлым пятном. Я успел подумать: неужели это медведь? Прицелился куда-то в светлое и нажал на спусковой крючок. Но он не нажался. Медведь продолжал медленно двигаться. Меня пробил холодный пот: а если бы он бросился, пока я тут пугаю его не снятым с предохранителя ружьем? Рука быстро, если не сказать судорожно толкнула ползун предохранителя вперед, я снова вскинул двадцать седьмой, и на этот раз гром выстрела даже оглушил меня. Медведь дернулся – теперь я хорошо видел его – он продолжал двигаться. Выстрелил из карабина Николай. Медведь продолжал двигаться метрах в десяти от меня. Я снова прицелился под самый срез древесного ствола, туда, где, по моим расчетам, должна была быть шея медведя, и выстрелил из второго ствола. Зверь сразу осел и резко закачал головой, словно в агонии. Перезарядившись, я пошел к нему.

– Не подходи близко! – закричали сразу Николай и Юрий.

– Николай, – попросил я, – закончи его мученья.

Мне не хотелось стрелять пулей из гладкостволки с такого близкого расстояния. Николай выстрелил, и медведь затих.

Все кончилось. Все напряжение сразу спало. Очки сразу перестали потеть.

Николай, сообщив по рации, что зверь взят, отправился за снегоходом. А мы с Юрием достали из-под ствола медведя. Светлая, почти соломенная шкура на спине была случайно прострелена первой моей пулей, перебившей зверю позвоночник и почти лишившей его способности двигаться. Он полз между выстрелами только за счет передних лап. Медведь оказался небольшим – трехлеткой. Очевидно, это была первая его самостоятельная зима, и, так уж получилось, последняя.

Я подумал тогда, что Юрий, наверное, знал, что медведь небольшой, и его незачем бояться, потому и пошел без ружья (позже, когда медведя разделывали, и я увидел его мышцы, мысль о том, что его можно не бояться, показалась мне абсурдной – с такими когтями, зубами и бицепсами мишка разделал бы под орех любого из мужиков, а то и не одного).

Потом по очереди приезжали и подходили охотники, все поздравляли с трофеем, фотографировались не меньше часа, выбирая самый эффектный ракурс, увеличивая с помощью оптических хитростей мишку до размеров камчатского гиганта. И, конечно же, были тосты и чарки на кровях, среди сказочной красоты вологодского леса, в кругу людей, души которых объединены в завидное для прочих охотничье братство.

Я уже не мальчик, а вот медведя пришлось взять первый раз (до этого только стрелял неудачно на Сахалине после пробежки от кромки прибоя в сопку метров с двухсот и благополучно промазал вчистую). Я знаю нескольких «медвежатников», которым мои россказни покажутся детским лепетом. Что ж делать? Во всяком случае я испытал чувство, будто «открыл Гоголя».

Что-то я неправильно делаю - фотографии не добавляются((((((

пос. Оболенск Московской обл.
324
Голосовать
Комментарии (21)
пос. Оболенск Московской обл.
324
Пытался ставить фото, но они почему-то не ставятся. Есть какой-то секрет? Люди, отзовитесь!
0
Казахстан, Актобе
14170
adm-hunter, не видел в живой природе косолопого. Рассказы читаю с удовольствием. Бывает, что фото не вставляется. Модератору надо сообщить. На форуме.
-1
Станция Акчурла
8483
Занятный рассказ, простой и правдивый. Смущает отношение к медведям. Какое то мультяшное. Медведь-мама, медвежата-сироты. Это всего лишь зверь, коих развелось сейчас явно больше допустимого. И проделки их не безвредные, а пакостные в лучшем случае. Поэтому стукнуть медвежонка головой об сосну не предоставляется мне таким уж и кощунством, а вот занятие Пажетнова - выращивать медвежат и выпускать на вольные хлеба - попахивает глупостью, косолапых этих и так до фига
-1
сибирь
0
Классный рассказ
0
сибирь
0
СКИф, У человека проделки отнюдь не безвредные. Так и охота некоторых начиная с верховной власти стукнуть об сосну.
0
Пермь
10263
От Москвы до Вологды 400 км. Это мне как раз с Перми до района охоты ехать ))
Держал медвежат, в 5 месяцев они ударом валили смельчака, пытающего их поймать.
Головой об сосну, это наверное до месяца.
Хороший рассказ, не жалею потраченного времени на его чтение. Спасибо.
-1
сибирь
0
khonim, Вообще то медвежата появляются в феврале))) Весом 500 грамм. После выхода из берлоги начинают расти
0
Сумы
1159
Я, как и Александр ( Кандагач) далек от " медвежьей темы" и в этом вопросе совсем не сведущ.. Рассказ понравился +++
0
пос. Оболенск Московской обл.
324
Кандагач, В жалобе, видимо. Спасибо, попробую.
0
пос. Оболенск Московской обл.
324
СКИф, Ну что делать. Вот такое отношение. Вы медвежат маленьких видели? Не представляю, как их убить можно. Хотя многое зависит от ситуации. А пажетнов отрабатывает методику. сейчас медведей много, потом будет мало, а методика уже окажется наработанной.
0
пос. Оболенск Московской обл.
324
доханя, Спасибо!
0
пос. Оболенск Московской обл.
324
khonim, Взаимно - спасибо!
0
пос. Оболенск Московской обл.
324
sokira.56, Благодарю!
0
Тобольск
774
adm-hunter, Убойный аргумент в пользу медведя. )))))
0
Германия
3498
Охота на мишку серьёзный аргумент. В первый раз силу воли нужно огромную иметь. Тоже у меня в <Последнем хозяине>описано, чувство,...... после они пропадают.
-1
Новосибирск
20271
Хорошо рассказал!+
-1
пос. Оболенск Московской обл.
324
61natubo, Спасибо!
0
Новосибирск
6491
Ребята, не ведитесь ))) Вот профиль этого персонажа

0 сообщений на форуме
0 фотографий
0 вестей
0 точек на карте
205комментариев
0 видео
0 отчетов
0 записей в блогах

Никто, ничто и ни о чём, лишь бы спустить что-нибудь в эфир....

Автору- рассказ замечательный, спасибо!)) Я сначала даже засомневался, авторское ли, ибо авторов тут у нас маловато...Еще раз спасибо, ждём еще!
-1
Москва
280
"Очки сразу перестали потеть." ))) Не мудрено. У меня бы и ружьё вспотело. Очерк хорош.
0
Юго-Западная Сибирь
28
Атмосфера психического напряжения и чувств описана живо, как будто вместе с вами сходил. Спасибо за рассказ
0
YPS
ХМАО Югра
3785
С полем Анатолий!!! Замечательный рассказ. Остался вопрос, почему же вы не стали добивать зверя самостоятельно?
0

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх