Войти
Вход на сайт
Вход через социальную сеть

Егерь Волосок

Егерь Волосок опаздывал. Солнце уже поднялось, от первых его лучей зарделась металлочерепица на крыше Дома охотника. Народ занервничал. Игорь Петрович то и дело расстегивал рукав куртки, посматривая на «Ролекс», подаренный женой. Парамонов, хорошо знающий Волоска, недовольно пробубнил:

– С негриской наверное забавляется, придурок чертов.

Смысл произнесенной Парамоновым фразы знали не все, а кто знал – заулыбались. Когда-то, во время Московской олимпиады, Волосок, тогда бравый старшина одной из подмосковных воинских частей, проникся вдруг страстным желанием: познакомиться, и как можно ближе… с темнокожей женщиной. И познакомился. А после двух свиданий договорился о встрече. Снял на краю города гостиничный номер, потратив последние крохи армейского жалованья. Но по каким-то причинам встреча та не состоялась, а начавшийся роман с  африканской девушкой не получил дальнейшего развития. Часто после охотничьего дня, за ужином, когда языки развязывались по - полной, Волосок вспоминал темнокожую красавицу, причмокивая губами:

– Эх, с  «шоколадкой» бы той встретиться…

Мимо проходил директор охотхозяйства Тимофей Зосимович, мужчина средних лет, уже седой, в руках с кожаной на молнии папкой, давно вышедшей из моды. Как всегда, чем-то озабоченный.

– Сидите-сидите, – поспешно замахал он охотникам, будто стареющий профессор университета – студентам, чего, мол, вставать, не такая я важная персона.

– Волосок уже идет, – бросил он на ходу. Наконец подошел Волосок, в защитном бушлате бельгийского покроя, но без собак.

– В журнале все расписались? – поздоровавшись и будто не слыша приветствия, переспросил он. – Собак сегодня не будет, так шо звыняйтэ. Тимофей Зосимович распорядился отдать другой бригаде, шишка какая-то из министерства приехала… – и протянул Парамонову несколько ярких жилетов.

– А у нас другие деньги, да? – вставил вопрос Игорь Петрович. Егерь промолчал.

– Слышь, Федосеич, тут тобой  Наоми Кэмпбелл интересовалась, не надо ли чего? – принимая жилеты, вымолвил Парамонов.

– Кто-кто? – егерь ощерился, бросил на Парамонова удивленный взгляд.

– Ну, девушка, негритянка, звезда модельного бизнеса, ну очень  красывый дэвушка.

– Тьфу-ты, епишина мать, – лицо Волоска налилось краской. До него дошла подначка Парамонова. – Та чого? Трэба!.. – включился он в словесную игру, переходя на украинский. –  Тильки грошей нэма. Петро Зосимович зарплатню затрымуе.

– Ну, без грошей  сам знаешь…

Охотники дружно сели в машины,  колонна двинулись за головной, в которой сидел Волосок. Приехали к Вязовскому болоту. С одной стороны тянулись заросли камыша, рогоза, другой болотной растительности, слева, до леса, простирались непроходимые чащобины кустарника.  Первый загон оказался неудачным. Но уже во втором – на стрелковую линию, растянувшейся вдоль просеки, заросшей подростом, вышел крупный секач. Парамонов видел, как слева от него закачались ветки молодых сосенок. Зверь, почувствовав опасность, выбирал нужный проход, в  сторону, где пролегала дорога, по которой давно никто не ездил. Но что это? Деревца замерли. Прошла минута-другая. Вот сосенки опять заходили. Кабан неожиданно поменял направление и двинулся прямо на Парамонова. Тот уже приставил к плечу ружье, заряженное пулями «Савестре», которыми снабдил его Игорь Петрович. «Сто пятьдесят метров… и кабаняра твой!» – вспомнил он наставление товарища. «И все же с картечью как-то увереннее…» – метнулась в его сознании мысль.

Парамонову показалась, прошла вечность, когда из-за сосенки высунулось кабанье рыло, а потом клиновидная голова и половина туловища. Зверь встал, как вкопанный. Вот он охотничий фарт! Ухнул выстрел. Кабан резко брыкнул в воздухе, и тут же исчез. Затрещали, сильнее задергались молоденькие деревца. «Неужели промазал? Не может быть!..» – глушил в себе червь сомнения Парамонов. Шум стих, движение прекратилось. Парамонов смотрел на верхушки сосенок, перевел взгляд в прогал, и не поверил своим глазам, – на открытом месте, у самого взгорка, чернела туша поверженного секача.

– Дошел! Дошел! – закричал Парамонов, не слыша своего голоса. Стрелков сняли с номеров. Первыми у туши оказались Игорь Петрович и Волосок. Зверь не подавал признаков жизни.  Осмотрели, подивились, стали поздравлять Парамонова с полем.

– Нынче канкан у самцов мощный, не всякая пуля возьмет, – заметил Волосок.

– Канкан – в Парижском Мулен Руж… а у кабана во время гона на боках и груди увеличивается подкожный слой, калкан называется, но пуля «Савестре» пробивает… легко, – поправил егеря Игорь Петрович. Подошли другие охотники. «

– На кровях! – не принимая возражений, произнес егерь. Вскоре на полянке, невдалеке от лежащего кабана, появился раскладной столик с выпивкой и закуской. Разлили водку. Волосок держал в руках лафитник, в то же время посматривал на секача:

– Ну, за удачную охоту! – произнес егерь коротко словами известного киногероя, опрокинул содержимое лафитника в рот, не закусывая, взял ружье и направился в сторону кабаньей туши.

– Контрольный выстрел… – оглянувшись, пояснил Волосок недоумевающим взглядам. Он еще не дошел до кабана, как поверженное животное вскочило и торпедой понеслось на егеря. Тот ловко увернулся за стоящее рядом деревце, секач рванул на охотников. Началась паника. Кто-то искал ружье, кто-то полез на дерево, большинство бросились в рассыпную. Вепрь поддал раскладной стол с бутылками и рванул в сторону болота. Кто-то успел послать вдогонку запоздалый выстрел.

Нервозность в коллективе нарастала. Зарядили ружья, подошли к камышу, за ним начиналось болото.

– Он мой! Всем оставаться на месте! –  лаконично, с пафосом проговорил Волосок. Народ зароптал: «Не много ли егерь на себя берет? Как бы чего не вышло?..» Но в камышах уже скрылся защитного цвета егерский бушлат. Пошли томительные минуты, вскоре прогремел выстрел.

– Наконец-то... – вздохнул кто-то с облегчением. Прошло еще какое-то время.

– Что за шум? Вы слышите?  – спросил Игорь Петрович. Все притихли, насторожились. И глухой бы услышал, как кто-то ломится через камыш.

– Волосок… кабана тащит…– хихикнул кто-то

Шум и непонятный  крик вскоре переместился в другую сторону, заставив оглянуться. Все неожиданно увидели такую картину. От дальнего окоема камыша с резвостью спринтера бежал Волосок, без шапки, без ружья, на ходу расстегивая тяжелый  бушлат бельгийского покроя.

– Пыльнуй! Стреляй! – кричал егерь.

Игорь Петрович приставил к лицу бинокль, проговорил:

– Однако  он хороший актер, решил нас посмешить...  

Тут все ахнули, увидев, что дело принимает серьезный оборот и уже не до смеха: за Волоском гонится огромный секач.

– Чё стоим, стреляем! – заорал Парамонов.

– В кого… Волоска!?

– В кабана, придурки, едри его налево…

Стрелять не пришлось, кабан, пробежав несколько метров, рухнул наземь. Волоска долго искали, наконец, нашли. Он сидел у старой сосны, весь бледный. Егеря колотило, он заикался, пытаясь рассказать о причине своего неудачного похода за секачом. Приехал Тимофей  Зосимович с охотоведом. Охотники, обговорив ситуацию, пришли к выводу: хорошо – когда все хорошо кончается. А после была жареная печенка, шурпа с большими жирными кусками мяса... После нескольких рюмок водки, пришедший в себя Волосок, несколько раз, сквозь смех и слезы, рассказывал о том, как лопухнулся с кабанчиком.

С охоты возвращались поздно. Молодой месяц поднялся над верхушками деревьев,  наполняя лунным светом лес, овраги, луговины с бурой полегшей травой.

Егерь Волосок, уткнувшись в кожаное сиденье джипа Игоря Петровича, дремал, посапывая и причмокивая губами. Быть может, ему снилась  темнокожая красавица Наоми Кэмпбелл.

Игорь Петрович нервничал, когда на лесной дороге встречались колдобины и ухабы, а ветки деревьев царапали бока машины, продолжая размышлять о том, что охота в последние годы стала для него мало привлекательной, что нет в ней той страсти, которую переживал прежде. Может, права жена: «Сколько можно шляться лешим по ночам в лесу?» – повторял он, адресованный ему вопрос жены.

Сидевший на заднем сиденье Тимофей Зосимович, скупо отвечал на нечастые реплики Игоря Петровича, радовался растущим доходам, которые стала приносить охота на диких свиней. «Егерям бы надо зарплату повысить…» – в который раз подумал он о егерях.        

Фото Сергея Гуляева

vlm
г. Вышгород
648
Голосовать
Комментарии (11)
Германия
3382
Правда это Васильевич, контрольный выстрел! Сколько людей пострадало от собственной халатности. Но ведь нас этому с "детства" учили, и все равно "забываем" в порыве радости от "добытого" трофея.
0
Сумы
1159
Без смеха такие истории наверное не читаются.... и даже теми, кто побывал в подобных ситуациях. У нас недавно в такой ситуации отчаянный товарищ отделался " слегка поврежденным задним местом" потребовавшим хирургического вмешательства. Отличный рассказ из охотничьей бывальщины. Автору +++
0
Новосибирск
20232
С удовольствием прочёл, и от души посмеялся))))
А всё же, что произошло в камышах у Волоска, и почему такое имя или фамилия)))?
5+
0
Казахстан, Актобе
14007
Бодрое повествование! +++
1
vlm
г. Вышгород
648
sokira.56, спасибо за высокую оценку зарисовки из охотничьих буден. Было бы умение показать глубже само действо - выигрыш был бы ощутимее. На охотах встречал людей с разными уровнями психологического развития. Вот Игорь Петрович, немолодой мужик обеспеченный, самодостаточен, но главное - нет у него мотиваций для выездов на охоту, охотничья страсть практически угасла. И это для него нормально, если не здорово. Подобные вещи, если замечаешь, доставляют больше радости нежели сами события.
0
vlm
г. Вышгород
648
61natubo, полагаю и в вашей копилке нашлось бы несколько подобных историй. Рад, что от души посмеялись, поскольку такие вещи и преследуют такую цель. Был случай, правда, без меня, когда мужик вскочил на кабана и тот протащил его на спине несколько метров. Вот смеху и страху-то было. Я даже об этом упоминал. Надо поискать. Волосок - фамилия, знавал одного дядьку. Спасибо.
1
vlm
г. Вышгород
648
Кандагач, что наша жизнь? Игра. От умеренного ритма - к бодрому. Спасибо!
0
vlm
г. Вышгород
648
Michael2103, " (контрольный выстрел!) нас этому с "детства" учили, и все равно "забываем"

Михаил, видимо, от того и и жизнь чередуется: от печали - до радости. Я тут заглянул в ваш профиль и подивился, батенька, вашей плодовитости: томов на пять написано. Вот это молодец! Вот это память! Спасибо!
1
Германия
3382
vlm, Василичь, спасибо за оценку, но думаю до одного тома ещё не совсем дотягиваю!)))))))
0
г.Барнаул
2864
Ух, я уж в какой-то момент даже подумал, что всё может закончиться трагично... *
0
vlm
г. Вышгород
648
Schadel, могло, конечно, и только по одно причине - несоблюдении элементарных правил. При нашей технологической мощи на коллективных охотах у зверя шансов выжить практически никаких.
0

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх