Войти
Вход на сайт
Вход через социальную сеть

Рыбалка на реке Ия

  

  Порыбачить хариусов и ленков на реке Ия подзадорили меня рассказы деда Дудника, который родился и жил до переезда в наш посёлок в деревне Харантей, это в устье реки Икей. А наслушался этих его рассказов я в длинные вечера у костра на покосе. В тот год бригада косарей заготовляла сено для конного двора около поселка Ишидей.

  После восьмого класса, перед покосом, я с ребятами покатил на велосипедах в места, описанные в рассказах деда Дудника. Здесь раньше, около десяти лет назад, стояла деревенька рыбаков и охотников Иинск. От неё оставалось в то время всего несколько нежилых домов, в одном из них был кордон лесника дяди Паши. Ехать надо было около пятнадцати километров через деревню Харантей, здесь мы по броду переправились через реку Икей.

  В организации рыбалки нами была допущена недоработка, а скорее она была допущена мной. Мне надо было заранее расспросить Леню, сына лесника, о характере места планируемой рыбалки, а так мы попали в сплошные заросли прибрежных кустов и вышли не к реке, а мелководной стоячей протоке, в которую хариус не заходил.

  Проехав вверх вдоль реки за Иинск с километр, оставив велосипеды в прибрежной чаще, мы с подготовленными удочками стали пробираться вдоль берега протоки. Путь оказался не близким и очень трудным.  К руслу реки мы вышли только около Иинска, постоянно цепляясь лесками удочек за ветки кустов и деревьев, убив на этом обходе протоки около часа драгоценного вечернего времени для рыбалки. Нервы у ребят были напряжены до предела. Вовка Ш., как младший, ругался на какое-то третье лицо, а вот Толька И. прямо указывал, кто виновен в его трудностях. Я, конечно, как мог ссылался на различные обстоятельства и успокаивал ребят, что не всё потеряно и время ещё есть для рыбалки.

  В конечном итоге, пока мы вышли к чистому берегу, откуда свободно можно было производить заброс удочки на проводку, день склонился к вечеру и солнце закатилось. Отрыбачив только в одной ямке и подойдя к большому плёсу, мы решили здесь остановиться на ночёвку. Как обычно начали строить шалашик, но не тут-то было. Из-за каменистого грунта колья в землю для шалаша не вбивались и крышу шалаша пришлось подпереть с обоих сторон подкосами. Пока было видно и горел костер эти подкосы надёжно удерживали крышу, но ночью Вовка, подкладывая в костёр, нечаянно свалил один и крыша потеряла устойчивость. Я проснулся от удара по шее, в ушах звенело. Ветками с крыши нас с Толькой завалило, мне же угодило по шее и толстой перекладиной.

  Дать по шее Вовке было мое первое желание, но Толька, выскочив первым из-под веток, как тот чёрт из табакерки, уже отвесил Вовке тумака, на что тот захныкал тоненьким голоском, прося у нас прощения. Скоро авария с шалашом переросла в шутку, а вспышка нашего гнева на Вовку закончилась для него одним тумаком. Восстанавливать шалаш уже не стали и прикорнули у костра в оставшееся время на ветках крыши. На востоке разгорался рассвет.

  Хариус совсем не клевал. Наживка на крючках удочек, заброшенных на ночь, осталась не тронутой. Рыбалка ранним утром так же не обещала успеха: поклёвок не было. А тут ещё небо затянули тучи и от хорошей вчерашней погоды уже ничего не осталось – начал крапать дождь.

  Дорога домой была грунтовой без какого-либо покрытия и шла через поля с суглинком. Тянуть с отъездом домой - это значит катить велосипеды всю дорогу и периодически очищать их колёса от грязи.

  Мы заторопились с отъездом. Ребята смотали свои удочки, а я заменил наживку на огромного червя и закинул опять в реку, в душе надеясь на успех. При подъезде на велосипедах к месту нашей ночёвки, прямо перед нами через дорогу длинными лёгкими скачками перебежали три косули. Замыкающая в прыжке через дорогу очень сильно ударилась спиной о склонившуюся у кювета сосёнку. Нам показалось, что она после удара упала за придорожные корчи. Мы остановились. Слезая с велосипедов и направляясь к предполагаемому месту падения косули, кто-то из ребят от чувства преждевременной радости выкрикнул, а остальные поддержали:

  - Вот она наша добыча! Косуля в прыжке сломала себе спину! – но за корчами косули не оказалось и только на коре ствола злосчастной сосенки висел клочок сероватой шерсти.

  Подъехав к биваку и обсуждая случай встречи с косулями, ребята сели перекусить перед трудной дорогой до дома, ругая брызгающий дождь, а я пошёл на берег за своей удочкой. Сразу бросилось в глаза, что леска сильно натянута против течения.

  - Что бы это значило? – только и успел подумать я, вытаскивая удилище из углубления в земле, как его за леску против течения потащила какая-то сильная рыба. Я тоже потянул удилище вверх, забывая, что оно может переломиться или не выдержать зацеп рыбы, а главное, как учил дед Дудник:

  - Не тяни большую рыбу изо всех сил на себя, а придерживай её и беги за ней по берегу до тех пор, пока она будет сопротивляться.

Рыбы в воде пока не было видно, она было ещё на большой глубине. И вот леска стала описывать круги и мне стало видно, что какая-то большая рыба с бронзовым отливом держит в натяжении леску моей удочки и мечется по кругу уже близко у поверхности. Сопротивление рыбы спало и она уже не тянула с силой леску на глубину, а только, разбрызгивая воду и показывая свой медный хвост, описывала на поверхности воды круги. Я продолжал тянуть рыбу прямо к себе, а та у самого берега сделала свечку, высоко подпрыгнув из воды, и сошла с крючка, но упала не в воду, а на самый край берега.

  На моей стороне оказалось какое-то чудо, а может сам Бог. Упав на край берега, рыба опять высоко подпрыгнула и на этот раз уже падала в воду, но у меня случился настоящий приступ прыткости. Я как-то изловчился и руками отбросил её дальше на берег, но берег был высоким, более метра, и круто уходил к воде. Несколько раз рыба пыталась уйти от меня, высоко подскакивая, но я умудрялся отбить её от воды руками и ногами.

  Наверно только на третьем подскоке, уже обессиленную, мне удалось выбросить рыбу на берег и прижать её руками и коленками к земле. Всё внутри у меня колотилось. Я с великим страхом представлял, что такая большая рыбина могла после очередного подскока оказаться в воде. Это был конечно красавец латунного цвета и боец - ленок, весом около двух килограмм.                                                                                                                                                                                                                        

  Ребята не видели мою борьбу с ленком у реки, а увидели только, когда я уже выкинул рыбу на пологий берег. От моего улова они на миг очумели, но тут же пришли в себя и стали быстро разматывать трясущимися руками свои удочки. Я тоже повторно закинул свою удочку. Посидев около удочек с час и поняв, что ленок был один или остальные ушли с нашего плёса, напуганные сопротивлением пойманного, мы окончательно решили ехать домой. Клёва не было, а дождь продолжал моросить.

  Обратный путь оказался для нас очень трудным. За час времени, потерянного на реке, дорога очень сильно намокла и превратилась в сплошную грязь. Велосипеды пришлось большую часть пути катить, очищая колёса от прилипшей грязи. Обратная дорога заняла у нас около пяти часов, полностью измотав наши силы. Дома же у меня были все безмерно рады моему улову. Уху из ленка варили  в этот же день до вечера два раза.

                                                                                                                    2

  На следующий год я повторно съездил порыбачить на этот плёс, но уже на плавающую мушку. Рыбалку хариуса на мушку, будучи на покосе, я наблюдал в предгорьях Саян. Один из рыбаков, используя тяжёлый поплавок, похожий на хариуса небольшого размера, забрасывал в нужное место пару мушек на поводках. Я тоже соорудил себе такую же удочку и получил скоротечную практику, поймав несколько хариусов перед отъездом с покоса.

  Приехал я на место рыбалки после обеда и сразу обратил внимание, что вдоль берега плавится хариус. Это меня, конечно, порадовало. Быстро настроив удочку, я начал рыбачить. До вечера мне удалось поймать четыре хариуса, но мелких. В надежде, что с утра на это месте выйдут на кормёжку более крупные, здесь же я и остался ночевать. Сидя у костра, я нечаянно подслушал разговор двух моих односельчан, которые ехали на мотоцикле по дороге мимо моего бивака и из их разговора следовало, что ехали они рыбачить хариуса. Дорога в этом месте изобиловала ухабами и мне не составило труда напрягать слух, так как мотоцикл ехал очень медленно и часть разговора состоялась на дальности тридцати - сорока метров от меня в вечерней тишине.

  - Тебе рыбачить то приходилось? – спросил пассажир водителя.

  - Да, рыбачил! С поплавком на озере. – ответил водитель.

  А мне же подумалось, что как увлекательно побывать на чистой быстрой большой реке, которая несётся по каменистому руслу, и поймать красивую и очень вкусную рыбу – хариуса. Даже не умея рыбачить на быстрой реке, этому соблазну поддаются и те, у которых уже далеко не детские годы.                                                                                                                                                                                                                                                                                               

  На следующий день история с погодой повторилась, как и в прошлом году. Утром небо затянуло облаками и начал капать дождь. Даже не порыбачив утром, я смотал удочку и поехал домой, опасаясь, что опять буду мучиться, катя по липкой грязи всю дорогу велосипед. До Харантея дорога мне далась без особого труда, а вот после этой деревни грязь на дороге стала налипать на колёса. И тут мне пришла идея, поехать дальше не по полевой дороге, а по тропе вдоль склона Братской Горы. И так, любуясь бескрайними таёжными далями до самых Саянских гор, Посадами и извивающейся под горой рекой Икей, я без великих трудностей, как в прошлом году, доехал до дома.       

Голосовать
Комментарии (3)
Сумы
830
Без слов...+++
0
Казахстан, Актобе
11346
Лишних слов не буду шлепать. +++
0

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх