Войти
Вход на сайт
Вход через социальную сеть

Первый мой хариус

  В низине, вдоль склона Братской горы, журча на мшистых колодах, бежал, больше похожий на ручей, чем на речушку, Малый Едогончик. Ширина его в редких местах едва превышала более двух метров, глубина – одного метра. Однако это не мешало довольно крупной и красивой рыбе – хариусу заходить на икромет в эту малую речушку. Для него здесь были созданы все условия: чистая проточная холодная родниковая вода и маленькие омуты, с нависшими над ними ветками ольхи, ивы и елей. Редкие открытые участки воды не позволяли рыбакам вылавливать всего хариуса, зашедшего в речушку, и основная его масса беспрепятственно вымётывала икру, произведя на свет новое поколение этой благородной рыбы.

  Непролазная чаща вдоль этой речушки была и хорошим укрытием для рябчиков, которые кормились на брусничных полянках Братской горы и на маленьких рёлочках в пойме, возвышающихся островками около небольших болот и озерков, с которых тяжело поднимались потревоженные утки-кряквы или с шумом и свистом юркие утки-чирки. На память приходят события раннего детства - я ещё не ходил в школу, а вот со старшим братом Фёдором уже ходил на охоту в эти чудные места. Возвращаясь с охоты, я помогал ему нести добытые трофеи. Однажды это был кряковый селезень, с которым я едва справлялся, а после ещё рябчик. В этом месте росли несколько молодых кедрушек. На них к августу начинали отсвечивать фиолетовым цветом шишки. До восковой спелости они, конечно, не дотягивали. Качаясь на тонкой макушке, не сознавая, что она может сломиться вместе с тобой, так как кедр довольно хрупкое дерево, мы доставали их и с великим удовольствием поедали орешки молочной, а иногда и восковой спелости. К великому моему сожалению я обнаружил, что кто-то, чтобы откушать кедровых орех, начал срубать эти кедры. Первым пал кедр в низине около гаража техники лесопункта. Это было уже взрослое дерево и на нем созревало несколько десятков шишек. К концу шестидесятых годов поганые руки какого-то хапуги сгубили всю эту красоту в округе нашего посёлка.   

  На самой же Братской горе рос удивительно красивый березняк, в который мы ходили резать сырые грузди. Здесь часто встречались уже переросшие подосиновики и подберёзовики. Их огромные шапки виднелись на полянках среди жарков и других полевых цветов. Нам, мальчишкам, конечно, было любимым занятием подскочить к этому переросшему грибу и со всей силы пнуть его. Гриб разлетался в брызги, доставая до лица.

  Здесь, в затенённых местах на краю полянок, можно было встретить и довольно редкие цветы: кукушкины слёзки и несколько видов венериных башмачков, а также жёлтые и розовые лилии, так называемые саранки. Цветы и луковицы розовых лилий были для нас лакомством.

   С началом лета теплые деньки неудержимо манили нас, подрастающую ребятню, не обременённую ещё домашними заботами, к искрящейся прозрачной чистой воде Малого Едогончика. Как обычно мы сидели у моста через эту речушку и ловили на удочки толстеньких, отливающих бронзой гольянов или кололи вилкой на отмели неповоротливых усачей. Иногда, будоража наши мечты, на глубине в верх по речушке, перед нашими глазами, быстро проплывал хариус. И вот однажды, пробравшись через чащу, к мосту вышел знакомый нам дядя-рыбак. На кукане у него висели несколько хариусов. Как завороженные, мы смотрели на красивую, отливающую серебром, рыбу. Это были, пойманные им, хариусы.

  Больше не откладывая в «долгий ящик» свою мечту – поймать хариуса, я со своим дружком на следующий же день по утру отправился ловить хариусов.

  Пробираясь по зарослям вдоль Малого Едогончика, мы на себе ощутили тяжесть рыбацкого счастья. На лицо, шею и руки садились и кусали десятки комаров, а леска удочки постоянно запутывалась и цеплялась за ветки деревьев и кустов. Закинуть удочку в речку из-за прибрежных кустов часто не было возможности.

  При подходе к следующей ямке, моя удочка опять запуталась в ветках ели, а Колька, опередив меня, быстренько забросил свою и тут же тихо прошептал:

  - А у меня клюёт…

  Пока я выпутывал свою удочку, он лихо выдернул из этой ямки своего первого небольшого хариуса.

  Порыбачив ещё некоторое время на этой ямке, мы стали пробираться вдоль берега дольше. Подходя к новой ямке, я предупредил Кольку, чтобы тот не забегал вперёд меня:

  - Ты поймал, а теперь моя очередь закидывать удочку первым…

  Выйдя к ямке, я тут же заметил под мшистой колодой в тени большого хариуса. Подав знак Кольке, чтобы тот не двигался и не испугал рыбу, я тихонько опустил удочку к воде и стал подводить по течению наживку к колоде, из-под которой иногда показывалась голова хариуса.

  Дальнейшее случилось, как в той сказке: плыл червяк по течению и вдруг его не стало. Это хариус в одно мгновение выскочил из своего укрытия, схватил наживку и обратно скрылся в укрытии, при этом сильно дернув за леску. Я тоже дёрнул и удочка согнулась дугой. Хариус пытался затащить леску под колоду. Я же, держа удочку двумя руками, тянул её изо всех сил. Старания мои не пропали даром и через десяток секунд хариус растерял свои силы. Описывая в воде круги, он показался из-под колоды и блеснув на солнце серебристой чешуёй, растопырив плавники, шлёпнулся в траву у моих ног. Сверкая на солнце серебристой чешуёй, хариус несколько раз высоко подпрыгнув, ещё раз как бы показывая нам свою природную красоту. На спине и на боках у него были темные маленькие пятна.

  Дрожащими руками я прижал хариуса к траве и стол вытаскивать из его рта крючок. Вес хариуса был около четыреста грамм и для меня это была, конечно, первая добыча такого внушительного размера. Колька же крутился у меня за спиной и разматывая удочку, тихо хныкал и возмущался из-за того, что мне поймался хариус гораздо крупнее, чем ему.

  Время шло к обеду. Солнце поднялось уже высоко и стало припекать. Хариусы, которых нам удалось заметить в ямках, стремительно скрывались под нависшими над речкой прибрежными кустами и деревьями. Выманить же их из этого укрытия ни какими уловками уже не удавалось.

  Сделав ещё несколько забросов в водовороты около полусгнивших колод, мы решили идти домой. Наши тени на воду проникали в светлой воде речушки до дна и это пугало рыбу, да и она была уже, видно, сыта. Клёв совсем прекратился.        

Голосовать
Комментарии (4)
Казахстан, Актобе
12879
Вторая звезда, +++
Близкие по духу повествования.
0
Сумы
950
Присоединяюсь...+++
0
Чувашия г. Чебоксары
5166
+ Мост через какую речку?
0
Это и есть тот мост через Малый Едогончик, в котором я и поймал своего первого хариуса. Дорога, это тракт, который в этом месте поднимается на Братскую гору.
0

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх