Войти
Вход на сайт
Вход через социальную сеть

Охота на волков. Весьма правдивая история

Татьяна Владиславовна Гусева

                

       Наконец-то наступила долгожданная пятница. Я долго ждал конца рабочего дня, и просто извелся в предвкушении активного отдыха. Наконец, часы в нашем кабинете пробили шесть. Я, как можно медленнее, вскочил со стула, и скрывая радость расставания от начальства, взял чемоданчик с набором киев, и отправился в биллиардную.

       В отличном настроении, насвистывая себе под нос известную мелодию «не волнуйтесь тетя, дядя на работе…», я шел в заданном направлении. Я так стремился к столу с лузами, что даже не чувствовал холода, идя в летних туфлях по накатанному снегу. Ну, забыл переобуться в зимние ботинки на выходе, ну и черт с ними. Тут идти-то всего – три квартала.

Зеленое сукно звало меня, оно просто вопило: « Ну, где же ты, Геночка, я соскучилось по тебе!»

И, вдруг, я как будто налетел на забор! И этот забор радостно кричал:

- Генка! Ты?! 

Я, слегка ошарашено, узнаю в заборе своего бывшего однокурсника Славку Иванова. Мы с ним здорово чудили когда-то в институте. Наши имена были основательно потрепаны и преподавателями, и студентами.

Славка, громко смеясь, и, хлопая меня то по плечам, то по животу, расспрашивал, кого я видел из наших, кто кем стал, и кто на ком женился. Я поначалу тоже обрадовался встрече и бодро стал рассказывать про тех однокурсников, кого видел чаще других. Руки стали мерзнуть на морозе, чемоданчик с киями враз стал тяжелым. Всвязи с этим, сократив свой рассказ до минимума,  я уже собирался вежливо попрощаться со Славкой, но у того радость от встречи только набирала обороты. Он не собирался отпускать меня без рассказа о себе любимом. Он, взахлеб, поведал мне, что стал охотником, и, как это, оказывается весело и интересно. Я был искренне рад за него, но  тонкая подошва туфель уже начинала примерзать к тротуару. Я решил, что если во всем соглашаться с ним, он отвяжется от меня намного быстрее. Поэтому я активно закивал головой. Славка даже участливо спросил, не болею ли я. 

Шары на зеленом сукне призывно поблескивали.

А Славка не на шутку увлекся своими охотничьими рассказами. Я молчал и думал о том, какой, интересно, мне партнер сегодня достанется за столом. И вдруг услышал радостный Славкин ор:

- Генка, да что я тебе все это рассказываю, когда ты сам сможешь все это увидеть! Прямо сейчас поедем со мной охотиться на волков. А что, настоящее мужское занятие, когда тебе еще выпадет такая удача?! Тем более, что завтра - суббота, заодно отдохнешь и свежим воздухом подышишь.

Стоит ли пересказывать, как я отказывался, упирался ногами и руками, приводил сотню причин, по которым я никак не могу поехать на эту его охоту? Ни один из моих аргументов не возымели на Славку ровно никакого действия. Он на все имел отговорку. Даже мои летние туфли на тонкой подошве не произвели на него никакого впечатления:

- Подумаешь, туфли! Сейчас приедем к егерю, и он выдаст тебе всю подходящую для охоты амуницию. Даже валенки получишь!

По всей видимости, Славка решил осчастливить меня против моей воли. Он явно знал лучше меня, что такое счастье. Поэтому просто затолкнул меня, упирающегося, в свой УАЗ.

Я не успел опомниться, как машина уже выезжала из города. Я тихо страдал. Костяные шары уже не блестели. Они вообще больше не маячили перед моими глазами. Видно, кто-то другой, более удачливый, чем я, отправил их в лузы. А моя собственная жизнь казалась смятой и выброшенной кем-то на помойку. И я даже знал, кем.

- Эх, ты, Славка, я думал, ты мне друг, а ты… 

- Конечно, друг! Ты что, сомневаешься? Друг всегда окажется рядом, даже если тебе плохо из-за него. И потом, дружба намного сложнее любви, в которой достаточно одного себя. Тебе явно было одиноко, и я решил тебе помочь.

- Ты?! Мне?! Да я шел, никого не трогал, думал, только о биллиарде… Мне было не скучно.

- Ты даже не представляешь, каким одиноким ты выглядел! И свое одиночество скрашивал попытками сделать его окончательным. – Славка еле сдерживал свой смех.

- В общем, тебя не переубедить. – Я надулся. – Старый Брут лучше новых двух.

По дороге Славка в придорожном киоске купил мне кое-что перекусить. Глядя, как я с аппетитом поглощаю еду, он вздохнул:

- Поистине, чтоб иметь сто друзей, ста рублей иметь недостаточно.

- Нам нравится иметь друзей, а им – нас. – Жуя бутерброд, буркнул я.

- Ты прожуй сначала. Друзей познают после еды. – Рассмеялся Славка.

Через два с лишним часа мой приятель оторвал меня от горестных мыслей радостным воплем:

- Всё! Приехали! Выгружайся!

Еле живой от перенесенного стресса, я вывалился из машины прямо на снег перед избушкой егеря. Оказывается, мы такие были не одни. За большим столом в лесном деревянном домике сидело много охотников. Они обедали и пили водку. Им готовила и подавала жена егеря, миловидная, крепко сбитая молодая женщина.

- Клава. – Протянула она мне руку.

- Гена. – Ответил я рукопожатием.

Меня Клава вместе со всеми накормила, а потом, после обильной трапезы, народ залег отдыхать по лавкам, и отдыхал до самого утра. Ну и я с ними.

Утром, попив чаю с бутербродами, все стали готовиться к охоте.

Мне тоже выдали обмундирование: овчинный тулуп на два или три размера больше и такие же громадные валенки, которые я надел прямо на туфли.

Костяные шары в последний раз блеснули на зеленом сукне и исчезли. Наверное, навсегда. Мои горестные воспоминания прервал Славка. Он подошел ко мне с последними инструкциями:

- Ты, главное, не бойся!  - Говорил он, - тебе почти ничего не придется делать. Там будут красные флажки – они для волков поставлены. Ты просто ходи по лесу и улюлюкай вместе со всеми, чтобы стаю на эти флажки направить.

- Так волков, что ли, целая стая будет? – В ужасе спросил я. Что-то подсказывало мне, что эту субботу я не переживу.

- Да нет… Это я так сказал… На самом деле один. Ну, на крайняк – два. – Показал два пальца Славка.

Я, вроде, немного успокоился. Во-первых, улюлюкать надо будет не одному, а в компании. Во-вторых, кажется, ружьё не дадут. Значит, стрелять не придется. Какой из меня стрелок? Я ведь оружие видел только на уроках НВП в школе, или в кино. А в армии я не был, потому, что в институте военная кафедра была.  А уж если ружьё у меня в руках окажется, то я даже сам не представляю, что могу с ним натворить. И, кстати сказать, я животных очень люблю. Случайно попав в несчастного волка, могу и расплакаться. 

Короче, после стопки водки «на удачу», мои тревоги и вовсе улеглись.

И вот, мы вошли в лес, и цепью стали двигаться в сторону флажков. Был пасмурный день, снег был местами – по колено, а местами – по пояс. Валенки быстро стали просто пудовыми от налипшего на них мокрого снега. Идти было тяжело еще и от хлеставших по лицу еловых веток. Настроение ухудшалось с каждой минутой, и, наверное, от этого я улюлюкал громче всех. Думаю, такого злого улюлюканья волки давно не слышали.

Сугробы и буреломы отнимали последние силы. Я уже трижды проклял ту минуту, когда шальной Славка налетел на меня. Если бы я его раньше увидел, перешел бы на другую сторону улицы. Вечно я с ним влипаю в разные истории!

Я разгребал руками море снега и ругал себя последними словами за то, что не смог противостоять ему, и позволил, как мешок с картошкой засунуть меня в его дурацкий УАЗ.

Измученный сугробами и своими мыслями, и, продолжая вопить на весь лес, я вдруг обнаружил, что улюлюкаю в лесу совершенно один, в окружении красных флажков. Все куда-то подевались. Возможно, ушли в другом направлении. Я был в отчаянии. Последнее улюлюканье кляпом застряло в моём горле. Красные флажки, казалось, развесили именно для меня. Чувствуя себя, как в капкане, в их окружении, я уже боялся только одного – случайной встречи с волком. Тут я сильно пожалел, что не настаивал на том, чтобы мне дали какое-нибудь оружие. 

Долго ждать мне не пришлось, раздвигая ветки ёлки, я наткнулся на оскаленную морду волка. Я заорал так, что, наверное, меня слышали в соседней области. Волк метнулся в противоположную сторону и скрылся в кустах. 

- Сейчас своих братьев по разуму приведёт. – Сказал я сам себе. – Расскажет им, что еда сама к ним пришла.

Может, настал момент, и нужно написать завещание? А что завещать? Набор киев? Они в Славкином УАЗе. И так перейдут к нему по наследству. Стоя по пояс в снегу, я написал на его гладкой поверхности: «В моей смерти прошу винить мою жизнь!» И стал ждать возвращения волка. Всё равно ведь мне от него не убежать.

Но, странно, он и сам не вернулся, и друзей не привел. Наверное, я для него выглядел не очень вкусным. Кому понравится жрать орущий обед? Оглядываясь по сторонам, я двинулся вперед.

Однако нужно было выбираться из леса. В какой стороне была избушка лесника - я даже предположить не мог. С веток деревьев на меня водопадом сыпался снег, попадая мне за шиворот и, благополучно там истаивая. Я был весь мокрый от него, пота, и паники, охватившей меня. Темнело. Я представил, что наступит ночь, и я остаюсь ночевать один на один с этим страшным лесом и волками. От этих мыслей я стал разгребать снег еще быстрее, пытаясь пробраться, хотя бы на опушку. Наконец, я увидел просвет в деревьях. Это прибавило мне сил, и я ускорился со своим освобождением из снежного плена.

И вот, я выполз на край леса. Вот она, свобода! Счастье-то какое!!! 

Где-то внизу, под холмом, на котором я находился, далеко-далеко, извивалась лента дорога. По ней полз одинокий крошечный автомобильчик. 

Я прикинул, что даже если я из последних сил скачусь вниз, как снежный ком, у меня всё равно не было шансов его догнать. Поэтому, я подумал, пусть едет. Может, мне повезет, и, пока я спущусь, приедет еще один. И стал медленно спускаться. Ни одной машины за это время так и не проехало. Когда я через час стоял на шоссе, уже окончательно стемнело. Во время спуска я потерял в снегу один валенок. Так как найти его я так и не смог, то пришлось снять и второй. Оставшись в лёгких туфлишках, в которых вчера ушёл с работы, я мечтал только об одном: пусть же, наконец, проедет, этот чертов автомобиль, мне всё  равно, какой! Лишь бы на нем уехать! Мне всё равно, куда! Потому, что я уже окоченел! И из моих ног вполне можно было варить холодец. Потому, что я их уже, практически, не чувствовал. И когда я уже был готов на всю округу кричать благим матом от одиночества и холода, в это время я увидел приближающиеся огни. Сначала я никак не мог понять, что это: волчьи глаза или светящиеся фары. Впрочем, мне уже было всё равно. Мне было так холодно и голодно, что дальнейшая моя жизнь не стоила для меня и ломаного гроша. Когда рядом со мной остановился микроавтобус, и водитель что-то спросил у меня в открывшуюся форточку, я его даже не услышал. Он вышел, взял меня под мышку, как стойкого оловянного солдатика, и занёс в салон. Там он долго пытался согнуть меня, чтобы посадить в кресло. 

- А я думаю, что это за соляной столб такой с валенком в руках стоит на дороге. Да ты зубами-то не стучи, тепло ведь в машине. Эк тебя разобрало… Куда тебя отвезти-то?

Я, сквозь зубную дробь попытался объяснить, что со мной произошло:

- Славка погрузил в УАЗ… как картошку… потом флажки везде… волки улюлюкали… потом меня потеряли…

- Волки? – Переспросил пожилой водитель.

- Да… то есть, нет… а я вообще в биллиард шёл играть! – Вдруг выдал я и разрыдался.

- Да ты не плачь, парень. Сыграешь еще в свой биллиард. Это тебе здорово повезло, что я тебе встретился. В это время суток тут уже никто не ездит зимой. Ты, наверное, с егерской избы сюда попал? Ладно, довезу тебя.

Пока мы ехали, я пригрелся, и от всего пережитого меня сморило в сон. 

Когда мы приехали к избушке, я проснулся оттого, что водитель меня пытался вынести из машины:

- Вот, Клавдия, принимай подарок! Вишь, как в валенок вцепился, как в родной. Ты его чаем отпои, быстрее оживет.

Когда пришли остальные охотники на волков, мы с Клавой сидели за столом и мирно пили чай, рассказывая друг другу разные истории.

- Ну, ты посмотри, мы его там ищем, весь лес обшарили впотьмах, а он тут заседает! Ты нам всю охоту сорвал! – Громко ругался Славка.

Сквозь толпу охотников протиснулся егерь:

- А я говорил, что он уже здесь. Странное дело, как кто потеряется, все потом сидят с Клавкой чаи распивают, заразы. Как мёдом им тут намазано! – Сквозь зубы он процедил.

На следующий день, вечером, мы со Славкой вернулись в свой город.

Думаете, я проклинал этот день, как самый страшный в своей жизни? Ничего подобного.

Через две недели я купил себе ружьё, амуницию, вступил в охотничье общество, и позвонил Славке:

- Славка, привет! Ну, что, я готов, когда снова поедем на охоту?

- А ты, разве не разочаровался в охоте? – Осторожно спросил Славка.

- Ты, что, с ума сошёл?! Это же занятие для настоящих мужчин. Поехали! – Гордо ответил я. – А пока приходи ко мне, я научу тебя в биллиард играть.

Якутск
8881
Голосовать
Комментарии (4)
Новосибирск (родился в Болотнинском районе, деревня Хвощевая)
921
Ух ты. Прочитал на одном дыхании.Понравился очень рассказ.
0
Станция Акчурла
8124
Через две недели я купил себе ружьё, амуницию, вступил в охотничье общество и зарегистрировался на охотничьем сайте )))
2
Пермь
7735
До Славика не дойдёт, что испортил партию биллиарда.
Если бы напарник замёрз, Славик нашёл бы другого.
Татьяне спасибо за хорошую историю.
0

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх