Войти
Вход на сайт
Вход через социальную сеть

Хозяин

....Громко тикают на стене старинные часы. Красивые, резные, с гирьками в виде сосновых шишек на цепочках и потускневшим от времени золотистым циферблатом. Стрелки, вычурные, рельефные, показывают три часа. Раннее-раннее утро, скорее даже ночь. За окном его небольшой уютной кухоньки темно, хоть глаз коли. На плитке ворчит, закипая, старый пузатый чайник - давний собеседник.

Несуетно достает из настенного шкафчика засушенные по лету травки да черный байховый чай - он только такой и пьет. Душистый, пахнущий летней тайгой, он отменно вкусен с земляничным вареньем. Землянику он сам летом в сосновом бору собирал, отбиваясь от ошалевших от жары комаров. А когда-то он с ней вместе по ягоды ходил. Но вот уже пару лет как один живет, бирюк бирюком...

Чайник закипел, забренчал крышкой.

-Иду, иду, чего ты расшумелся...

Снял его с плитки, залил уже заложенные в заварник травы, сыпанул щедрую жменю чая и щепотку сахара - так чай лучше взопреет, наберет вкус и цвет. Отодвинул занавеску, бросил взгляд на небо - не светлеет ли? Нет, рано еще. Все дела переделал, к выходу все подготовил, и извечное охотничье нетерпение гнало его вперед, в тайгу. Наполненную запахами подступающей осени и перестоявших грибов, летящими на ветру паутинками и звонким цоканьем вечно сердитых белок...

Он всю жизнь в тайге, с самого раннего детства. Дед его был егерем, и и брал его с собой в тайгу на все лето. А потом он вырос и сам стал егерем. Вопрос о том, где работать после армии, для него не стоял. Он с детства знал, что будет егерем, как дед. Будет так же охранять тайгу и зверей, ходить по звериным тропам. Тайга была ему привычна и понятна как собственный небольшой домишко, поставленный еще прадедом в небольшой деревеньке у отрогов Саян.

В армии он как таежник и хороший стрелок попал в разведку. Учебка, потом служба в пограничной части в Приамурье, где он впервые узнал, что бывает зверь страшнее медведя. И имя ему - тигр. Огромные коты внушали ему почтение своей невероятной силой и умением прятаться в самых неприспособленных для этого местах. За всю службу он лишь дважды видел тигров, зато слышал их и находил следы постоянно. Низкий утробный рык и громкое мауканье вызывали невольное желание схватиться за автомат или укрыться в бытовке - столько мощи и угрозы в них было. Он как таежник прекрасно понимал, что противопоставить тигру не может ничего, кроме огнестрельного оружия. Но ему было очень жалко этих красивых зверей, и он в глубине души желал никогда не встретиться с тигром на узкой таежной тропе. Вернувшись в родные Саяны, Матвей сразу же устроился егерем на участок деда. И потекли беспокойные годы жизни в тайге.

Однажды он целые сутки носился по тайге, разыскивая попавших в западню тетеревов. После оттепели ударил крепкий морозец, и закопавшиеся на ночевку в сугробы птицы не смогли утром пробить толстую корку наста. Глухари с их невероятной силой в такие ловушки не попадали - хороший глухарь ударом крыла мог убить лису. А вот тетерева не могли выбраться самостоятельно, и гибли.

В другую зиму, когда сначала навалило небывалое количество снега, а потом установились лютые морозы, он на санях завозил в тайгу соль и сено, подкармливал косуль и лосей. Они не могли самостоятельно добраться до еды, из-за глубоко снега оставаясь на местах.

А уж сколько раз он спасал из попавших в промоины на реке косуль, и сосчитать невозможно.

Но и сам охотился, не без того. В тайге без охоты никак. Он никогда не стрелял без нужды и не бил зверя не в сезон. Сам не бил и другим не давал, за что был люто нелюбим разного рода начальством, любившим прибыть в тайгу на охоту. Приехать на зимовье, попариться в баньке да пострелять. Вне зависимости от сезона и наличия путевок. Таких он со своего участка гнал в шею. Его сто раз грозились уволить, да все как-то...

...Дед Матвей. Седой, как лунь, невысокий и крепкий, с удивительно большими руками. Ладони широкие, как совковая лопата, натруженные. Говорит мало, с хитрецой поглядывая на собеседника не по-стариковскими ясными ярко-синими глазами. Когда я впервые его увидел, он колол дрова. На звон топора я и вышел, в первый раз попав в эти места и побродив пару дней по тайге. В простой нательной рубахе и широких шароварах, заправленных в кирзовые сапоги, дед Матвей легко взмахивал топором и резко опускал его на стоящую на колоде чурку. Та с хрустом разваливалась на две части, разлетавшиеся в стороны. Я вышел на полянку перед зимовьем, сопровождаемый выскочившей мне навстречу лайкой. Она услышала меня задолго до того, как я увидел зимовье. Да я и не скрывался особо - шел привычно. Пес встретил меня, обнюхал и пошагал рядом, легко и пружинисто, как будто вот-вот сорвется в бег. Так и вышли к зимовью в паре. Пес сразу устремился к хозяину, повернувшемуся ко мне и державшему топор в опущенной руке.

-Здравствуйте, - я поздоровался приветливо, подходя ближе и протягивая руку.

Дед коротким взмахом воткнул топор в колоду и шагнул навстречу, протягивая руку в ответ:

-И тебе не хворать, - и улыбнулся широко, белозубо.

Рукопожатие у него было крепким, моя ладонь в его руке потерялась, как будто в валенок руку сунул.

-Дед Матвей, - отрекомендовался он и выжидательно глянул на меня.

-Денис, - я не остался в долгу.

Он кивнул, как будто соглашаясь, и пощел в зимовье.

Я же скинул рюкзак, повесил ружье на вбитый в бревенчатую стену клин, присел, вытянув вперед натруженные ноги. Потом подумал немного да и разулся, с блаженством пошевелив в воздухе пальцами. Портянки расстелил на лежащем неподалеку бревне - пусть просохнут.

Огляделся. Зимовье небольшое, приземистое, но какое-то...аккуратное. Светлые сосновые бревна, ладная крыша, крепкая дверь, рядом костровище с теплящимся костерком и стол с лавками. Чуть в стороне банька небольшая. Как-то здесь очень уютно. Бывает так: придешь к кому-то в дом, и уйти хочется - неуютно, и все тут. А бывает и наоборот. Вроде и нет ничего особенного, но тепло на душе становится. Здесь именно так и было.

Дед Матвей тем временем вышел из зимовья, неся в одной руке закопченный котелок, а в другой большую глубокую чашку, скорее даже тазик, в котором лежали несколько картофелин, луковица и кусок сала.

Я поднялся, подхватил рюкзак и шагнул к нему, с радостью ощущая под босыми ногами мягкую траву. И даже небольшие и каменно твердые сосновые и еловые шишки не заставят меня обуться, хоть и больно на них наступать.

Поставив рюкзак на лавку, достал из него банку тушенки, добрую краюху хлеба, пачку печенья. Дед Матвей только глянул искоса и принялся ловко чистить картошку. Я принялся за лук. Почистил, быстро нашинковал, потом вскрыл банку тушенки...

Вкуснющая похлебка уже доваривалась, когда дед Матвей принялся за расспросы - кто таков, откуда да куда...

Так за разговорами дождались наконец еды. Запах над полянкой витал умопомрачительный, и я уже готов был свои сапоги сжевать. Шел с утра, только чаю попив, а дело уже к полднику, так что...

Сели. Дед Матвей половником разлил наваристую похлебку по глубоким мискам, выставил на стол чашку с малосольными огурчиками и кулек с перцем. Заметив мое удивление, объяснил:

-Давеча в деревне был, так присолил малость.

Я свою порцию прикончил почти моментально, а дед ел вдумчиво, дуя на ложку и подолгу пережевывая. Заметив, что я уже расправился с похлебкой, кивнул на котелок - добавки, мол, налей, коли желаешь. Я желал. И вторую порцию ел уже так же, как дед Матвей. На костре тем временем закипел котелок. Дед оторвался от еды, забросил в бурлящую воду травки с чаем да несколько ягод дикой малины. Ух какой аромат поплыл над полянкой! Дед же, доев, выставил на стол банку земляничного варенья. Тут и печенье ко двору пришлось. Давненько я так вкусно не чаевничал!

...Посидели, пошвыркали горячим чаем вприкуску с комарами, коих крутилось вокруг нас великое множество. Потом дед Матвей поднялся, отправившись отмывать посуду. Я сунулся было помочь, но он махнул рукой - сиди, мол. Тогда я взялся за топор - хоть как-то отблагодарить деда за гостеприимство. Топор легкий, ухватистый. Топорище за долгие годы отполировано жесткими ладонями хозяина и ложится в руку как влитое.

Взмах - и расколотая чурка разлетается в стороны двумя аккуратными полешками, белеющими расщепленным нутром. Взмах за взмахом. Я вообще люблю дрова колоть. Отключается голова от всех и всяческих мыслей, и если топором работать умеешь, то и усталости не бывает почти. Переколол оставшуюся горку чурок да принялся поленья складывать. Присел на корточки, на сгиб руки накидал горку поленьев и понес к поленнице, вдоль стены на солнышке пристроившейся под небольшим навесом. Зимой такие дрова хорошо горят, жарко в гудящей печке.

Дед Матвей, на такое мое самоуправство глядя, лишь хмыкнул и отправился растапливать баньку. И вскоре над невысокой железной трубой закурился тонкий синеватый дымок. Я обрадовался. После двух дней прогулок по осенней тайге попариться в баньке - первое дело. А дед Матвей производит впечатление человека, банное дело знающего. Наверняка и веников у него набор, да и травок он запарит нужных. Но до бани еще далеко - пока она жар наберет...

Я подумал, подумал да и отправился в тайгу, грибов поискать да и просто отдышаться. Самая пора сейчас опята заготавливать, так что глядишь и набреду на хороший пень...

Тайга дышит полной грудью, торопясь поймать последние солнечные деньки перед долгим ненастьем. Сосны поскрипывают на легком ветерке, качающем их пушистые кроны, в воздухе летают невесомые паутинки, поблескивая в солнечном свете. Воздух напоен густым пряным запахом хвои и грибов, тонким ароматом увядания и трепетным ожиданием сна. Тихо и спокойно в тайге.

Толстый слой прелой хвои пружинит под ногами, заставляя шагать и шагать. Ружье привычно оттягивает плечо, уши ловят каждый звук - рябчиков в этих местах много, посвист слышен тут и там...

Спустился в небольшой распадок - тут тень и сырость, и пахнет совсем по-другому. Вокруг стоят рябинки вперемешку с осинами и березами, там и тут торчат колючие хмурые елки.

И на склоне, освещаемое мягкими солнечными лучами, лежит мшистое бревнышко, сплошь поросшее опятами.

Ух ты как! Щедра тайга, изобильна. Ну что ж, будем резать.

С опятами управился минут за двадцать, плотно набив заплечный мешок, да и отправился к зимовью. Вокруг постепенно темнело - осенний день недолог.

На подходе к зимовью меня вновь встретил дедов пес. Обнюхал мешок с опятами, качнул кончиком пушистого хвоста колечком и припустил назад. И то ладно.

Дед Матвей строгал что-то, сидя на лавке у стола и отбрасывая стружку в костер. Подошел, поставил мешок с опятами на землю. Дед глянул на мешок, потом на меня:

-Добрый запас. Сушить будешь?

-Это я не знаю, чего вы с грибами делать станете, - я тут же открестился от дальнейшей судьбы собранных опят, - вам в зиму пригодятся поди.

-Гм, - дед пожевал губами, затем отложил нож, поднялся легко. Подхватил мешок, перевернул чуть поодаль, на солнышке, разворошив грибы рукой. Густой запах опят разнесся над поляной.

-Пусть пока обсохнут чуть, на ночь приберу, а завтра на солнышке и дойдут. А пока расскажи-ка мне, какие у тебя на завтра дела?

-Да особенных планов не было. Побродить по тайге, рябчика поискать. Может на озерцо выйти на вечернюю зорьку, утку покараулить.

Дед кивнул:

-Дело доброе. Самый сезон счас. Озерко тут есть неподалеку, верно. И утка там садится часто. Давеча хороший табунок крякаша там видел. А скажи-ка мне еще - пули есть у тебя? Или картечь?

-На утку? - не понял я вопроса.

Дед засмеялся раскатисто, утирая слезы рукой:

-Ну ты даешь, охотник. Утку кто же картечью берет? Лучше уж майкой драной загонять, и то толку больше будет...

Отсмеявшись, сказал уже серьезно:

-Медведя тут много, нешто следов не видал?

- Видал, как не видать. Есть и пуля, и картечь. В одном стволе завсегда держу, - я невольно начал говорить в его диковинной манере, сам того не замечая.

Дед вскинулся:

- На предохранитель ставишь хоть?

-Конечно, - я даже возмутился слегка. Но потом язык прикусил - дед Матвей хотя бы в силу возраста меня поучать может. А мое дело на ус мотать да помалкивать.

Дед же, усмехнувшись, продолжил:

-А то был у меня друг, царствие ему небесное. Шибко любил с ружьем побродить. Хорошее у него ружье было, бой точный. Вот только одна беда - предохранитель не работал совсем. Я ему сто раз говорил починить, а он все отнекивался. Как-то по зиме зацепил курком за ветку...или что там у него вышло, не знаю. Да только когда нашли его, была у него нога прострелена и артерия пробита. За пару минут ушел. Так что...

Помолчали. Что говорить? И так ясно все.

А потом была баня. В маленькой парной был устроен всего один полок, в углу примостилась старая чугунная печь, обложенная окатышами. В маленькое окошко едва-едва пробивался предвечерний свет. Пахло травами, дубом и мылом. На печке стояло ведро с кипятком, в котором отмокал дубовый веник. Париться вдвоем здесь бы не получилось - очень тесно.

Дед предложил пойти мне первому:

-После меня у тебя уши в трубочку свернутся. Очень я жар люблю.

Я в общем тоже жара не чураюсь, но спорить с хозяином не стал. Сказали первым идти - иду.

Попарился от души, нагоняя в уставшее за день тело дубовый дух. Поддавал на камешки, окунаясь в горячий пар, хлестал себя веником, обливался ледяной водой...

Напарившись, выскочил из бани - хорошо! Вечерняя прохлада обняла со всех сторон, остужая и освежая. Дед сидел на лавке, ворошил палкой угли в костре. Рядом стоял котелок, из которого он мне немедля и налил полную кружку горячего, пахнущего смородиной, чая. Придвинул банку с вареньем, усмехнулся по-доброму, глядя на мое красное лицо, и ушел париться сам...

А я остался пить чай. Стемнело, и комары принялись за меня с новой силой. Но меня комарами не напугать, я стойкий. Вызвездило, обещая завтра ясный день Из тайги доносились тихие шорохи, над головой проносились летучие мыши, мелькая стремительными силуэтами. Кобелек свернулся калачиком у костра и сонно глядел в огонь.

Дед Матвей появился из бани не скоро, раскрасневшийся и довольный. Подсел к столу, принял от меня кружку с чаем, сделал глоток, блаженно выдохнув. Посмотрел на меня внимательно:

-Деня, а давай завтра вместе на утку сходим. На утреннюю. А потом я в обход, а ты гуляй себе.

-В какой такой обход? - удивился я.

Дед хлопнул меня по плечу:

-Егерь я местный. Ты не усек что ль?

Я почесал в затылке:

-Да где ж я усеку, если ты без формы. Я как пришел, ты все время в исподнем,- я хмыкнул.

Дед хмыкнул в ответ, сказал:

-Так ить вижу, что человек ты нормальный. Чего ж перед тобой регалиями козырять? А то хочешь давай со мной в обход?

Я покачал головой отрицательно:

-Не, дед Матвей, не пойду. Я лучше тут погуляю где-нибудь. Или помощь нужна?

-Да не, какая помощь, - дед махнул рукой, - пойдем спать лучше. Подъем-то ранний.

В зимовье было темно хоть глаз коли. Свои вещи я пристроил в углу, достав только спальник. Бросил его на нары, раскатал и завалился, вытянувшись блаженно. Сон пришел незаметно. Вот только слышал ровное сопение деда, и уже...утро.

...До озера шли около часа. Оно открылось передо мной внезапно, и я уже не смог оторвать взгляда от водной глади с отражавшимся в нем рассветным солнцем.

Над водой с посвистом крыльев пронесся табунок уток и с плеском упал на воду, пуская широкие круги по воде и призывно крякая. Дед Матвей ушел от меня метров на двести по берегу, выбирая позицию поприглядистей. Я двинулся в другую сторону, косясь изредка на воду. Нашел место, устроился. От воды тянет сырой прохладой и тиной, стоит оглушительная тишина. Только утки крякают и плещутся, ныряя иногда. Я не спешу стрелять, хочу насмотреться сначала. Очень люблю этот момент до первого выстрела, когда ты еще не разрушил эту тишину.

Вот солнце поднялось чуть выше, и дед Матвей выстрелил, накрыв пару уток густой осыпью дроби. Одна из них забилась на воде, а вторая просто распластала крылья. табунок с шумом поднялся с воды и устремился прямо на меня. Я вскинул ружье...

-Б-бах! Б-бах!

Приклад тяжело боднул в плечо, сизый дымок пороховой гари потянулся над водой. Упала одна утка, недалеко от меня, в прибрежную траву.

Переломил стволы, гильзы выскочили на траву - позже подберу. Зарядился, уселся. В воздухе вкусно пахнет порохом - началась охота...

За пару часов подбили с десяток уток - больше и не нужно. Часть съедим сразу, часть закоптим. Ну а завтра еще поохотимся, если нужда возникнет или желание.

Дед Матвей сказал, протягивая мне уток:

-На-ка, унеси в зимовье. мне с собой таскать не с руки.

Я принял от него уток да и пошел к зимовью неспешно. Занялся чудесный день, теплый и ясный, и идти по тайге было большим удовольствием.

На месте выпотрошил уток, напихал им внутрь наломанных тут же можжевеловых веток - так они три дня могут пролежать. Но мне столько не нужно, вечером будем коптить.

Выпил чаю и пошел в тайгу. Бродил до вечера, слушая рябчиков и выглядывая тетеревов. Однако наткнулся на глухаря. Огромный черный петух стоял на тропе, поглядывая по сторонам. Я припал на колено, вскинув ружье и ловя его на мушку - оптики не было. Расстояние - метров сорок, в одном стволе пуля, во втором - двойка, самое то. А глухарь стоит, не шевелится даже, как на выставке. Даже стрелять жалко, очень уж красив.

Задумался даже - стрелять или нет? Утки набили, с голоду не пухнем...Но, с другой стороны, такой трофей...

Буду стрелять. Второй глухарь в жизни будет, если возьму. Задержал дыхание и плавно потянул спуск. Бахнул выстрел, отдачи даже не ощутил. Глухарь упал на землю, забился шумно. Я рванул к нему бегом. Пока бежал, птица затихла. Подошел, не веря себе - неужели и правда добыл? Протянул руку, взял его за шею, поднял... Увесистый! никак не меньше десяти кило. Вот это трофей! Можно и возвращаться...

Вернувшись на зимовье, я застал деда Матвея. Он как-то по-особенному суетился, быстро и очень экономно двигаясь. Рядом с зимовьем стоял старенький "Урал" с люлькой.

-Что стряслось?

Он не ответил сначала. Я не стал мешать, выпотрошил и глухаря, набил можжевельником, забросил в лабаз, к уткам. Дед Матвей наконец обратил на меня внимание:

-Тут недалече рыбаки на озере стояли. Медведь их подрал и ушел. Они его подранили, надо добрать. Иначе добра не будет. Идешь со мной?

-Конечно, - я не думал ни секунды.

Сборы заняли совсем немного времени. Я прихватил все наличные пули и картечь, забросил рюкзак в люльку. Туда же запрыгнул пес, а я устроился за спиной у егеря. Мотоцикл рванул с места, с небольшим креном входя в повороты - спешили мы очень. До рыбацкого стана добрались минут за 40. Там уже никого не было - пострадавших отправили в деревню и оттуда в город, в больницу. На месте осталась изорванная палатка, вся заляпанная кровью, да чей-то сапог.

Дед Матвей соскочил с мотоцикла и закружил по полянке, высматривая следы., кобелек крутился рядом. Нашел, определил направление, куда скрылся медведь. Запрыгнул на мотоцикл и покатил следом за собакой, уверенно взявшей след. Лавировали между сосен, но было понятно, что скоро мотоцикл придется бросить. Раненый медведь стремится укрыться, забравшись в глухую крепь...

Так и вышло. Спешились. Кобель ждал, нетерпеливо потявкивая. Пошли за ним. Тут и там на кустах виднелись кровавые потеки - сильно кровит. Должен силу терять, хотя медведь на рану крепкий...Посмотрим.

Шли по следу около двух часов, пока не уперлись в глубокий балок, заросший черемухой и осиновым молодняком вперемешку с невысокими елками. Здесь, точно здесь. Пес лает неистово, но внутрь не идет - страшно ему. Мы с дедом Матвеем подошли ближе, принялись осматривать местность. Я бегом обежал балок, ища место выхода. Не нашел, не вышел медведь. Затих, не шумнет даже. Вот и думай, чего с ним там? То ли ранение все же серьезное и он обессилел. То ли затаился и ждет момента для атаки. Не-е-ет, вниз нельзя точно. Но и ждать его здесь тоже никак. Пошел к егерю. тот стоял, прислушиваясь чутко. Услышав меня, сделал мне страшные глаза - никшни! А мне чего? Я стою, не дышу даже вроде бы. Наконец дед сказал мне шепотом:

-Здесь он, выжидает. Не сильно ранен, кровь светлая везде. Но потерял много.

Я слушал напряженно, палец на курке, в обоих стволах давно по пуле заряжено. Дед же продолжил:

-Он злой сейчас, так что будем выманивать.

С этими словами он подобрал с земли здоровенный сук и с силой бросил его в самую гущу осинника. Недалеко сук пролетел, завяз в ветках. Но медведь рявкнул негромко, но так, что у меня чуть колени не ослабли. Ох и силища в нем...

Дед же подобрал еще один сук и бросил его чуть дальше. Медведь взревел еще громче, но не дернулся в нашу сторону. Дед газами показал мне - теперь ты. А сам взял карабин на изготовку, отступив на пару шагов назад.

Я с громким треском сломал о колено подобранную ветку и забросил ее в кусты. Одну, потом вторую. И тут зверь не выдержал. С диким ревом он рванулся к нам, с треском ломая подлесок. Я отскочил, вскидывая ружье и готовясь выстрелить в любой миг. Пес с лаем отскочил в сторону, но медведь так и не вышел из зарослей.

Тааак, это уже становится интересным. И долго нам тут палками в него кидать?

Дед, видимо, думал так же. Он положил ладонь псу на загривок и сказал негромко:

-Ату!

Пес стрелой сорвался с места и исчез в зарослях. Я-то думал, он боится, а он просто без команды ничего не делает. Да и дед своим другом рисковать не хотел. Вот так.

Из зарослей донесся бешеный, остервенелый лай, рев медведя, а потом пес выскочил к нам и рванул в сторону. Снова нырнул в заросли уже с другой стороны...короткая пауза и вновь лай и рев, а потом я уловил движение в подлеске...миг и медведь перед нами. Огромный!

Пасть угрожающе распахнута, отчетливо видны желтые вершковые клыки и синеватый язык. Волна звериного запаха шибанула в нос, слышу его тяжелое дыхание и клокочущий в груди рев.

Увидел нас, остановился на миг - кобель висел на его ляжке, но медведь как будто не обращал на него внимания. Он смотрел на нас, прямо на меня, и такой жутью на меня повеяло, что я чуть не выстрелил.

Медведь опомнился и притопнул передними лапами, слегка приподнявшись на задних, а затем заревел, широко распахнув пасть. И тут дед Матвей выстрелил.

Я видел, куда вошла пуля - прямо в распахнутую пасть, выбив из затылка кровавый фонтанчик. Медведь рухнул, как подкошенный. Кобель продолжал терзать его ногу.

Я шагнул было к нему, но егерь поднял руку, останавливая меня. Я спросил одними губами:

-Что?

Дед сказал вполголоса:

-Уши торчком. Живой он. Дострелить надо бы.

Я кивнул - понял мол, снова вскинул ружье, прицелился и выстрелил медведю за ухо - он лежал ко мне левым боком.

Зверь содрогнулся весь от удара пули и вытянулся. Попадание пули 12 калибра с расстояния в пару метров гарантировало результат.

Егерь кивнул удовлетворенно, шагнул к медведю, присел на корточки. голова зверя была размером почти с сидящего на корточках деда, как мне показалось тогда. Ох и здоров. Шкура его лоснилась - нагулял за лето жирок, приготовился к зимовке. И что его понесло к рыбакам? Наверняка те не сжигали отходы, а просто прикапывали их рядом с лагерем, и зверь пришел на запах. Всегда так бывает в медвежистых местах. Медведь - хозяин в тайге, и по-хозяйски пришел проверить, чем это таким вкусненьким тут пахнет. И наткнулся на людей, спящих и беззащитных. Дальше все известно.

Мы ворочали медведя, пытаясь найти ранение, которое ему сумели нанести рыбаки. Нашли. Кто-то из них всадил дробовой заряд медведю в шею, под самым подбородком, ничего особенно не разрушив, но больно зверю было.

Распотрошив медведя и отрубив передние лапы, мы отправились в обратный путь. Каждая лапа с огромными, сантиметров по пятнадцать, когтями, заняла по рюкзаку. Здоров был, жалко даже.

Словно услышав мои мысли, дед сказал:

-И чего его вынесло на дураков этих? Гулял бы себе, жирок нагуливал. Спать бы лег, а весной детишек наделал бы. Эх...вся пакость в тайге от человека, точно тебе говорю...

До зимовья добрались в молчании. Там я быстро ощипал пару жирных крякашей и сообразил шулюм.

Поели тоже в молчании. Настроение у деда было аховое. Медведя ему было очень жалко. Не меньше, чем рыбаков этих непутевых.

Уже перед сном, когда пили чай, дед Матвей сказал, глядя в огонь:

-Всегда нужно помнить, кто в тайге настоящий хозяин. И вести себя подобающе...

Наутро я уехал, прихватив трофейного глухаря и пару уток. Дед Матвей провожать меня не стал - с утра он умчался в деревню. Пусть мужики приедут и медведя заберут. А шкуру ему отдадут потом... Но перед уходом не забыл затеплить костерок и подвесить над огнем котелки с шулюмом и чаем.

Я позавтракал, вспоминая его добрым словом. Очень он по-хозяйски все делает, душевно и гостеприимно. И обо мне позаботился. Так что я выложил из рюкзака тушенку, сахар с солью и другой припас, оставил в зимовье - деду Матвею пригодится.

Шел по тайге к лесовозной дороге и думал о том, кто все же хозяин в тайге?...

Новосибирск
1286
Голосовать

Лучшие комментарии по рейтингу

ХМАО
105
Жизнь наша как бумеранг, надо везде себя вести подобающее.
Есть такой сказ (легенда).
Что тайга (лес-река) изначально была создана для человека, чтобы он там мог кушать и согреться. А хозяин всего этого, медведь.
И мы гости (а не охотники) когда находимся у его дома.


Вот от себя добавлю, представьте, что к вам в дом (квартиру), каждый день кто-то приходит не знакомый, и каждый день это разный человек. И приходит разное время (не определённое).
Приходит открывает дверь, молча не разуваясь ходит топчет по полу оставляет грязь. Заглядывает в каждый шкаф или дверь ,открывает холодильник что-то там берёт и ест ,что-то забирает с собой,и уходит.
И так каждый день ,и изо дня в день.
Вот вы себя как будете вести в таком случаи ?
2
Комментарии (21)
Казахстан, Актобе
10512
Первая звездочка от меня. Заслужено. Сильное повествование.
0
Захватывает!
0
новосибирск
1022
+ ! ! !
0
Новосибирск (родился в Болотнинском районе, деревня Хвощевая)
593
Как всегда - классно.Читаемое воспринимается объёмно, как вроде видео смотришь.
1
Германия
398
Добре написанно по нашему, сколько по Якутской тайге ходил, но "хозяина" пытался не тревожить. В наше время и"хозяин" почувствовав человека уходил. Несподручно было ему с человеком связываться, за грибами и ягодами ходили с женщинами и детьми за многие километры безбоязненно. Да и близко к жилью он не подходил почувствовав дым и запах людей, собак. А сегодня......
1
Пермь
5729
Простая, доступная подача сюжета. Даже глухарь более 10 кг не смущает. Бесспорное право автора. Понравился рассказ
1
Новосибирск
1286
khonim, спасибо) но лично видел глухаря на 16 кг)
0
Казахстан, Актобе
10512
khonim, Леонид, рад увидеть твой коммент. Не хватает твоего мнения в ряде собственных изложений. Задержался что то в "отпуске" ))))
0
Сумы
755
Читается интересно , люблю такие рассказы за, что автору спасибо...+++
0
Сумы
755
Ну и еще ....С возвращением, Леонид!
1
Башкирия город Сибай
3434
5+++
0
ХМАО
105
Жизнь наша как бумеранг, надо везде себя вести подобающее.
Есть такой сказ (легенда).
Что тайга (лес-река) изначально была создана для человека, чтобы он там мог кушать и согреться. А хозяин всего этого, медведь.
И мы гости (а не охотники) когда находимся у его дома.


Вот от себя добавлю, представьте, что к вам в дом (квартиру), каждый день кто-то приходит не знакомый, и каждый день это разный человек. И приходит разное время (не определённое).
Приходит открывает дверь, молча не разуваясь ходит топчет по полу оставляет грязь. Заглядывает в каждый шкаф или дверь ,открывает холодильник что-то там берёт и ест ,что-то забирает с собой,и уходит.
И так каждый день ,и изо дня в день.
Вот вы себя как будете вести в таком случаи ?
2
Томск
3557
Хороший рассказ.
0
Ростовская область
8421
Очень хорошо!!! *
0
Луганск
450
Сказать, что я в восторге - это не выразит мои чувства... Читал с осторожностью, боясь спугнуть состояние "наслаждения" от тайги, баньки, комариков, деда Матвея, утренней зорьки, запаха узвара... Да и встреча с Хозяином воспринялась, как будто был рядом. Словом - лепота, да и только! Спасибо!!! +++++
1
Кемерово
2
5+++
0
ХМАО
105
khonim,
Существуют и по сей день такие глухари ,но их мало очень осталось,
Фото нет,но лично я стрелял на 8кг глухаря.
Два в мешок положил и мешок полный.
Глухари такие очень скрытные, живут там куда только или вертолетом или лодкой а потом пешком.
Они уже как правило не летают, планируют над землей на метров 100-300 ,потом убегают быстро и скрытно ,маскируются замирая на земле в мелкаче волежнеке.
На току уже таких не увидешь,им уже видемо не интересен брачный процесс.
Деды рассказывали ранние ,в годах 50-60.добывали глухарей весом 12-24 кг.
Глухаря сильная птица ,лису может убить.
0
Если рассматривать батарейки и аккумуляторы, то лучше всего Varta
Для фонаря покупал тут - https://moshoztorg.ru/brand/varta/ выдает мощный свет и хватает на весь поход.
0
Пермь
5729
Aleksandr_555 возражу однако. Вначале от общего. Если допустить что глухарь за последние 70 лет в массе измельчал с 20 кг до 5кг, то логично предположить что и косач был в 8 кг и рябчик в 2 кг. А что птицы оседлые, если одни мельчают значит и другие тоже. Ан нет не меняются они в такой короткий период так быстро. Ведь глухарей и в зоопарках кормят до сыта, а они больше не растут.
Из своего опыта. Глухарей добыл сотни три, в разных районах, областях. Взвешивал 23 особи, самых достойных по массе.
Максимальный вес фиксировал осеннего глухаря в первой половине сентября на ягоднике 5 кг 85гр. Весной на току до 4 кг. кое как дотягивали. Полгода зимой в морозы на сосновой шишке весу много не нагуляешь. Когда читая в старой литературе о рассказах добытых глухарей, делайте скидку, что тогда птицу весили не килограммами, а фунтами.
0
ХМАО
105
khonim,
Возможно климат, все изменил.
Ведь раньше, и зимы были зимами,холодными морозными.
И нынешнее поколение,не верит тому что морозы ,Так морозы -30 -45 так стабильно, того глядишь и все -50 -55,И все при этом работали и учились,.
А добирались кто пешком,кто на лошадях.
Машину в такой мороз не удавалось запустить. Деревья с металлом не выдерживали лопались.
А лето было теплым, и плавно переходило в осень.
И успевали со всем управится по дому за лето и золотую осень.

А любому живому существу нужна свобода, и просторы.
А то как получается,стоит лес(бор),а вокруг дорогами как проволкой колючей обтянут, и вдоль и по перек.
Как такой птице,как глухарю тут быт налаживать.
Если у зверя страх и стресс то корми не корми, в весе не наберет.

А вот вопрос, как специалисту по добыче большого количества глухарей.
Скажи пожалуйста ,как определить в гнезде коппалы сколько будет самцов, а сколько самок.
Гнездо из 7 яиц.
0
Пермь
5729
Aleksandr_555 специалист из меня не большой, так сложились условия охот.
И хотя в своё время успел по учиться на фельдшера-акушера, мейоз от митоза успели научить отличать, но до конца дипломированным специалистом не стал. В случае с прогнозами в гнезде, думаю рентген нужен.
0

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх