Войти
Вход на сайт
Вход через социальную сеть

Говорящий с травами. Глава 11

Ранним утром отец разбудил Матвея и молча поманил за собой. Они шли по просыпающейся тайге, и Матвей гадал - куда? Утренняя тайга - особенная. Воздух за ночь отстоялся, наполнился горной свежестью и звонким запахом росных трав. Солнце едва только показалось из-за горы и едва золотит самые верхушки кедров. Дневные птахи пробуют голоса, а зверье еще сладко потягивается в своих норах. Даже непоседливые бурундуки застыли на месте, встречая солнечный свет.

Вдруг деревья расступились, и Матвей вслед за отцом вышел на самый край огромного откоса. Прямо перед ним расстилался горный склон, сплошь покрытый Иван-чаем, и его розовые соцветия светились в солнечном свете. А дальние горы тонули в сизой утренней тени. Какая красота!

Воздух здесь совсем другой - как родниковая вода, холодный и свежий, напоенный запахом цветущего кипрея. Пока Матвей внимал величию открывшейся его взору картины, отец спустился ниже и теперь срывал цветы Иван-чая. Матвей поспешил помочь. А отец срывал цветы и приговаривал:

-Если знаешь, где Иван-чай растет - голодным никогда не останешься. Да и хворь никакая не пристанет. Вот сейчас мы с тобой чаю сильного наварим. Для него только цветы нужны - это если в котелке варить. А вообще Иван-чай - самая главная в тайге трава.

Они набрали целую охапку и пошли назад, к костру. И повернувшись в другую сторону, Матвей увидел, как солнце заливает светом заполненный туманом распадок, но под ногами все еще плавает сизый туман, и в очередной раз удивился разнообразию родного Алтая.

У костра отец наполнил котелок цветами Иван-чая, залил до края родниковой водой и пристроил над огнем. Теперь можно и умыться. Пока закипал котелок, они успели подогреть кашу и плотно позавтракать. От костра между тем потянуло чуть сладковатым и даже немного яблочным запахом - это дал аромат закипевший чай. Отец снял его с огня и прикрыл большим лопухом, не убирая далеко от костра - пусть напреет немного.

-В старину, сын, Иван-чай собирали монахи. Он им заменял даже мясо в голодное время.

Матвей удивленно вскинул брови:

-Как это, бать? Это ж трава!

-Ты щи любишь? Знаешь, какие из него щи получаются - сытные и вкусные.Возьми вон листьев молодых пожуй - вкусно и для здоровья польза великая. Когда лихие люди на монастыри налетали, монахи запирались там и жили спокойно, Иван-чаем питаясь, вон как...

Матвей оторвал листок, пожевал немного - немного даже на колбу похоже, а вообще вкусно.

-Вот так в тайге можно от голоду спастись. Ешь себе да водой запивай...

Чай оказался ароматным и густым, наваристым. Чуть горьковатый и очень запашистый, с каждым глотком он наполнял Матвея энергией и теплом. Он был готов взлететь выше кедров - стоило только захотеть!

Но долго распивать чаи им было некогда, сегодня нужно было пройтись по участку, осмотреться. Винтовки на плечо, нож и топор на пояс, мешок за спину - можно идти. Свистом подозвав Серко, Матвей шагнул следом за отцом в такую таинственную здешнюю тайгу. Он впервые был на участке, и ожидал чего-то необычного.

Впрочем, пока ничего особенного он не видел. Разве что здесь, повыше, было очень много пихты и богатые кедрачи. В кедраче очень светло и тепло как-то, уютно. А пихтачи и ельники - мрачноватые, суровые и неприветливые. И везде, куда ни кинь взгляд, стоят грибы - разноцветные сыроежки и моховики, маслята и грузди.

А отец шел, внимательно оглядывая землю и кусты, словно искал что-то. Матвей не вытерпел:

-Бать, а чего мы ищем?

-Следы, сын. Хочу понять, кто тут у меня квартирует, с кем соседствовать будем. Ты тоже смотри.

И Матвей смотрел, стараясь не упустить что-то важное. Вот разворошенный муравейник - это медведь . Они любят полакомиться кисленькими лесными мурашами. Разворошит косолапый муравейник, облизнет лапу и собирает на нее мурашей. И даже болючие укусы рыжих муравьев ему нипочем - не могут они прокусить его толстенную шкуру. Они с отцом осмотрели муравейник внимательно - муравьи его уже восстановили, медведь был давно, пару дней назад. Тут же рядом на кусту Матвей увидел трепыхавшийся на легком ветерке клочок бурой шерсти. Отец кинул взгляд на находку, сказал:

-Молодой совсем мишка. Первогодок.

-Бать, а как ты узнал?, - тут же пристал с расспросами Матвей.

-А ты посмотри на какой высоте от земли шерсть висит. Да и тонкая она, блестящая. У взрослого мишки шерсть темнее и грубее. Значит, нету здесь большого - он не терпит соперников, сразу прогоняет.

-Бать, а волки тут есть?

-А как же. Лось есть, марал есть, косуля с кабаргой. Значит, и волк есть. Он завсегда там, где добыча.

-Бать, а кабарга это кто?

-Это маленький оленек с во-о-т такими клыками, - отец показал указательный палец.

-А они чего, с волками дерутся? Или зачем им такие зубищи?

Отец усмехнулся:

-Неет. Они этими клыками корни выкапывают и мох с камней обдирают. Ну и во время гона сражаются за самок. А вообще самый безобидный оленек из всех, хоть и выглядит страшновато.

Они пошли дальше, разойдясь немного в стороны. Серко по обыкновению бежал впереди. И вдруг залаял, запрыгал под могучим кедром, задрав голову вверх. Отец улыбнулся радостно и поспешил на лай. Матвей старался не отстать, но угнаться за отцом по тайге было сложно. На ветке, метрах в 15 над землей, сидел соболь - по летнему времени не очень уж пушистый, но все равно изящный. На высоких для его тела лапах, с круглыми ушками и живыми любопытными глазами, он смотрел на Серко и, похоже, нисколько его не боялся.

А пес встал на задние лапы и теперь просто смотрел на соболя. А чего лаять, друзья уже пришли. Матвей задрал голову и разглядывал самого ценного промыслового зверя. И думал о том, что жалко ему будет в такую красоту стрелять. А соболь тем временем молнией рванул вверх по стволу и скрылся в густющей кедровой кроне.

Отец отозвал Серко и они пошли дальше. Участок большой, и ходить им еще долго, хорошо бы к ночи к костру вернуться.

Обещанный вчера отцом дождь так и не случился. Матвей спросил:

-Бать, а вот ты вчера про дождь говорил, а ведь не было его. Будет?

Отец глянул на небо, на сына и сказал, улыбаясь хитро:

-Обязательно будет, сын. Лета без дождя не бывает.

Он шагал неутомимо, мерно, внимательно глядя по сторонам и дыша ровно и размеренно. Матвей всегда удивлялся умению отца ходить по тайге - долго, бесшумно и не уставая. И при этом он умудрялся подмечать все вокруг, обращать внимание на мелочи. Вот он вдруг остановился. Матвей дернулся - что?!

А отец поманил его к себе, показывая куда-то вперед. А та-а-м-ам.....раскинулся богатый голубичник! Тяжелые кисти спелых ягод оттягивали веточки вниз, пригибая их к земле.

Матвей рванулся было вперед, но отец придержал его за руку и громко откашлялся. Тишина. Тогда и отец шагнул вперед, отпустив Серко, которого держал за холку, прижав к земле. Тот вломился в ягодник, спугнув пару птах. Присев у самого богатого куста, Матвей принялся набивать рот спелыми ягодами. Уммм, какое наслаждение! Голубичный сок стекал по подбородку, но матвей не обращал на это внимания - некогда было.

А какое вкусное голубичное варенье делает мама! Матвей очень любит намешать его с холодным молоком и запивать румяные булочки. Или макать в варенье блины...или оладушки....Мда...похоже, проголодался. Набив живот ягодой, они с отцом пошли дальше. Отец сказал:

-Тут родник рядом, надо умыться, да и попить не мешает.

Родник нашелся быстро - маленький, неглубокий, но очень чистый. Они напились, умылись, напоили Серко и немного отдохнули под кедром. Стояла полуденная жара, и даже кедровая тень не спасала от духоты. В воздухе гудели насекомые, но комаров слышно не было - не любят они кедрачи. Матвей лежал, положив голову на корневище и глядя в небо. А там, в вышине, парил коршун. И его немного тоскливый крик эхом разносился по застывшим в горячке горам, отзываясь и в душе Матвея какой-то грустью. Как бы он хотел так же взлететь над горами, хоть раз увидеть свою землю с высоты! Разом увидеть и тайгу, и горы, и реки, и озера - его земля прекрасна, он это чувствовал, а хотелось знать. Отдохнув, они пошли дальше - нужно было забираться еще выше, к самым облакам. Подъем был тяжелым. Тропа порой маячила перед самым носом, солнце пекло немилосердно, пить хотелось до зубовного скрежета. Но отец все шел и шел вперед, заставляя Матвея идти следом, не сдаваться. И Матвей тоже шел, сцепив зубы. Отец не сдается, а он чем хуже?

Так и дошли. На чистом гоноре, как сказал потом отец, хлопнув его по плечу. Упали под кедром, на самом краю обрыва, и смотрели вдаль, на горы.

У ног их расстилалось всхолмленное поле, переходящее в пологие горы, скрывающиеся в дождевой пелене. Быть непогоде, прав был батя. Вот же чутье у него на погоду! Хотя чему тут удивляться. Если ты живешь всю свою жизнь в тайге, охотишься на зверя, ты и сам становишься частью этой тайги, перенимаешь звериные повадки. Вот и отец стал тайгой. Ходит бесшумно и быстро, спит чутко. Ему под любым кустом в тайге и стол, и кров. И от этого он бережет тайгу как свой дом, не берет лишнего и его тому учит.

-Бать, а сколько ты обычно зверя берешь за зиму?

Отец усмехнулся и ответил:

-Да сколь тайга даст, сын. Мы ведь с тобой здесь хозяева, понимаешь? Но не такие хозяева, как ты у ружья хозяин. У ружья ведь как? Оно твое и все. А с тайгой все наоборот. Тут ты ей принадлежишь и поэтому хозяин. И должен беречь ее как свой дом бережешь. Не чинить разору самому и другим не давать. Каждая былинка здесь как волосок на голове твоей. И если зазря ты ее рвешь, тайге плохо. Помни об этом, сын. Всегда помни.

Матвей сидел, потрясенно слушая отца. То, что он сказал сейчас, так перекликалось с его собственными ощущениями. Он думал, что его отношение к тайге как к живому существу - странность. А оказывается, отец так же к ней относится. И это полнило его тихим счастьем и делало отца еще роднее.

Посмотрев еще раз на небо, отец сказал:

-Пойдем, сын. Нам до грозы уже никак не успеть. Так хоть не на открытом месте пережидать. Тайга от дождя укроет и в обиду не даст.

Отец достал из мешка флягу, куда утром перелил остатки Иван-чая, и протянул Матвею.

Сделав пару добрых глотков, Матвей вернул флягу отцу и поднялся.

И они пошли, ускоряясь, хотя Матвей был уверен, что сил уже не осталось. Но удивительное дело - Иван-чай разошелся по жилам и усталость ушла. Как будто и не было тяжкого подъема.

А гроза за спиной набирала обороты. В спину тянуло влажным ветром, напитанным запахом грозы и трав, гулко громыхал гром, отражаясь многократно в горах. Но все это было там, за спиной. А здесь все та же удушливая жара и пот, ручьями бегущий по лицу и разъедающий глаза. Отец на ходу достал из мешка две тесемки и протянул одну Матвею:

-Повяжи на лоб,глаза от пота спасает...

И пошел дальше, упруго, пружинисто, неслышно. Матвей шел следом, стараясь подражать его походке, и тихо радовался - получалось! Он тоже теперь ступал бесшумно, как будто обтекая ступнями все веточки и шишки, и дыхание не сбивалось. Винтовка уже солидно оттягивала плечо, да и топор на поясе тянул к земле. Но ничего, это все мелочи. А вот попробуй-ка без топора шалаш себе сообрази? Или таган сооруди? Можно конечно, но вымотаешься при этом....Топор - первый в тайге помощник. У отца топор серьезный, с длинным топорищем, увесистый. У Матвея поменьше, им плотничать удобно. При помощи топора отец мог сделать абсолютно все, даже ложку выстрогать.

Они ушли глубоко в тайгу, кедрач уступил место разлапистым пихтам и сумрачным елкам, приземистым и колючим. Отец высматривал место, где им переждать бурю. А то, что надвигается именно буря, уже было ясно. По небу неслись разорванные клочковатые тучи, ветер тонко зло свистел в ветвях кедров, сбивая на землю мелкие ветки и роняя зеленые шишки. Гроза за спиной ревела и рычала, терзая сосняки и кедрачи, хлеща их ливнями и градом. И вот наконец они вышли к огромной старой лиственнице, разлапистой и мощной. Вплотную к ней стояли несколько таких же огромных пихт. Под их ветвями они и расположились. Удара молнии они не боялись - вокруг было много гораздо более высоких деревьев.

Первые тяжелые капли захлопали влажно и сочно, заставляя лапы раскачиваться в такт. Серко уселся между Матвеем и его отцом, высунув язык и поглядывая на небо с некоторой опаской. А в небе уже шли на сближение две огромных тучи, сами похожие на горы. Угольно-черные снизу и кипенно-белые вверху, они неслись друг к другу со скоростью двух поездов, поливая все по пути тугими струями ливня. Стремительно темнело. Матвей глянул на отца, и вопрос замер у него на губах - отец восхищенно смотрел в небо:

-Вот это силища, сын! Вот это мощь! Гора с горой никогда не сойдется, а в небе вон, вишь, запросто. Ээээх, сейчас как шарррахнет!

И в этот момент тучи сошлись. Огромная ветвистая молния ударила в землю. От тяжкого грохота вздрогнула земля, а с лиственницы посыпалась хвоя. Серко вжал голову в плечи и даже зажмурился. Небо разверзлось. Молнии сверкали одна за другой, грохот гремел не переставая, и вода с неба лилась сплошным потоком. А потом вдруг внезапно посветлело и...пошел град. Крупный, с голубиное яйцо, он гулко бил в стволы деревьев, шлепал по лужам, взметая целые фонтаны брызг, покрывал землю толстым слоем кусочков льда.

А потом заиграло солнышко и пошел легкий слепой дождик. Матвей выскочил из-под защиты лиственницы и закричал от восторга: яркая огромная радуга разделила небо на две части и сияла сейчас невообразимыми цветами.

Гроза умчалась, оставив после себя потрясающей красоты небо и запах свежести. И Матвей дышал и не мог надышаться....

Участок они обошли за 3 дня, и отец остался очень доволен осмотром. Видели много соболей, урожай ореха в этом году выдался богатый. Видели следы медведей и лосей. Дважды видели маралов на соседнем склоне. А уж мелкого зверья в тайге было неисчислимое множество. Заехали на голубичник и набрали полную телегу - зимой варенье будет сказочное. А на пасеку заезжать уже не стали, решили следующим заходом туда с медогонкой заехать. А еще Матвей набрал для мамы целую охапку ее любимых жарков и сидел сейчас в телеге, представляя себе ее счастливые глаза...

Новосибирск
1278
Голосовать
Комментарии (9)
Казахстан, Актобе
10312
Первая звездочка от меня.
Проси модератора сделать вставку на главной странице, для издания книги и последующих томников; думаю что ребята поддержат.
1
Новосибирск
1278
Кандагач, спасибо! уже написал ему в личку, посмотрим.
1
Оренбург-Новосибирск
0
В детстве подобными рассказами увлекался, читал, прикипая к книгам. Они то и привили интерес к охоте и бережному отношению к природе.
1
Оренбург-Новосибирск
0
Кандагач, прошу извинить за минус. Случайно нажал.
2
Казахстан, Актобе
10312
berkut79, бывает. Ничего.
0
Новосибирск
14959
+
0
Бийск
10
класс!!!! читаю на одном дыхании!!! где 12 и последующие?или мне не по глазам?
0
Новосибирск
1278
fantom, я перестал выкладывать. Готовлю книгу к изданию, собираю деньги. Если будет в полном объеме в общем доступе, ее издание потеряет смысл(
0
Казахстан, Актобе
10312
Курай, и то верно. Удачи!
0

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх