Войти
Вход на сайт
Вход через социальную сеть

Говорящий с травами. Глава 7

Ночь прошла спокойно. Спалось на лежанке из лапника и тулупов просто прекрасно - мягко и уютно. Теплившийся у входа костерок дымил тонко, отгоняя комаров и наполняя навес теплом. Серко жался к боку Матвея, делясь своим теплом и чутко охраняя сон.

Когда все улеглись спать, Матвей обошел стан, проверяя, все ли прибрали и нет ли где остатков еды - именно их запах мог привлечь нежеланных гостей. Поэтому все остатки сжигали в костре. Закапывать их тоже было бесполезно - нюх у медведя очень острый.

Девчата о чем-то громко шушукались в зимовье, временами приглушенно смеясь. Матвей улегся, закинув руки за голову. Сон не шел. Он мысленно перебирал прожитый день - все ли правильно сделал? Пока получалось, что нормально. Участки наметили, обустроились. Можно и заготовки начинать. Матвей подумал, что хорошо бы как-то учитывать общее количество грибов, но потом эту мысль отбросил. В конце просто поровну разделит все заготовленное, и всех делов. Из зимовья раздался Анюткин голос:

-Ах ты зараза! Да чтоб тебя!

Матвей вскочил и подошел к двери - за ней был переполох. Он дернул дверь и спросил в темноту:

-Вы чего расшумелись, перепелки?

Мимо его ног шмыгнуло что-то небольшое, и Серко тут же устремился в погоню, пытаясь схватить неведомую зверушку.

Девчата дружно завизжали, захохотали, а Анютка прикрикнула на него:

-Ну-ка кыш, охальник!, - и замахнулась подушкой.

Матвей пожал плечами и пошел за Серко - посмотреть, кого это он там на дерево загнал?

Оказалось, это хорек. Он пробрался в зимовье и начал шуршать по мешочкам, разыскивая что-нибудь вкусненькое. Анютка заметила и попыталась прогнать нахала, но он ощерился на нее, чем и вызвал праведный гнев...

Все вновь затихло. Парни, к слову сказать, даже не проснулись. Хороши таежнички...

Утро выдалось туманным. Тайга купалась в тумане, то окунаясь в него с головой, то почти выныривая. Березки радостно блестели освежившейся листвой и хвастались перед солнышком своей яркой зеленью.

Солнечные лучи путались в густых сосновых кронах и нежно поглаживали рябинки и осинки. Быть грибам! Туман самый что ни на есть грибной.

Наскоро умывшись и перекусив свежей распаренной кашей (расстарались девчата, встали пораньше), парни разошлись по своим участкам. На стане снова остался Павка - Матвей решил, что так будет лучше. Павка не очень любил тайгу и не умел по ней ходить, а на зимовье приносил немало пользы: тяжести таскал, охранял девчат и не давал им бояться, будучи постоянным объектом их добрых подтруниваний. У каждого за плечами по берестяной торбе на веревках. Свою Матвей сплел сам еще когда дед был живой, он и научил. Дед вообще был рукодельником и любое дерево в его руках оживало и принимало самые причудливые формы. И уж из бересты он мог сплести вообще что угодно!

Матвей накинул свою торбу, подвязал веревку на животе. На плечо же повесил винтовку. Нож был закреплен в нагрудных ножнах, рукоятью вниз. Отцовский нож, с березовой рукояткой и гибким прочным клинком. Матвей загонял его меж бревен и качался всем весом - нож выдержал. Таким ножом можно и гвозди рубить, да незачем. Фляга с родниковой водой висит у левого бедра. Еще один нож - за голенищем сапога.

Сапоги Матвею справил отец, когда ездил в город, и Матвей нарадоваться не мог этой обновке. Прочные, на толстой кожаной подошве, они позволяли ходить бесшумно и быстро, и оберегали ноги от острых сучков.

Еще раз мысленно проверив снаряжение и осмотрев стан, Матвей отправился на свой участок. Серко бежал впереди, и его закрученный колечком хвост мелькал в зарослях. Уговорились в первый день искать белый гриб, но брать все, что есть. Нужно было понять, что вообще сейчас можно собрать. Вот на полянке меж берез Матвей приметил характерные кочки - наверняка грузди. Они любят так прятаться. Нашел один - прощупай землю рядом, наверняка еще возьмешь. Груздь семейками растет.

Так и оказалось. Крепкие, с завернутыми внутрь шляпками и брызжущие на срезе белым молоком, запашистые груздочки перекочевали в торбу. Матвей всегда срезал грибы, стараясь оставить грибницу невредимой - через пару дней здесь можно будет снова нарезать груздей.

Так он и шел по участку, забирая то влево, то вправо.

Каких только грибов он не видел. И моховички, и грузди, и маслята. А уж мухоморов с поганками и вовсе было не счесть. Моховички он брал только самые крепкие - пойдут в грибную похлебку, варить которую Анютка была великая мастерица. При мысли об Анютке Матвей снова почувствовал, что краснеет, и, злясь на себя за это смущение, решил думать о чем-нибудь другом. Вот взять, к примеру, моховики: отчего они такие разные? И красные, и желтоватые, и почти зеленые.

Или подберезовики взять и подосиновики. Очень похожие грибы, но такие разные! И по вкусу разные. Матвей очень любил пироги с подосиновиками, а вот подберезовики в похлебке чудо как хороши....

И Матвей думал о том, зачем нужно такое разнообразие? Шагал, размышлял, а торба меж тем все тяжелела. Там уже было по чуть-чуть всех грибов. Но Матвей искал белый гриб - очень уж ему хотелось найти царь-гриб. Внезапно прямо перед Матвеем выпорхнул рябчик. Серко азартно погнал суматошно заметавшегося рябчика, взлаивая и подпрыгивая. Но стрелять Матвей не будет - не сезон. Сейчас вся птица птенцов вывела.

Свистом отозвав Серко, Матвей пошел дальше - он хотел обследовать участок, поросший соснами - тонкосвтольными и высокими, стройными рядами стоящими на пригорке. И едва не запрыгал от радости, когда вошел внутрь сосняка - белые грибы стояли тут и там!

Скинув торбу, Матвей сел под одной из сосенок и подставил лицо солнцу. Тепло, тихо и спокойно было у него на душе. Как и тогда, после болезни, он чувствовал жизненные токи, бегущие по дереву. Энергия просто витала в воздухе, наполняя его до краев. Похожие ощущения он испытал однажды, когда зашел в деревенскую церковь. Она была вся наполнена светом и теплом, которое будто бы обнимало за плечи...

Посидев немного, Матвей принялся срезать грибы и складывать их в торбу. Винтовка так и осталась стоять у сосны. Матвей увлекся и не сразу заметил постороннее присутствие. Подняв голову, он обомлел: на краю полянки стоял большущий серый волчище и спокойно смотрел на Матвея. В голове метнулась мысль:"А где Серко? Почему он молчит?". Рука тем временем шарила в поисках винтовки. Матвей не сводил взгляда с волка и все пытался нашарить винтовку. Волк молча ждал. Вспомнив, что винтовка у дерева, Матвей оглянулся невольно. А когда повернулся, волка уже не было. И тут же на полянку выскочил жизнерадостный Серко, закрутился вокруг Матвея. Матвей подвел его к тому месту, где стоял волк:

-Нюхай, Серко ищи след, ищи

Серко добросовестно крутился, уткнувшись носом в землю, и ничего не находил. Поднял голову, заглядывая другу в глаза виновато.

Так ничего и не найдя, Матвей навьючил на себя изрядно потяжелевшую торбу и отправился к зимовью. По пути он все гадал, что же это было и было ли вообще. Серко ведь ничего не нашел... И вспомнил, как отец ему рассказывал про покровителя леса, большого волка. Но он тогда не воспринял его слова всерьез - таежники всегда любили наделять зверей и деревья особенными качествами. А теперь вот задумался - а вдруг? Тем более что и сам он чувствовал, что тайга живая, и река живая...

Зимовье встретило его суетой. Был полдень, и там кипела работа. Павка таскал с родника воду и колол дрова, девчата кашеварили. Внутри зимовья варили еду для всех, а на уличной варили первые принесенные из леса грибы. На столе лежали по одному груздь, белый, подосиновик, лисичка, моховик и подберезовик. Рядом стоял Игнат. Увидев Матвея, он тут же пристал с расспросами:

-Чего набрал? Много грибов? А ловко я придумал? Это чтобы все знали, какие грибы сегодня все набрали. А девчатам так ловчее придумывать, что за чем варить и солить...

Матвей слушал трескотню друга и радовался про себя тому, что тот с ними. Очень он оживлял обстановку своей неумолчной болтовней и шутками.

Отставив в сторону торбу, Матвей умылся и принялся помогать Павке с дровами. Дров нужно было очень много. Игнат, глядя на Матвея, тоже поплевал на руки, взял топор и отправился за сухостоем...

Постепенно собрались все парни, сгрузили грибы и потянулись умываться. Потом принялись помогать девчатам разбирать грибы. Лучше всех отличился Андрейка - они принес полную торбу белых грибов, крепких и ароматных. Но и остальные не с пустыми руками из тайги вернулись. А Иван так еще и целый букет из костеники собрал, для девчат. И страшно смущаясь, протянул его Даренке, круглолицей и смешливой. Та прыснула в кулачок, глядя на этого смущенного медведя,но букетик приняла и принялась ощипывать с него ярко-красные кислые ягодки, лукаво поглядывая на подружек.

Быстро перекусив, ребята засобирались на второй заход - времени до заката было достаточно. и вполне можно было набрать еще по торбе...

Вечером они сидели у костра все вместе, и парни рассказывали, кто и как ходил и что видел. Рассказал и Матвей. Обо всем, кроме волка. А девчата торжественно выставили на стол первую миску белых грибов, удивительно душистых и вкусных. Анютка с тревогой в большущих зеленых глазах следила за выражением лица Матвея.

А тот, откусив кусочек хрусткого гриба, задумчиво поднял взор и бессовестно тянул паузу. Анютка извелась вся, но виду не подавала.

Матвей, глянув на нее коротко, усмехнулся и мечтательно сказал:

Эх, сейчас бы картошечки...

И тут же к миске потянулись ложки, зазвучали шуточки...

И глядя на веселую суету, Матвей наконец поверил - заготовка началась...

Новосибирск
1148
Голосовать
Комментарии (6)
Томск
4557
7я часть гораздо веселее 6й. Контрастный переход. Тревожно, что батя не вернётся... Хотелось бы "хеппи энд" повествованию ;) +
0
Новосибирск
1148
Бестер, до хэппи енда еще писать и писать))
0
Новосибирск (родился в Болотнинском районе, деревня Хвощевая)
573
+++
0
Казахстан, Актобе
9771
+++
0
Новосибирск
14704
+
0
Казахстан, Актобе
9771
Сильно, сильно...
0

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх