Войти
Вход на сайт
Вход через социальную сеть

Дымный порох

Дымный порох

Порох придумали китайцы. Дымный порох состоит на три четверти из селитры, на од-

ну десятую из серы, а остальное уголь.

Китайцы использовали своё изобретение для запуска ракет во время фейерверков.

Журнал «Ю.Т.» ст. «Салют в детсаду»

Повадился медведь к домику таёжному ходить как-то раз… и два, и три, а потом уж всё ходит и ходит!

А со временем, то и «не как-то», а вовсе в наглую! И под вечер и днём, даже под ут - ро, что медведям обычно… обычным, не наглым и не свойственно вроде – спят они уже под утро, после ночного шараханья. Кто на сытый живот дрыхнет на мягкой таёжной подстилке из опавших иголок, листьев сухих прошлогодних под корягой, выворотнем… а кто и с пустым желудком завалится отдох - нуть. Как говорится: сон – лучшая пища!.. Говорят так... добавить вот только постоян - но забывают, что это, если после сытного обеда когда.

Так вот, вовсе уж мишка обнаглел и стал он околачивался возле избушки целыми уже днями напролёт. Совсем достал и самого охотника и хозяйку его. Собак, разумеется, замучил – бегать всё время заставлял, отгонять его. Даже кошки и куры устали. Вы попробуйте, это надо ка- кие нервы иметь, как у йога - раз десять за день по тревоге всполошиться, как только собаки бросятся в лес, в чащобу с лаем, ко- торый уже в истерику переходит - кошмар! А случилось вот это беспокойство ведь в то же лето, когда и муравейник разбойничал и страстей нагнал,- сезон, видать, медвежий оказался, попёр косолапый косяком! Только с одним наглецом разобрались, а, глядь, и уже второй привалил – «расплодились»! - Нет, как хочешь, а я его уберу, это же жизни никакой… личной! Ни у нас, ни у до- машнего хозяйства, куры и те скоро вот сов- сем нестись перестанут. - Так жара же, июль кончается: ни шкура, ни мясо не пойдут никуда, зачем мы будем переводить… - Ты, что совсем уж… такая у меня хо - зяйственная стала?! Какая шкура, он обнаг - лел так, что с нас её снимет вот-вот,- охот - охотник не выдержал, накричал даже на лю- бимую свою хозяюшку (всех уже мишка за - вёл взвёл!), что с ним редко случалось. - Миленький, если честно, то я ещё пос- ле, после того не отошла, как вспомню, руки трусятся! - А-а… ну, тогда понятно. Вот, только, опаснее его рядом, при себе держать, чем один раз… я пойду и... - Вот этого не надо! - Чего? – охотник и не понял сразу. - Одному не надо… я тебя прошу, обе-щаешь, хорошо? - Да, я и не собирался один, с тобой и оно как-то веселее вроде, не зря же в песне поётся: «…если с другом буду я, а медведь без друга…». - Не собирался?! Ты уже два раза ведь к кедру бегал с ружьём, когда меня не было! - Да это я так… просто, посмотреть, со - баки залаяли, вот и пошёл… сбегал прове - рил. - Нет, я тебя серьёзно прошу… давай вдвоём, хорошо, обещаешь? Не ходи один на него. Ладно? - Так ты же видишь, он хитрый какой – только его собаки учуют, сразу же в стланик на гору уходит. Старый, видать… волчара. - А, что на медведя разве так можно говорить - «волчара»? - На этого можно! Я бы на этого и не так сказал… ну, вот – опять! Собаки залаяли взахлёб и уже в который раз за день отогнали косолапого, как всегда к горе… уже по традиции, по старому, счи - тай что наработанному сценарию. Уже совсем темно было, время около одиннадцати, как и тогда с муравейником, но в июле пораньше темнеет, чем в июне. Хозяйка в домике возилась, когда медведь подошёл, а хозяин на пороге покуривал. На этот раз зверь не спешил отступать,- Берта прижала его в кустах, в березняке за кедром большим и, судя по всему, они там и стояли, беседовали... «про жисть», значит. Охотнику это представление, цирк, где уже косолапый в роли дрессировщика вы - ступал и у людей вырабатывал условные рефлексы, надоел до икоты... этот цирк, сколько же терпеть-то можно?! Вот он, не долго думая и не помня про свои обещания, схватил ружьё и… и прямо в шлёпанцах, в тапочках к кедру. Два патро-на жакана в стволе и два в руке… в правой, чтобы удобней перезарядить было,переза-ряжать. Когда ружьё переломишь, то левая рука на конце стволов, а правая… правая вот – рядом с патронником!  А представление было в разгаре,– соба- ка Берта с пеной у пасти, но, не теряя таки чувства меры, соблюдая осторожность всё же и дистанцию, держит мишку в кустах под тонкой листвяшкой. А тот нервно, видать в предвкушении, трётся, чешется о ствол не- большого деревца. Да так распалился косо-лапый, разволновался бедный, что макушка ходит ходуном, иголки с лиственницы даже сыпятся! Охотник как был в тапочках, в одних до- машних шлёпанцах, так в них и пошёл… ту- да поближе. А ближе-то уже и некуда – от домика до кедра шагов тридцать, а от него дрожащая листвяшечка в десяти шагах… Берта - вот она, в пяти метрах!.. бьётся, сражается - держит, лает беспрерывно и пе- ремещается по кругу. Ну, что по кругу – это для красного словца или скорее, по охотни- чьему шаблону. Овчарка перемещалась так, чтобы тыл прикрыт был, что б домик и хозя- ин у неё всяко-разно за спиной оставались. - Вот чёрт, невезение – рядом зверь в десяти метрах, а не видно ничего! Вот же незадача, что делать? Охотник увидел пень в метре от себя, ближе к листвяшке… а деревцо то замира- ло, то с новой силой начинало мотать тон- кой верхушкой. - На пень… на пенёк залезу, может я с него хоть чуть-чуть, хоть контур, пятно ка- кое увижу,- подумал охотник. Только вспрыгнул, а медведь фыркнул и затих, ствол дерева уже не качался… сильно-то не качался, а вот мелко дрожал не переставая. Зло уже окончательно разобрало, по- жалуй, охотника. - Нет, это же… это даже не наглость, а прямо неуважение. Всё – стреляю… два выстрела сразу, - вылезет, поднимется пока, я ещё успею перезарядить. Запасные патроны в правой руке уже го- рячие стали… не очень-то удобно их в пра-вой, но всё же так быстрее.  С пня удобно было стрелять, хорошая позиция, тем паче с десяти-то метров… одно плохо, что зверь не виден был совсем. Медведь лежал, припав к земле, ещё и в толстый мох вжался, место было сырое... болотисто. Охотник стоял так близко, что сопение зверя, шумное его дыхание слышал. И ещё раз, после того как листвяшка качнулась влево, он прикинул с какой стороны от неё медведь и выстрелил… Щёлкнул глухо курок и плечо, уже нап- прягшееся в ожидании сильной отдачи, ни- чего не почувствовало – осечка! Он тут же нажимает почти онемевшим пальцем вто- рой курок… щелчок такой мягкий и долгий, что, кажется и до трёх можно сосчитать – осечка! Две подряд, да ещё и на пулевых патро- нах, пожалуй, многовато… Запасные заряженные патроны вместо «пустых», тех, что дали осечку, были встав- лены мгновенно. Снова палец на курок да- вит и… и осечка! Как он бежал к своей избушке стрелок не помнил… единственное, что осталось в памяти – тапочки, летящие почему-то выше его головы. Да, вот ещё последний… четвёртый пат- рон остался не использованный... и это не случайно. Он был в резерве сохранён, хотя и было ясно, что тоже не стрельнет. Даже сомнения не оставалось у охотника в том, что осечки не случайны! - Заинька, давай патроны мои, своё ру- жьё бери скорее! – это было сказано уже с порога и более-менее спокойным голосом. Долго рассказывать, как хозяйка потом уже, после того как они тапочки отыскали, отчитывала, как пеняла и укоряла, что мол обещал не ходить в одиночку… долго, да это и не очень то интересно. Гораздо, интереснее – почему же, по ка- кой причине подряд на четырёх патронах (а последний тоже не сработал, когда его на следующий день утром опробовали) полу- чилась осечка?! А порох был дымный! Ну и советчики бывалые... «я всегда на дно ложу дымный, особенно в пулевые… быстрее выстрел. А то шипит, шипит… не дождёшься, пока и сработает, стрельнет!»,- говорили они. Оно -то, может и быстрее дымный горит, но вряд ли десятая, если не сотая доля се- секунды значение имеет. А вот то, что дымный порох чрезвычай- но... без всякой меры влагу любит и тянет её и через капсюля и через пыжи – это вот важно! Важно настолько, чтобы отказаться от пороха дымного раз и навсегда, и уж, во всяком случае, пулевые патроны им не заряжать! - Ну, ты разобрался – почему осечка была,- хозяйка у охотника хоть и молодая была, но дотошная и любопытная, особенно до тех вещей, которыми женщины не очень интересуются. - Да, разобрался… разобрал! Видишь – вот на дне гильзы порох комком,- спёкся? Это я дурак на дно, на капсюль дымного немного насыпал, а он влагу натянул, отсы-рел... отсырел и всё! - А зачем ты сыпал дымный вообще, у тебя же нормальные всегда патроны были? - Зачем, зачем?! – посоветовали… бывалые мужики.

пгт. Кичера (Северо-Байкальский район)
166
Голосовать
Комментарии (4)
Чувашия г. Чебоксары
11793
Почему - то ваш редактор разделяет слова как при переносе. При прочтении напрягает. Примите меры. Рассказ понравился. +.
0
Станция Акчурла
10281
Вот же ведмежья напасть. Патроны в правой руке, даже не представляю как их держать...Бывалый охотник при подходу к медведю с одностволкой три патрона держал в левой руке, между пальцами. Ну и в патронташе само собой имелись. Хорошие рассказы.душевные.
0
Чувашия г. Чебоксары
11793
Для того чтобы порох влагу не тянул и не отсыревал есть правила которые надо соблюдать. У меня заряженное ружьё с патронами целый час лежало в воде, но потом успешно выстрелило этими же патронами.
0
Пермь
16509
Второй рассказ "плюнул" на половине текста.
Если копируйте текст, будь те добры найти время на редактирование.
Пожалейте моё зрение и нервы.
1

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх