Новое в охоте на гуся

Новое в охоте на гусяСегодня, думаю, уже нет среди охотников-гусятников тех, кто не знает о технике охоты с профилями, чучелами и манками. Однако существует множество нюансов этой охоты, стрельбы и изменений в поведении самого гуся в связи с усилившимся на него охотничьим прессом. Своими наблюдениями и заметками, сделанными в последние годы, я и поделюсь.

Прежде всего замечу, что охота на гусей в разных районах и областях сильно отличается, и, казалось бы, предсказуемый выход птицы на кормовые поля частенько ставит охотников в тупик. Например, проохотившись несколько лет в Германии и Центральных областях, я был уверен, что знаю об охоте из засидок с чучелами на кормовых полях всё. Однако первый же выезд в Калмыкию показал, что я слишком самонадеян.

Судите сами. Отследив огромное скопление кормящегося на зеленях гуся, мы по всем правилам охотничьего искусства вырыли скрадки, расставили более полусотни полнокорпусных чучел и абсолютно уверенные в успехе завтрашней охоты отправились спать. Наутро, заняв ямы-скрадки, приготовились к прилёту классической разведки и эпизодического подлёта небольших табунков, стаек, пар и одиночек. Вместо этого, после почти полного рассвета, заявилась сразу тысячная армада и, сделав пару облётов, не обращая внимания на нашу относительно жалкую стайку имитаторов, спокойно уселась в двухстах метрах от засады. Естественно, весь следующий подлёт она «впитывала» в себя.

Единственная радость, что с близкого расстояния можно было наблюдать в бинокль за поведением кормящихся птиц. И вот что удалось подглядеть. Во-первых, неожиданно выяснилось, что при подлёте свежих табунков основная кормящаяся стая молчит!? То есть подлетающая группа запрашивает разрешение на посадку, а сидящие это молча игнорируют. Лишь иногда, если в подошедшей стае более десятка голов, в воздух поднимаются несколько птиц и садятся вместе с вновь прибывшими. А как же тогда манки, в эффективности которых никакого сомнения нет? Или так ведёт себя только огромная стая? Ответа на этот вопрос я не получил.

Другой момент. Оторвавшиеся от основной стаи табунки иногда совершали облёты, но наших скрадков, замаскированных традиционным способом (как в прошлые годы), они явно боялись. На следующий день не помогли и применяемые для маскировки шары перекати-поля. Гуси явно сторонились не только скрадков и ям, но и мест, где они потенциально могли располагаться. Лишь срезанный в отдалении дёрн, закрывший брустверы ям, в сумерках дал несколько шансов на выстрел. А ведь всего несколько лет назад потенциально опасные места гусей не смущали. В этом году вопрос был решён кардинально и эффективно. Были закуплены пласты канадской искусственной зелёной травы, и маскировка с её помощью выдержала самую строгую проверку. Ничего не поделаешь – гусь умнеет.

То же можно сказать и по поводу электронных манков. За редким исключением гуси шарахаются от гомона «электронной стаи», и наша команда, к примеру, перешла на пусть дорогие, но очень эффективные механические (духовые) американские манки. В Америке, как известно, проводятся даже чемпионаты мира по манке гусей, и манки, выпускаемые одним из чемпионов, Шоном Менном, совсем не плохи. К тому же готовятся изменения в законе, где будет запрещён электронный манок, и лучше уже сейчас учиться работать в духовой. Это, кстати, более спортивно и благородно.

При появлении гусиной стаи в пределах видимости манить нужно громко всем участникам охоты, но как только гуси среагировали на манок и чучела, надо прекратить форсировать звук. При приближении косяка манить должен только один охотник, да и то тихо и редко. По одиночному гусю (по моим наблюдениям) вообще должен работать лишь один манщик.

ЧНовое в охоте на гусято касается качества обманок, то ушли в прошлое времена, когда можно было завернуть летящий табунок всего двумя десятками кое-как раскрашенных профилей. Требования к качеству чучел сегодня очень высоки. В сумерках могут сработать и профили, и «скорлупки», но с наступлением полного рассвета действенна только очень тщательно выполненная приманка. И хотя считается, что чем больше чучел гусей стоит на поле, тем лучше, всё же, думаю, предпочтительно отказаться от халтурных поделок и оставить лишь однотонно раскрашенные добротные чучела. Один блестящий на солнце профиль или покосившееся чучело могут загубить всю работу хорошо подобранной стаи.

В идеале, конечно, лучше всего использовать «живые» чучела, то есть тушки добытых гусей. Убитому гусю поджимают лапы и крылья так, чтобы поза была естественной, а под голову ставят вырезанную тут же или заготовленную заранее рогульку. Можно втыкать клюв птицы в землю, но лучше, если голова будет поднята.

Мой приятель – знаменитый английский охотник Филип Торрольд, во время охоты на голубей, очень тщательно сажая на рогульки тушки ранее добытых птиц, довольно пренебрежительно махнул в сторону полусотни пластиковых чучел. Мол, это всё чепуха по сравнению с «живыми» приманками. На гусиной охоте это не менее актуально.

Помню, на охоте на острове Рюген в поле перед моей засидкой находилось два десятка таких «живых» чучел, и когда я вставал для стрельбы, то птицы настолько были увлечены разглядыванием сидящих собратьев, что никак на меня не реагировали. В Тверской области мне удалось подманить на верный выстрел довольно большую стаю всего одним «живым» чучелом. Где же взять такие приманки? Я всегда стараюсь добыть хотя бы одну или несколько птиц (разумеется, там, где охота богатая) до полного рассвета, когда недостатки искусственных приманок скрыты сумерками. Как правило, достаётся «разведке». На вопрос, надо ли стрелять по ней, я всегда отвечаю однозначно – обязательно, и желательно положить её всю (двум прилично стреляющим охотникам забрать две-четыре передовые птицы вполне по силам). Во время охоты на кормовых полях гусиная разведка никак не влияет на результат охоты. Гуси обычно сидят на воде очень далеко от кормёжки и не видят, что происходит с головными птицами. Напротив, при охоте на перелётах, около воды, следует воздержаться от стрельбы передовых стай. Гуси видят обстрел авангарда и обязательно сменят трассу пролёта.

Кстати, в классическом наборе чучел и профилей, продающихся в магазинах, соотношение кормящихся и сторожевых гусей один к пяти в пользу кормящихся и отдыхающих. На мой взгляд, это не совсем верно. Дело в том, что при подлёте чужаков (я это наблюдал неоднократно) практически все особи поднимают голову и, следовательно, принимают очертания так называемых сторожевых. Кроме того, птицы с поднятыми головами более заметны и выглядят естественней. Что же касается плавающих чучел, то здесь гуси с поднятой головой явно предпочтительней. К сожалению, в моей плавающей поролоновой стае фабричного производства только один гусак имеет такую естественную форму.

Теперь о расстановке чучел. По классической американской схеме гусиные чучела ставятся подковой, в глубине которой устраиваются скрадки. Птицам как бы предоставляется открытое место для посадки, что очень выгодно для стрельбы с нескольких, рядом расположенных внутри подковы позиций. Но поскольку гуси в последние годы стали очень придирчиво относиться к качеству чучел и обмануть их становится всё труднее, чучела, на мой взгляд, рациональней ставить за засадой. То есть, прежде чем гуси распознают подвох, они попадают в сектор обстрела затаившихся перед имитаторами охотников. К тому же надо помнить, что американцы охотятся преимущественно на совершенно «тупую» Канадскую казарку и не очень осторожного белого гуся, поэтому к их опыту нужно относиться внимательно и критически. Серый гусь и, особенно, белолобый не в пример осторожней, а именно с ними приходится сталкиваться нашим охотникам,

Переходим к скрадкам. Все прошлые годы я использовал хорошо зарекомендовавшую себя яму-окоп на двоих. Охотники сидят лицом друг к другу так, что торчит только голова, и они могут наблюдать горизонт за спиной у каждого. Обзор получается на 360º, и всегда есть время подготовиться, заранее увидев подлёт. Однако такая яма достаточно объёмна, маскировать её трудно, и гуси, летящие даже на средней высоте, распознают засаду, ещё не войдя в зону стрельбы. К тому же два охотника часто мешают друг другу при стрельбе своими несогласованными действиями.

Новосе в охоте на гусяСегодня, думаю, более целесообразно рыть два (можно больше, но не желательно) индивидуальных окопчика, которые и маскировать легче, и стрелку уютней. Только располагать их надо для удобства стрельбы «боевой» стороной по ветру, так как мы с вами знаем, что гуси заходят на посадку всегда против сильного ветра. При слабом ветре или в безветрие придётся смириться с неудобством стрельбы, но здесь ничего не попишешь при любом раскладе.

Рытьё ям-окопов актуально (в местах, где это разрешено) на зеленях, пахоте и других полностью открытых полях, где нет естественного подроста. В угодьях, где растёт трава, бурьян, редкий кустарник, осталась стерня с валками соломы и есть возможность соорудить скрадок, нужно, конечно, его использовать. Я бы рекомендовал вырыть ямку по колено, чтобы удобно было сидеть на краю, а остальную часть туловища охотника (охотников) прикрыть шалашиком из растущего вокруг материала. Но и это ещё не всё.

В недавнюю поездку на гусей в Калмыкию двое моих друзей взяли купленные импортные скрадки. Надо сказать, что к этой затее я отнёсся с недоверием. Напоминающие муравейники сооружения слишком явно выступали на равнинном рельефе. Стрелок располагается под запахнутыми створками, а раскрывать (откидывать) их должен только непосредственно перед выстрелом. К моему удивлению, гуси совершенно не боялись этих камуфлированных палаток. Скажу больше, когда один из стрелков, уверившись в своей безопасности, заранее открыл скрадок (распахнул створки), гуси шарахнулись, не долетев сотни метров. То есть они испугались, только увидев непосредственно стрелка. Так что у кого есть финансовая возможность купить, рекомендую. Однако предупреждаю сразу – стрелять из него не очень удобно. Стрелок, который полулежит, полусидит в кресле скрадка, не имеет возможности развернуться. Отсюда стрельба руками, со всеми вытекающими последствиями. К тому же створки скрадка сделаны из сетки, что, с одной стороны, удобно для наблюдения за налетающими птицами, а с другой – любое движение охотника фиксируется ими через сетку. Так что до максимального приближения гусей охотник должен сохранять неподвижность. В шалаше, построенном из плотного (не просвечивающегося) материала, стрелок может начать подготовку к выстрелу заранее, что значительно облегчает стрельбу.

Раз уж зашла речь о стрельбе, поговорим о ней. Дело в том, что все мы (охотники по перу) в той или иной степени начинали практиковаться в стрельбе по уткам. Должен заметить, что стрельба по летящим уткам – это самое простое, что может быть при стрельбе влёт. Проще только стрельба из-под собаки по коростелям и молодым петушкам из выводка, но там техника стрельбы совсем иная, и мы о ней говорить не будем. Что же происходит во время стрельбы по уткам? Замаскировавшийся охотник видит летящую на него на большой скорости птицу. Не давая ей подлететь достаточно близко, охотник встаёт из укрытия, вскидывает ружьё и целится. Несмотря на то, что утка замечает стрелка и старается уйти вверх и в сторону, её практически всегда выносит прямо на ствол, и охотник имеет возможность попасть в птицу в любом удобном для него месте. Причём это не зависит от техники стрельбы в данный момент. Можно брать любое опережение, выстрелить «на обгоне» или «навскидку». Происходит это потому, что при довольно плотном корпусе утка имеет относительно малый размах крыльев и не в силах резко изменить траекторию полёта. К тому же по глупости уходит вверх, подставляя бок и живот, а не делает так, как вальдшнеп, голубь, часто куропатка и тетеревиные, ныряя к земле, что очень усложняет поводку. Вследствие этого стрелять её достаточно просто.

Что же происходит на гусиной охоте с чучелами (о стрельбе на пролёте поговорим попозже)? Гуси, как мы знаем, заходят на чучела против ветра, и чем сильнее ветер, тем медленнее они летят. Особо надо отметить, что птицы, налетающие «на штык», планируют, практически не махая крыльями, и кажутся ближе, чем находятся на самом деле. И вот охотник видит, как ему кажется, входящих в зону стрельбы гусей, и, рассчитывая на то, что их как утку вынесет к нему инерцией, начинает открытую подготовку к выстрелу (демаскирует себя). Что же получается? Оказавшиеся на дистанции дальнего выстрела гуси, заметив охотника, ставят свои широкие, мощные (не в пример утиным) крылья под ветер, и их моментально отбрасывает на безопасное расстояние, ещё пару взмахов крыльями – и огромные птицы превращаются в точку. При групповой охоте такие вещи случаются чаще в силу нетерпеливости кого-либо из команды стрелков. Несдержанность и недисциплинированность одного оставляет без выстрела всех. Ещё и по этой причине я за индивидуальную охоту, где за ошибки каждый расплачивается сам.

Новое в охоте на гусяМой совет: напускайте подлетающих гусей как можно ближе. Другими словами, пока гуси движутся к вам, не проявляйте себя ни малейшим движением. При идеальной маскировке, птиц можно напустить на несколько метров или даже «посадить». Начать вскидку следует только после того, как увидите, что птицы встревожились. При близком налёте реально выбить из стаи несколько гусей. Мне иногда удавалось из полуавтомата взять с налёта пять птиц. Частенько под один выстрел попадала пара.
Несколько слов о дистанции стрельбы. Если вы ставите задачу взять гуся любой ценой, то можете использовать любую самую крупную дробь, вплоть до картечи. Но настоящее удовольствие вы получите только от сознательного, прицельного выстрела «в меру». В последние годы я использую в большинстве случаев дробь №3 (3,5 мм). Её диаметра и энергии вполне достаточно, чтобы свалить намертво любого самого крупного гусака до 30-35 метров. Ощипав же гуся, добытого на этой дистанции нулёвкой, я заметил, что тушка пробита практически насквозь (дробь прошла через грудь и застряла под кожей спины). Значит, для этой дроби можно накинуть ещё десяток метров, но не больше. Главная сложность в том, что мало кто не только умеет стрелять на большое расстояние, но и верно рассчитывать дистанцию.

На последнюю охоту мы взяли с собой бинокль-дальномер, с помощью которого ради интереса определяли дистанцию до летящих гусей. Любопытно, что до птиц, которые летели, как нам казалось, на пределе возможного выстрела крупной дробью, оказалось 135 метров. Вот так. А визуально выстрел казался возможным, и многие так стреляют.

Что касается стрельбы на перелётах, когда гуси идут с воды на кормёжку и наоборот, то здесь действуют несколько иные правила. Гусь, идущий на средней и дальней дистанции (на перелёте он редко летит низко), при признаках тревоги хоть и меняет траекторию полёта и набирает высоту, но делает это не так резко и явно. Поэтому здесь возможна длинная и плавная (мягкая) поводка. Но все равно лучше не проявлять себя, пока птицы не окажутся почти над головой стрелка. Тогда гусям не остаётся времени на маневр, и они предпочитают прямолинейный прорыв по прежней траектории, а это гораздо удобней для прицельной стрельбы, нежели выстрел по сломанной траектории. Скорость у летящих транзитом гусей максимально высокая, плюс (минус) ветер, так что поводка должна быть быстрой, а упреждение значительно больше, чем при стрельбе с поля. И не бойтесь больших опережений. Помните, 90% промахов происходит «по заду». Только следите, чтобы не было резкого выброса руками с последующей остановкой ружья. Даже при большой скорости полёта гуся средняя и дальняя дистанции выстрелов позволяют произвести поводку плавно и корпусом. Движением корпуса считается поводка верхней частью тела, так что выстрелить грамотно можно и сидя, а при известном навыке, даже лежа (поводка плечами). Если после, как вам кажется, верного упреждения гусь не падает, варьируйте опережение в сторону увеличения, а после удачного выстрела, старайтесь запомнить все свои действия и повторить их (на той же дистанции, конечно).

Не торопитесь сразу после выстрела бежать за сбитым гусём, сначала оглядитесь, нет ли свежего подлёта. Битый наповал никуда не денется, а подранок затаивается и начинает бежать только при приближении охотника. Вы же можете отпугнуть верный налёт следующей партии. В свободные минуты подстрел нужно собрать обязательно, так как лежащие в поле битые птицы будут отпугивать вновь налетающих. Достреливать подранка, особенно на воде, когда нет возможности подойти ближе, следует мелкой дробью по шее (вполне достаточно №5). Снаряд крупной дроби (№0) почти наверняка «обнесёт» корпус неподвижной птицы уже на 40-45 метрах.

Несколько слов о погоде. Не согласен с теми, кто говорит, что в дождь, сильный ветер, даже снег гусь летит ниже. Гуси при любом раскладе летят так, чтобы видеть землю, а землю им плохо видно только в туман. Да, да, лишь в туман, особенно густой, гуси беспорядочно, с перекличкой и низко болтаются по полю, и именно при этой погоде бывает самая добычливая охота. Во время остальных природных явлений, включая град, охотник только страдает без пользы.

Подводя итог, можно выделить основные слагаемые успешной охоты на гуся на кормовых полях. Первое, правильно выбранное место охоты, то есть поле, активно посещаемое птицами для дневной кормёжки. Второе, грамотно, в том числе территориально (по своему вкусу), устроенный скрадок и тщательнейшая его маскировка. Скрадок должен не только цветом и очертаниями сливаться с местностью, но и быть удобным для наблюдения и стрельбы в разные стороны. Третье, манки, подобранные под имитацию того гуся, на которого предстоит охотиться (предварительные наблюдения дают такую информацию). Дело в том, что чучела, раскрашенные, скажем, под серого гуся, с успехом манят белолобого, и наоборот. А вот привлечь белолобого криком серого вряд ли удастся (проверено годами). И последнее, добротное, прикладистое ружьё (для хладнокровного и уравновешенного стрелка лучше безукоризненно работающий полуавтомат) и свежие патроны. Патроны я бы посоветовал брать одного номера. В процессе охоты, меняя номера дроби, вы только запутаетесь и истреплете себе нервы. Если номер вашей дроби не соответствует в данный момент расстоянию до цели, то лучше вообще отказаться от выстрела. Ну, а уж если повезёт с туманом, который скроет все ваши упущения, стреляйте точнее – и будете с добычей.
Главное помнить, что гуси, планирующие (заходящие) на чучела, с каждой секундой приближаются к вам. Так что не торопитесь с выстрелом, поскольку, чем ближе цель, тем надёжнее её поражение. И ещё, если вы стреляете гусей дробью крупнее №1 (4 мм), значит неправильно на них охотитесь.

С. Лосев. Журнал "МАСТЕРРУЖЬЁ" №158

фото автора

голосов: 0
просмотров: 11324
27 ноября 2012

Комментарии (0)


Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх