Охота на волка (по Сабанееву)

Охота с поросенком

Она заключается в том, что несколько человек с ружьями и поросенком ездят ночью в таких местах, где были замечены волки, и когда последние, привлеченные визгом поросенка, приблизятся на выстрел, стреляют в них. Охота на волков может быть удачной, когда волков много и они голодны, т. е. только зимой; всего успешнее бывает она в самом начале периода течки, который обыкновенно начинается в конце декабря или в начале января. Всего лучше, когда волки ходят в одиночку, по два, по три, так как тогда можно встретить несколько стаек и сделать несколько залпов. Охота должна быть так приноровлена, чтобы волки принимали охотников за мирно едущих крестьян и смело к ним подбегали. Поэтому всего лучше выезжать вдвоем, много втроем (не считая возницы), на обыкновенных крестьянских розвальнях, запряженных в одну лошадь; в некоторых случаях допускаются другие сани, едущие саженях в 300 от первых. Все охотники должны быть одеты в крестьянское платье и сидеть как можно спокойнее, не показывая своих ружей. Лошадь же ни в каком случае не должна бояться волков, иначе, вместо того, чтобы пойти шагом или приостановиться в критическую минуту, она понесет и вывалит охотников из саней.

Для приманки, имеющей здесь едва ли не самое главное значение, выбирают обыкновенно полугодовалого поросенка, иногда даже сосунка. Следует помнить, что поросенок должен визжать чуть ли не целую ночь, поэтому выбор необходимо сделать с толком: чем голосистее визгун — тем лучше; чтобы поросенок визжал, его теребят за уши, почему рекомендуют поросят с торчащими ушами: они будто гораздо чувствительнее, чем поросята вислоухой породы. Хороший поросенок не должен верещать без умолку (потому что тогда он очень скоро хрипнет), или пищать, а лишь редко и отрывисто взвизгивать, как только его возьмут за ухо, и опять смолкать. Слишком часто и слишком сильно теребить его за ухо отнюдь не следует. Для большего удобства поросенок сажается в кулек или мешок (иногда зашивается в войлок) так, чтобы наружу высовывалась только голова. Поросенка можно (а там, где свиней держат мало и волки с ними почти незнакомы, даже необходимо) заменять собакой, преимущественно щенком.

Для того, чтобы подзадорить волчий аппетит, необходим так называемый потаск, состоящий иногда из клочка сена или соломы, который волочится сзади саней на тонкой веревке, не длиннее 20—25 аршин. Для того, чтобы клочок этот имел вид бегущего сзади саней поросенка (или собаки), его зашивают в кулек или мешок и придают ему несколько продолговатую форму. Хорошо также мешок этот класть в свиную закуту или же прямо набивать его свиным навозом. В крайнем случае, когда волки плохо идут, вместо потаска, спускают на вожжах самого поросенка.
Охота с поросенком всего лучше удается в тихую лунную ночь. Большей частью ездят по проселочным дорогам или целине, стараясь держаться на выстреле от опушки и против месяца, так как лунный свет обманчив и если стрелять, стоя лицом к луне, то можно промахнуться. Когда волки бросятся к потаску, кучер останавливает лошадь, и охотники, уговорившись заранее кому в какую сторону стрелять, дают залп.

Облава на волков

Осенняя облава на волков начинается обыкновенно не ранее второй половины августа и продолжается часто до конца сентября, пока волчий выводок держится на одном месте, следовательно, пока возможно с точностью определить это место и те лазы, т. е. пути, которыми волки выходят из занимаемого ими леса, кустарника или болота. Раньше половины августа облава неудобна по многим причинам, главным же образом потому, что прибылые волки так малы, что не бегут вовсе, а затаиваются в крепях, густом кустарнике или валежнике и найти их без помощи собак очень трудно. Позднее, т. е. в октябре, облава уже не так удобна, потому что волки ведут более кочевую жизнь. Гон необходимо начинать не ранее 10 часов утра и не позднее полудня. Если начать раньше, можно не застать на гнезде стариков, а, пожалуй, и всего выводка, если щенки уже выросли; если начать позднее, то нельзя успеть сделать второй или третий загон в тех случаях, когда волки прорвутся в соседний остров.

Главное действующее лицо облавы — ее распорядитель, который должен до мельчайших подробностей изучить и знать местность и привычки зверя, должен уметь определять логово и главные лазы, должен быть распорядителен и притом пользоваться уважением как охотников, так и местного населения. При значительном числе действующих лиц трудно, если не невозможно, обойтись вовсе без помощников, потому выбирать последних надо с большой осмотрительностью и непременно из самых толковых и знающих местность крестьян-охотников. Двух помощников совершенно достаточно, а можно ограничиться даже одним.

Выбор и число стрелков имеют тоже большое значение для успеха облавы. Во всяком случае лучше обращать внимание на качество их, чем на количество, избегать слишком юных, неопытных и горячих охотников. Необходимо также стараться избегать таких охотников, которые не имеют привычки подчиняться каким бы то ни было правилам и действуют по собственному усмотрению. Много значит и вооружение: двухствольные ружья, конечно, должны предпочитаться одноствольным; заряжаются же они не иначе, как крупной или средней картечью или, в крайности, жеребьями, а так как картечь не всегда можно достать, то снабжение ею должно лежать на том лице, по инициативе которого устраивается облава, или на распорядителе. Наконец, одежда охотников никоим образом не должна бросаться в глаза и иметь какие-либо яркие или блестящие украшения. Число стрелков зависит от длины стрелковой линии; если их недостаточно, то это еще можно поправить, поставить на флангах цепи неподвижную загонку; но если стрелков очень много и если они, следовательно, расставлены очень тесно, то это не столько приносит пользы, сколько вреда. Вообще надо считать по одному стрелку на каждые 20—30 сажен цепи, сообразуясь, конечно, с условиями местности. Сколько потребуется охотников, определяется заблаговременно распорядителем. Всего лучше когда их бывает не более 10—15 человек.

Загонщиком может быть всякий, так как от него, кроме послушания, ничего не требуется. Разумеется, лучше выбирать таких, которые уже были на загонах, и избегать стариков, женщин и маленьких детей; если же облава вовсе незнакома населению, то лучшими загонщиками служат мальчики от 12 до 15 лет, потому что они беспрекословно повинуются приказаниям. На всякой облаве над загонщиками необходимы надсмотрщики; вся процедура загонки делится обыкновенно на несколько частей, и каждая из них имеет своего старшего или десятника, обязанность которого только наблюдать за порядком и обходить свою часть. Десятники выбираются из самых расторопных и толковых. В отличие от простых загонщиков, надсмотрщикам иногда даются ружья, большей частью с холостыми патронами; кричанам лучше всего давать трещотки. Трещотка самый лучший инструмент для загонщиков. Она должна быть сделана из прочного, сухого березового дерева. Зубчатая, с острыми бороздчатыми краями ручка, свободно вращающаяся в крепко связанной рамке, наподобие кирпичной формы, поднимая свободный край дубовой дощечки, при вращении, заставляет ее соскакивать с одного зубца на другой, что собственно и производит сухой, резкий, оглушающий треск.

Если же трещоток мало и на всех не хватает, то загонщики, не получившие таковых, должны иметь по крайней мере топоры и дубины. Только дубины должны заготовляться заранее, до начала загона, — в селении или на сборном пункте, но отнюдь не следует их выламывать или вырубать вблизи логова, перед самым началом гона. Чем больше вещей, при помощи которых можно произвести шум и треск, — тем лучше. Число загонщиков соразмеряется с обширностью круга: менее пятидесяти человек и более двухсот употребляется довольно редко. При недостатке загонщиков или охотников полезно ставить тенета. За неимением тенет употребляются веревки с навязанными на них цветными лоскутками или просто навешивают тряпки на более видных деревьях и кустах: зверь пугается их и сворачивает на охотников. Необходимо, однако, заметить, что суживать таким образом стрелковую линию можно только поздней осенью или зимой, когда чаща значительно поредеет; в конце же лета и в начале осени лоскутки почти бесполезны, так как волки могут их не заметить и пройти мимо. В это время, в крепких местах, за неимением тенет, всегда лучше ставить на флангах неподвижную и густую цепь загонщиков.

День облавы и сборный пункт как для стрелков, так и для загонщиков назначается заблаговременно. Проверка гнезда должна быть сделана накануне или рано утром в назначенный день. Проверка необходима, потому что ею обусловливается весь план атаки, а также определяются размеры оклада, лазы зверей, длина и направление линий загонщиков и стрелков, даже места, где должен стоять каждый из охотников и где следует поставить тенета. При облаве распорядители должны принимать в соображение состояние погоды и в особенности направление ветра. Стрелковая линия должна стоять по возможности всегда против ветра, так что, в случае неблагоприятного ветра, лучше отодвинуть ее от лаза, лучше даже занять лаз неподвижной загонкой, чем ставить линию по ветру; при последнем условии волки непременно почуют охотников, прорвутся сквозь линию загонщиков и все труды и издержки пропадут даром. Если местность почему-либо не позволяет перемены в расположении линии, то необходимо значительно увеличить число кричан и снабдить некоторых из них (десятников) ружьями.

Рано утром, не позднее 8—9 часов, все загонщики и охотники должны быть на месте сбора. Всего лучше, когда сборный пункт находится в верстах трех от логова и, во всяком случае, не ближе 2 верст. Распорядитель к тому времени должен уже вернуться с поверки. Тут делается смотр как загонщикам, так и охотникам; вынимаются жеребьи, назначаются десятники, иногда тенетчики, раздаются трещотки, ружья, пистолеты и заряды. Если приходится иметь дело с совершенно неопытными загонщиками, не имеющими понятия о каких бы то ни было правилах, то делается в ближайшей колке, если позволяет местность и время, пробная облава. Такая репетиция дает больше шансов на успех предстоящей охоты, а иногда доставляет охотникам, кроме того, и удовольствие застрелить несколько зайцев.

Когда все приготовления кончатся, загонщики, под предводительством помощников распорядителя, а стрелки, под предводительством распорядителя, направляются к логову, лучше всего пешком.
За версту, даже 2, от гнезда, всякий шум и крик должны прекратиться: запрещается даже громко разговаривать. Когда условия местности позволяют расставить стрелков против ветра, тогда их заводят прежде, нежели загонщиков; когда же по необходимости, приходится ставить их по ветру, тогда загонщиков ставят прежде, но торопятся все-таки поставить поскорее и стрелков. Иногда, чтобы поскорее окружить «оклад» людьми, загонку делят на две половины, которые ведутся навстречу одна другой. Цепь загонщиков должна иметь форму более или менее крутой дуги, обращенной выгнутой стороной к линии стрелков; расставляется эта цепь в расстоянии версты от логова, служащего приблизительно центром; в чистом и ровном лесу кричане размещаются дальше; наоборот, если гнездо в густом лесу или в камышах, то ближе. Каждый загонщик смирно стоит на месте, куда его поставили, и до подачи сигнала не должен ни шуметь, ни перекликаться, ни ломать сучья; курить также воспрещается. Расстояние от одного загонщика до другого зависит от местности и от направления ветра; вообще дистанция между кричанами не должна быть более 50 шагов; делать ее менее 20 шагов нет особенной надобности.

Стрелковая цепь расставляется против линии загонщиков; ее следует, по возможности, вытягивать в прямую линию или придавать форму пологой дуги, обращенной своей вогнутостью к логову. Охотников расставляют один возле другого, не ближе как на расстояние ружейного выстрела; исключения из этого правила делаются только в крепких местах, в особенности около главного лаза; но здесь чаще ставятся опытные, искусные, надежные и осмотрительные стрелки, назначаемые распорядителем или по общему выбору, без жеребьевки. Это уклонение от основных правил облавных охот необходимо допускать для успешности охоты. Вообще расстановка стрелков должна совершаться как можно скорее, при соблюдении величайшей тишины: разговоры, а тем более споры тут вовсе неуместны. Каждый охотник становится непременно у куста или у дерева, вообще под защитой, а не на виду, но, однако, не вплотную к опушке, а немного поодаль или даже на расстоянии ружейного выстрела от нее. До окончания загона строго запрещается переговариваться с соседями, сходить с места, обрубать сучья и кусты. Обыкновенно распорядитель, назначив место крайнему стрелку, возвращается назад, проверяет цепь и напоминает охотникам, чтобы они не стреляли по зайцам и по птицам. Затем он переходит стороной к цепи кричан, где помощник его докладывает о том, в каком положении находится цепь загонщиков. Если там все исправно, распорядитель дает сигнал выстрелом из ружья или трубит в рог.

По зову сигнала вся цепь загонщиков тотчас же начинает дружно кричать, стучать палками, колотить обухами топоров о стволы деревьев, греметь трещотками; вместе с тем она равномерно продвигается вперед, причем каждый загонщик равняется так, чтобы быть на определенном, указанном расстоянии от своего правого и от своего левого соседа. Десятские или старшие наблюдают за порядком. Загонщики, находящиеся в середине цепи, с одним из помощников распорядителя должны все время идти позади крайних, так, чтобы цепь постоянно сохраняла форму дуги. Когда есть основание думать, что полк может прорваться сбоку, т, е. между цепью загонщиков и цепью стрелков, то по бокам ставят так называемые крылья, т. е. по 5 —10 человек с каждой стороны. Эти крылья стоят совершенно молча и неподвижно все время, пока к ним не подойдут крайние загонщики главной цепи. Тогда они выравниваются с подошедшими и вместе идут до линии стрелков. Если зверь намеревается прорваться сквозь крылья, то крыловые загонщики должны уже нарушить свое молчание и, оставаясь на своих местах, встречают зверя криком и выстрелами и таким образом заставляют его принять должное направление. Вся загонка, не переставая кричать, выходит на линию охотников.

Обыкновенно при первых криках загонщиков волки покидают свое убежище и бегут в ту сторону, где не слышно никакого шума,— большей частью крепкими местами (т. е. грядами чащи между редким лесом и кустами) и своими обычными лазами. Впереди всех, часто останавливаясь и осматриваясь, бегут старые волки, за ними следуют, почти по пятам, прибылые и переярки; последние, впрочем, не особенно придерживаются направления, принимаемого старыми, и действуют более самостоятельно. Но все-таки редко бывает, чтобы волки выходили на оба фланга стрелковой цепи: большей частью приходится стрелять немногим стрелкам, стоящим рядом, именно (при соблюдении всех правил и при благоприятном ветре) тем, которые стоят поблизости лаза. Всего лучше, когда волки выходят на линию не гурьбой, а постепенно, поодиночке; это бывает только в начале осени; позднее же, когда лес почти совсем обнажится и загонка видна на большом расстоянии, волки не медлят и выбегают почти разом на одного из охотников.

Во избежание споров, недоразумений, а главное — неудачных выстрелов на облавах как осенних, так и зимних, строго соблюдаются следующие правила:

  1. стреляет только тот охотник, на которого выходит волк, не далее как на 60—70 шагов, и то лишь когда нельзя выждать его на меньшее расстояние;
  2. не позволяется стрелять зверя, когда он направляется по линии к соседнему стрелку; в таком случае волка необходимо пропустить на 10—20 шагов за линию;
  3. если волк идет параллельно цепи, то стреляет ближайший охотник;
  4. когда цепь загонщиков подходит уже близко к опушке, стрелять перестают;
  5. до окончания загона запрещается сходить с места и преследовать даже сильно раненого зверя. Последнее правило основывается на том, что следующий волк может забыть направление выстрела (что часто бывает) и, не видя охотника и убитого или раненого товарища, идет тем же путем и выходит на опушку в том или почти в том же месте;
  6. зверь, убитый наповал одним охотником, принадлежит ему;
  7. зверь, убитый наповал одновременно стрелявшими двумя или несколькими охотниками, достается по жребию, если не будет заявлено сомнения в верности выстрела; в последнем случае свидетельствуются раны, и зверь присуждается тому из стрелявших, чей выстрел был смертелен. Конечно, последнее возможно только в том случае, когда охотники стреляли различными снарядами или номерами дроби, или стреляли с различных сторон; 8) все споры, не подходящие под вышеприведенные правила, решаются большинством голосов всех участвующих в охоте равноправных охотников.

 

голосов: 0
просмотров: 3185
31 января 2009

Комментарии (0)


Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх