Медведь-медведю завтрак

В Горной Шории у мишек подвело животы от голода настолько, что они начали… охотиться друг на друга. В департаменте охраны объектов животного мира Кемеровской области охоту одних косолапых на других косолапых назвали «… чрезвычайной, но объяснимой».

 … Сказку о трех медведях, мирно живущих в лесу и выручающих друг друга в беде, изредка выходящих к людям и не трогающих ни свою родню, ни человека, разбила в пух и прах рекордная засуха прошедшего лета. Плюс – лесные пожары в соседних регионах, откуда в Кузбасс, спасаясь от огня и голода, еще пришли мишки.

 И о том, каково сейчас ВСЕМ медведям – жить в кузбасской тайге, какая там пошла большая война за выживание, какая жуткая «мясорубка», мы бы никогда и не узнали бы. Но голодные мишки оставили в тайге, за далеким поселком Усть-Анзас, страшный вещдок.

 Как рассказали усть-анзасские старики побывавшей у них экспедиции ученых-этнографов из Таштагольского краеведческого музея, даже старые шорцы - в шоке. Потому что возле горы Патын охотники, поставив 5 ловушек на медведей и вернувшись их проверить, нашли в глухой тайге лишь медвежьи шкуры и лапы.

 А самих мишек, попавших в охотничьи ловушки, съели… другие медведи.

 По словам Максима Ермолаева, участника этнографической экспедиции, медведи сейчас, и правда, голодны. Он видел в тайге следы от охоты медведя – на мышей. И это признак того, что Хозяину тайги, опустившемуся до погони за мышками, уже не до званий. Он готов съесть, что угодно, хоть брата.

 - Сейчас в тайге – из-за сухого лета – бескормица. Нет нормальных кормов для медведей: ни рябины, например, ни кедрового ореха, - пояснили «КП» в департаменте. – Поэтому дело, действительно, может дойти у медведей до каннибализма. Но это очень редкое явление. И проследить такие примеры в тайге невозможно, следов обычно не остается.

 - При недостатке пищи медведи начинают есть своих сородичей. В это время медведицы с медвежатами особенно опасаются медведей. Они – главные убийцы, - добавляет Николай Скалон, профессор, завкафедрой зоологии КемГУ. – Обычно неурожай в тайге – на какие-то лесные дары -  повторяется с интервалом в 10-12 лет. Но самый страшный неурожай – на все лесные ягоды, орехи, был в 1961-м. Тогда старожилы помнят, что было все: и медвежий каннибализм, и зимой медведи-шатуны приходили в села, нападали на людей и скотину. А также – медведи нападали на медведей, спящих в берлогах. Их гнал голод.

 

КП

Sibiriak, 7 октября 2012
10949, Новосибирск

Комментарии (2)

81
кандаурово колыванского нсо
8 октября 2012, 19:49
#
+0 0
Наплодили мохнашек, что уже сами себя едят. А нам всё нельзя. И посметь не моги.
225
Новосибирск
9 октября 2012, 8:26
#
+0 0
pomlyak, Очередное доказательство тупизма в вопросах охотоведения руководителей- супперменагеров от Минприроды.
Грамотных спецов не слушают большие боссы, они же сами самые умные- бабло из бюджета поделить, штрафы стотысячные уже на пять лет вперёд запланировали. Да на бумаге уже давно наверно бабки (Евры) расписали от забугорных туристов-охотников за "будущие" охоты на медведей...
Всё повторяется - как дурь зелёная с "серыми санитарами леса".
далеко ходить не надо - ворону уже надо только с разрешением стрелять. Скоро только они и останутся вместе с тупыми зелёными чинушами Минприроды.

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх