ДИКАЯ ПЕРЕПИСЬ

Завершена обработка данных зимнего маршрутного учета (ЗМУ) зверей и птиц, обитающих на территории Приангарья. Служба по охране и использованию животного мира Иркутской области готовит материалы и предложения по определению лимитов добычи в новом осенне-зимнем сезоне 2010—2011 годов. Лимиты, напомню, теперь устанавливает не Москва, как было в прежние годы, а регионы. Министерство природных ресурсов и экологии Иркутской области проводит сейчас их экологическую экспертизу. Окончательные цифры согласно новому российскому законодательству утверждает своим распоряжением губернатор.

 

Не по головам, а по следам

 

Перепись диких животных, конечно, не похожа на перепись населения. Никто не бегает по лесу и не считает его обитателей по головам. Учет ведется по специальной методике, разработанной учеными. Схема ее такова: каждый год в одно и тоже время, обычно это конец февраля, охотники и специалисты охотохозяйств ходят на лыжах по одним и тем же тропам, проложенным на территории своих промысловых угодий, и считают следы зверей на снегу. Подсчет птиц визуальный. Полученные данные охотпользователи отдают в службу.

 

— Мы их анализируем, проверяем. Если есть сомнения, то выборочно проводим силами наших специалистов контрольный учет на тех или иных промысловых участках, — рассказывает государственный инспектор службы Павел Минченко.

 

— А что, бывает, охотпользователи блефуют цифрами?

 

— Бывает, — вздохнул госинспектор. — Не все относятся к своей работе добросовестно. Могут завысить численность некоторых видов диких животных на своей охотничьей территории. Могут вообще ЗМУ не провести, а напишут, что провели.

 

— Завышать-то зачем? Какой резон?

 

— Чтобы больше лицензий получить, больше добыть. В первую очередь копытных. Служба планирует усилить контроль за проведением ЗМУ, строже спрашивать с охотпользователей за достоверность предоставляемых ими цифр. Объективная учетная информация позволит более точно устанавливать лимиты.

 

— Когда, кстати, они будут окончательно определены?

 

— К августу, к началу нового осенне-зимнего охотничьего сезона.

 

Профессия волчатника отмирает

 

После того, как правительство России запретило использовать в волчьих привадах (приманках) яд — фторацетат бария, бороться с серыми разбойниками стало очень трудно. Хищники ловко и умело обходят петли, капканы. Фактически после этого запрета у охотников-волчатников пропал интерес к добыче серых. Особенно после того, как из-за нехватки денег в бюджете областные власти перестали выплачивать им премии — по 5 тыс. рублей за каждую шкуру. В итоге число волчатников в области катастрофически уменьшилось и продолжает сокращаться. Например, в Жигаловском районе их осталось всего двое. Главный охотовед местного зверопромхоза Степан Саманин рассказал мне, что только на промысловых участках их предприятия, а в районе есть и другие охотпользователи, обитает 140—160 серых, которые давят не только диких копытных, но и домашний скот.

 

— Численность волков в нашем районе превышает оптимальную в 3—4 раза, — заключил Саманин. — И, что самое тревожное, она постоянно растет.

 

Такая же картина в целом по области: волков насчитали нынче 2,9 тысячи голов. Чтобы хоть как-то стимулировать охотников к отлову серых, депутаты Заксобрания выступили с инициативой предоставлять им внеочередное право при получении разрешения на добычу охотничьих ресурсов. Предложение это было сделано в ходе работы над законом «Об отдельных вопросах в сфере охоты, сохранения охотничьих ресурсов и среды их обитания в Иркутской области», он принят Заксобранием. Названный правовой документ подготовлен на базе Федерального закона «Об охоте...», который вступил в силу 1 апреля 2010 года.

 

В отличие от всех других хищников, в том числе медведя, охота на волка не лицензируется, не ограничена сезонно-временными рамками. Добывать серых разбойников можно на протяжении всего года.

 

С лесными мишками перебор

 

Слишком много в Приангарье медведей — около 9-10 тыс. особей. В минувшем промысловом осенне-зимнем сезоне 2008—2009 годов служба по охране и использованию животного мира Иркутской области выделила лимит на добычу 500 косолапых. Однако охотхозяйства купили лишь 301 лицензию, заплатив в госказну 903 тыс. рублей. Как видите, бюджет пополнился незначительно. В этой связи специалисты уже давно предлагают снизить стоимость лицензии или сделать охоту на лесных мишек вообще бесплатной.

 

Плохо занимаются охотхозяйства и развитием такого перспективного направления, как спортивная (трофейная) охота на хозяина тайги. Объясняют это неразвитостью инфраструктуры, отсутствием хороших таежных дорог, гостиниц, комфортных охотничьих баз, охотничьих домиков и других услуг.

 

Когда на хозяина тайги мало охотятся, он теряет перед человеком страх и начинает сам «прессовать» его. Служба зафиксировала нынче два случая выхода лесных мишек к населенным пунктам в Чунском районе. В первом косолапый забрел на территорию воинской части и основательно порылся в мусорных баках. Во втором, это произошло 4 июня в 9 часов вечера, два топтыгина задрали корову в селе Новобалтурино. И. о. первого заместителя мэра района Т.Соченко отправил в службу сообщение с просьбой срочно принять меры. То есть дать разрешение на вынужденный отстрел косолапых. В 2009 году было выдано 6 таких разрешений.

 

Рыжие лисы взбесились

 

Несмотря на целый ряд неблагоприятных факторов минувшей зимы (браконьерство, высокая численность волков, глубокий снег, сильные морозы, масштабные лесозаготовки) некоторые копытные — кабан, изюбрь, северный олень, кабарга — сумели не только сохранить популяции в прежнем объеме, но даже увеличить по сравнению с 2009 годом свою численность. И только по косуле отмечен некоторый спад.

 

Вопреки слишком уж оптимистичным прогнозам по соболю, дескать, человек существенно ослабил прессинг на него, численность нашего главного пушного зверька по отношению к 2009 году снизилась на 7,5 тыс. особей, хотя общая цифра впечатляет — 162,3 тысячи. Незначительное снижение специалисты объясняют тем, что минувший год был не очень урожайным на корма. В первую очередь — на кедровые орехи.

 

Большое беспокойство вызывает, как ни странно, бурный рост численности рыжей лисы: с 6 тыс. в 2000 году до 14,4 — в 2010-м. Охотники потеряли к ней интерес в виду отсутствия спроса на мех и его низкую закупочную цену: в среднем 250 рублей за шкурку. В службе по охране и использованию животного мира Иркутской области боятся вспышки лисьего бешенства, ибо чем больше этих животных обитает на одной территории, тем выше у них вероятность заболеть. Болезнь опасна не только для других зверей, которых рыжая бестия может покусать, но и для человека. В Приангарье случаи бешенства лис, к счастью, пока не зафиксированы, но у наших ближайших соседей — в Красноярском крае, в Якутии — они уже не редкость.

 

Хозяйственная деятельность человека, лесозаготовки, пожары сужают и ухудшают среду обитания диких животных. Это аксиома. Но есть при этом иногда и положительные моменты. Вырубки, гари, зарастая молодняком мелколиственных пород деревьев, становятся хорошим местом для обитания целого ряда диких животных. В частности, зайца-беляка, изюбря. Численность зайца-беляка достигла почти 200 тыс., что очень радует охотников-любителей. Ведь многие из них активно добывают этого ушастого зверька с помощью петель, гончих собак.

 

В течение последних 15—20 лет значительная часть некогда процветающих сельхозугодий оказалась заброшенной. Поля не пашут, не засевают, они заросли сорняками и даже молодым лесом, кустарником. Плохо, конечно. Но и тут есть для зверей и птиц своя выгода. Поскольку земля не обрабатывается ядохимикатами и минеральными удобрениями, то ее все чаще облюбовывают тетерев, бородатая куропатка, заяц-русак, косуля, другие дикие животные. Некоторым видам эти пустоши помогают выжить, прокормиться. Например, тетереву: его численность составляет сегодня 630,4 тыс. голов.

 

Если проанализировать состояние популяций тех или иных видов диких животных Приангарья за более долгий отрезок времени, скажем, за последние 10 лет, то картина получится такая. С 2000 года на территории области значительно больше стало дикого северного оленя, дикого кабана — почти в два раза, соболя — в полтора раза, горностая, глухаря, рябчика, серой куропатки — в два раза, уже упомянутого выше тетерева. Однако есть и тревожные сигналы. Медленно, понемногу, но неумолимо сокращается численность самого крупного копытного — лося. Рогатых великанов в 2000 году было 53 тыс., а в 2010-м стало 42,3 тыс.

 

Уменьшилось количество белки, рыси, зайца-русака и белой куропатки. Специалисты не склонны ситуацию драматизировать. Подобные скачки, говорят они, бывали и прежде, животный мир развивается по типу качелей, вверх-вниз, так что все может поменяться. Однако не под запись, «не для печати» высказывают серьезные опасения за судьбу отдельных видов. Матерят «черных» лесорубов, которые нередко разрушают исконные места зимовок и размножения зверей, ругают нефтяников и газовиков, не соблюдающих сплошь и рядом российское законодательство по сохранению животного мира и среды его обитания, перекрывающих построенными автомагистралями, газо- и нефтепроводами традиционные вековые пути миграции копытных. Слов нет, объекты такие народному хозяйству необходимы. Но власть должна при этом требовать от промышленников, чтобы все их проекты проходили строжайшую экологическую экспертизу, чтобы создавались приемлемые для диких животных наземные переходы.

 

Кадастр всем поможет

 

Впервые за время существования нашего региона на карте России составлен и опубликован Кадастр зверей и птиц Приангарья, которые относятся к охотничьим видам, и которые таковыми не являются. Выполнила эту работу региональная служба по охране и использованию животного мира. Кадастр нужен в первую очередь охотоведам, работникам охотничьих хозяйств, особо охраняемых природных территории (ООПТ) и других природоохранных учреждений, руководителям и специалистам административно-муниципальных образований.

 

Он поможет им лучше разбираться в новой непростой ситуации, которая складывается в охотничьей отрасли. Ведь ныне лимитируются все охотничьи звери и птицы без исключения, а не только лицензионные, как было в прежние годы. Это требует дополнительных знаний и большой ответственности от всех, кто так или иначе связан с охотничьими делами, с дикими животными.

 

Это интересно

 

В Канаде и на американской Аляске за счет спортивной охоты удается регулировать численность бурого медведя, которого там называют гризли.

 

Копейка

Sibiriak, 28 июля 2010
10946, Новосибирск

Комментарии (3)

25
Ангарск
29 июля 2010, 1:20
#
+0 0
Ну, что у нас медведей больше чем зайцев, это факт.
255
Иркутск
29 июля 2010, 22:57
#
+0 0
На мой взгляд,все эти подсчёты-весьма субъективны..У нас в стране толком численность населения не знает никто,а что уж говорить о животных..Медведи,козы ,лисы и т.д.,с паспортами ведь не ходят отмечаться..Можно одного и того же зверя трижды в список внести,а можно и наоборот..С медведем,действительно ситуация абсурдная-его просто тьма,народ уже боится просто в лес сходить ,а чтоб его стрельнуть,нужно деньги(и не малые)платить..Лисы-море,вот вам спад численности зайца,соболь есть-спад белки,медведь в изобилии-просто -очково..Подстрелишь его без бумаги,потом доказывай,что стрелял для самообороны..
3547
Иркутск
30 июля 2010, 1:27
#
+0 0
Да дома они на диване с пивком перед теликом подсчитывают. Я в феврале-марте с братом обошел все знакомые и много новых мест и нигде никого не встретили из счетоводов и следов их лыжных подсчетов не видели. Только браки и туристы встречались. Да и мы по лыжне и дорогам никаких следов,кроме птичьих, почти не видели, но чуть в сторону к ручью, в темнохвойку и сразу видим, что есть зверюшки и хорошими стайками и на месте небольшом крутятся неделями, а тем более этой зимой - холодной и многоснежной. Какие там ученые разработали методики - не понятно. Но что подсчеты очень расходятся с фактом это точно.

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх