ТАЙГА РЯДОМ, НО НИ ДРОВ, НИ ОХОТЫ

В очень сложной ситуации оказались жители Приангарья, одной из самых лесных территорий края. Произошло ожидаемое: взорвалась одна из правовых мин, заложенных в Лесной кодекс РФ, уже третий год действующий на территории страны.

Как известно, по закону каждому жителю села или посёлка в таёжной глубинке положено отпустить один раз в 25 лет из ближайшего леса для строительства индивидуального жилья 150 кубометров деловой древесины по минимальной плате. Для ремонта домов и надворных построек разрешено раз в 5 лет за столь же символическую цену заготовить 45 кубометров строевого леса. Дров же можно выписывать по 25 кубов ежегодно. В северных районах, к которым относятся приангарские территории, дров допускается выписать вполовину больше, до 37,5 кубометров. Получай, сибиряк, свою законную делянку, грейся и стройся.

В прошлом году проблемы с выпиской древесины, прежде всего дров, возникли из-за того, что оформить необходимые документы можно было только в офисе агентства лесной отрасли администрации края, расположенном в Красноярске. Для встревоженных сельских жителей, мало разбирающихся в путанице законов и инструкций, в агентстве пришлось даже открыть горячую телефонную линию, по которой краевые чиновники растолковывали, что нужно сделать, чтобы не остаться на зиму без дров. Позже нашли выход, выписав доверенность на право готовить и подписывать необходимые документы лесничествам, которые есть в каждом районе. Но тут глаза открылись и тут же округлились на новые обстоятельства, весьма озадачившие даже привычных ко всему чиновников.

http://www.krasrab.com/archive/2009/04/10/14/view_article

- Вся лесная территория Кежемского района, все три с лишним миллиона гектаров лесного фонда отданы в долгосрочную аренду на срок от 25 до 49 лет с единственной целью - заготовка древесины, - пояснил мне Анатолий Грибанов, главный лесничий Кодинского лесничества. - Лишь небольшая часть тайги в виде водоохранной зоны и лесного заказника на юге территории не отошли к арендаторам. В соответствии с лесным законодательством никто, кроме арендатора, не имеет права вести заготовку древесины на переданном ему в долгосрочное пользование участке леса. Понятно, кому понравиться, если в вашем саду-огороде появится неизвестная личность и начнёт без спросу что-то копать или срезать. Да если даже просто бегает и бабочек сачком ловит.

Про бабочек не для красного слова сказано. На арендованных участках лесного фонда запрещена и промысловая охота. И это на Ангаре, где каждый второй житель мужского пола без охоты жизни не мыслит.

- Я сам охотник, не один зимний месяц провёл в дальнем зимовье, - искренне удивляется такому развороту заместитель главы Кежемского района Владимир Кундуш, курирующий в местной администрации лесной сектор экономики. - Обычно перед началом каждого сезона охотники-профессионалы и такие, как я, сезонники-любители делили угодья на общих собраниях. Теперь делить нечего, всё в аренде, и, если действовать строго по закону, охотиться на территории района, добывать соболя и белку запрещено. Или же действовать так, чтобы арендатор об этом не знал. Правда, некоторые охотники-промысловики делают попытки отсудить право охотиться в своих давно обустроенных угодьях, но даже не будучи юристом можно смело прогнозировать тщетность любых поползновений против установленных правил. С сильным не борись, с богатым не судись.

Обращаются к Владимиру Юрьевичу и насчёт дров, звонят и пишут письма из сёл и деревень района, территория которого побольше многих европейских стран. Однако ничего кроме советов главам местных органов самоуправления полюбовно договориться с арендатором, чтобы он пустил в его лес напилить дровишек, замглавы района предложить не может. Власть тут бессильна. И вновь, как при поэте Некрасове, никакой барин не приедет и не поможет бабушке Нениле дать лесу починить избёнку или хотя бы протопить печурку.


Геннадий МИРОНОВ.
Sibiriak, 11 апреля 2009
10946, Новосибирск

Комментарии (0)


Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх