Как охотнику не стать дичью.

Сколько зверей осталось в лесу? Наверное, каждый охотник иногда задумывался над этим вопросом. Особенно когда добычи попадается много или, наоборот, животное долго не встречается. В последнее время сформировалась реальная угроза, что второе будет происходить достаточно часто. Проблема браконьерства по-прежнему остается актуальной для Алтайского края. Устанавливаемые сроки и ограничения на охоту существуют не зря. Зверю и птице нужно расплодиться, вырастить потомство. Но браконьеры, ради получения сомнительных удовольствий, преступают закон и творят ужасные вещи. Например, добыча лосей. В 80-е годы в некоторых районах края их водилось столько, что приходилось специально сокращать популяцию. Теперь же экологи бьют тревогу: этим животным грозит вымирание.

[Как охотнику не стать дичью. На Алтае браконьеры вновь активизировались во время новогодних каникул]

 Прикормил, чтобы убить

Декабрь прошлого года, Тальменский район, убиты самка дикого кабана и шестеро поросят. Как сообщает пресс-служба Главного управления природных ресурсов и экологии Алтайского края, браконьером оказался местный житель, который убил кабанов ради наживы. Для этого он соорудил в глухом месте тайную кормушку, где в течение теплого времени года прикармливал диких животных. В один из декабрьских дней он дождался, пока у кормушки появилось семейство кабанов и, воспользовавшись беззащитностью голодных зверей, утопающих в глубоком снегу, пристрелил всех семерых: самку, двоих поросят-двухлеток и четверых сеголеток. Загрузив трупы животных в мехлопату трактора, прикрыв брезентом, он вывез добычу в село, где в скором времени и продал покупателю из Новоалтайска за 50 тысяч рублей. Именно его, везущего мясо кабанов из Ларичихи, остановили сотрудники ГИБДД на подъезде к Новоалтайску: полицейским показалось подозрительным, что небольшой легковой автомобиль-иномарка выглядел тяжелогруженым. Груз, действительно, легким не назовешь — больше трех центнеров. Водитель задержанной машины сделал вид, что в кузове у него обычная свинина, и дал координаты продавца.

«Совместно с полицейскими из районного отделения мы оперативно провели задержание. Нарушитель не отрицал свою причастность к незаконной охоте. Разрешения на добычу кабанов у него не было. По данному факту заведено уголовное дело по ч. 1 ст. 258 «Незаконная охота». Ущерб, нанесенный охотничьему хозяйству, составил 345 тысяч рублей. Ему грозит срок до двух лет в колонии-поселении плюс обязанность возмещения ущерба», — цитирует Бориса Барышева, охотинсперктора Главного управления природных ресурсов и экологии Алтайского края по Тальменскому и Шелаболихинскому районам, пресс-служба ведомства.

Это лишь один и недавних примеров, но особый размах незаконная охота приобретает в новогодние каникулы. Некоторые жители края и соседних регионов предпочитают проводить свой досуг, убивая животных, несмотря на то что сроки зимней охоты истекли 31 декабря. В Крутихинском районе в ходе групповой охоты убито 16 косуль (ущерб государству составил 960 тысяч рублей). В Бурлинском районе застрелены четыре косули (280 тысяч), в Краснощековском районе таким образом погибла еще одна косуля (140 тысяч). Все предполагаемые браконьеры задержаны, следствие установит степень вины каждого из них.

Экологические преступления на особом контроле

Какое наказание все-таки получают браконьеры, как часто дело доходит до суда и в чем состоит сложность задержания таких «охотников». С такими вопросами «МК» обратился в прокуратуру Алтайского края. В ведомстве заверили, что в последние годы так называемые «экологические преступления» (незаконные охота, вылов рыбы и рубка леса) стоят у правоохранительных органов на особом контроле.

В 2014 году по фактам одной только незаконной охоты было возбуждено 51 уголовное дело, в 2013 году таких дел было 54.

«По итогам 2014 года, по уголовным делам, возбужденным в связи с незаконной охотой, вынесено 20 приговоров, еще 20 дел приостановлены ввиду неустановления лиц, совершивших преступления, остальные находятся в производстве, по ним продолжается расследование», — поделился статистикой Василий Ефремов, начальник отдела по надзору за процессуальной деятельностью органов МВД, ФСКН и юстиции. — Каждое такое дело ставится на контроль прокуратуры, и если оно начинает буксовать, то подключаем дополнительные рычаги. Удалось довести до суда несколько уголовных дел, которые грозили развалиться на местах. Возможно, здесь сыграл роль человеческий фактор. В сельской местности все друг друга знают, свидетели могли неохотно давать показания».

В чем сложности поимки браконьеров? Найти следы незаконной охоты не всегда удается в день совершения преступления. Зимой дорог каждый час, ведь снегопад может надежно спрятать или уничтожить улики. Вину конкретного человека доказать тоже непросто. Обычно такие преступления совершаются в условиях неочевидности. В лесу вряд ли найдется случайный свидетель, готовый подтвердить, что видел момент выстрела и убийства животного, а сообщники, в случае задержания, будут покрывать друг друга. В прокуратуре отмечают, что некоторые сотрудники полиции имеют небольшой опыт раскрытия таких преступлений. В отличие от краж, незаконная охота может произойти в районе один-два раза в год. В одних случаях некорректно фиксируются следы преступления, в других происходит их неправильное изъятие. Опять же в последнее время этот вопрос неоднократно обсуждался на межведомственных совещания, и улучшение работы на местах есть. Закон пока не предполагает уголовное наказание за транспортировку мяса. Браконьер может сказать, что случайно нашел мертвое животное. Вроде бы, косвенных доказательств много: наличие снегохода (говорит, просто катался), оружия (уверяет, что для самообороны), найденные гильзы (рассказывает, будто стрелял в прошлом году) и т. д. В итоге требуется провести большую работу и сбор доказательств.

Оно того стоит?

Незаконная охота причиняет государству большой ущерб. В этом году в Алтайском крае он превысил десять миллионов рублей. Пока удалось взыскать только три, но и это неплохой результат. На имущество виновных наложен арест, им предъявлены иски по сумме возмещения ущерба плюс штрафы по приговорам. Весь этот комплекс мер позволил увеличить доход в пользу государства.

Кстати, на время расследования изымается вся техника и оружие. Поэтому совсем неважно, кому на самом деле принадлежит снегоход или автомобиль, — до вынесения судебного вердикта техника находится на штрафстоянке. К большому сожалению многих людей, незаконная охота относится к категории преступлений небольшой или средней тяжести. Маловероятно, что за это посадят в тюрьму, но вот суммы штрафов значительные.

«Обычно браконьеры — люди не бедные. Судите сами: оружие, спецодежда, патроны, техника — все это стоит серьезных денег, — замечает Ефремов. — Следует помнить, что укрыться от закона шансов немного. Раскрываемость подобных преступлений ежегодно растет. Техника идентифицируется, гильзы и пули находятся, следы обнаруживаются. Скрыть их очень сложно, только если охотиться совсем уж в глухой местности или место забоя долгое время не было обнаружено. Попробуйте собрать гильзы и пули в заснеженном лесу или поле, после погони и пальбы в запале по убегающему зверю. С металлоискателем мало кто пройдется, а правоохранители пройдут. Если надо, будут несколько дней прочесывать местность, но пули и гильзы найдут. По пулевым отверстиям на шкуре можно определить калибр и тип оружия. Наверняка найдутся люди, которые, пусть даже на условиях анонимности, подтвердят приезд охотников. В деревне такое легко замечается, народ обращает внимание на оружие и дорогую технику. Можно отследить биллинг сотового телефона, на каком участке местности производились звонки. Кровь с машины и одежды тоже смыть невозможно. Она может находиться там годами, даже на темном фоне, когда кажется, что пятна там нет, эксперт сможет идентифицировать, кому она принадлежит».

После недавних изменений в законодательстве инспекторы, во владениях которых находятся охотугодия, могут самостоятельно, без полиции останавливать охотников, проверять у них документы и досматривать транспортные средства, а в случае необходимости составлять акты для передачи полицейским.

В периоды, когда охота разрешена, даже самая дорогая лицензия стоит не дороже 30-50 тысяч рублей. Неужели люди, разъезжающие на снегоходе за полмиллиона, не могут позволить себе немного потратиться и поохотиться без проблем? К тому же можно покупать лицензию в складчину, вписывая туда несколько человек. С продовольствием в стране, к счастью, все нормально. В городских магазинах огромный выбор еды, в деревне многие держат скот. Даже покупка самых дорогих сортов мяса никогда не выйдет дороже поездки на охоту. Приобретение автомобиля, снегохода, затраты на оружие, патроны, питание, бензин, усилия по разделке туши и т. д. Помимо наказания в виде штрафа и изъятия техники, любители незаконной охоты навсегда лишаются права иметь любое оружие, в том числе травматику. Плюс даже погашенная судимость навсегда останется несмываемым пятном, которое может создать другие проблемы. В том числе детям и прочим членам семьи: наличие судимого родственника закрывает многие двери. Стоит ли все это того, чтобы охотиться без лицензии? Ведь рано или поздно за подобные деяния настигнет неминуемое наказание. И тогда придется самому превратиться из охотника в «дичь»...

Александр Захаров 

МК

Sibiriak, 2 февраля 2015
10942, Новосибирск

Комментарии (4)

455
юг западной сибири
3 февраля 2015, 8:21
#
+1 0
нищета и отсутствие инспекторов,малый процент раскрытия преступлений такого рода вот результат.
1580
Обь, НСО
3 февраля 2015, 8:39
#
+2 0
Карлиту самого на поселение надо за развал Охотничьего хозяйства в крае!
140
НСО Коченёвский район
4 февраля 2015, 18:29
#
+1 0
http://www.youtube.com/watch?v=P6zuTarLO9M Но и у многих егерей и охотоведов рыльце глубоко в пушку по всей стране
217
ЯНАО
19 февраля 2015, 17:28
#
+0 0
И как это ущерб для гос. подсчитали, видимо гос. выращивает скотинку: корма, витамины, ветврач, скотник, охрана персональная и т.д.. Дайте работу мужикам, времени пакастить не будет, а то бла, бла.

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх