Ночной заберег (продолжение).

...После вечернего охотничьего застолья, мне спалось сладостно и беспробудно. Открыл глаза от толчков в плечо. Откинул капюшон спальника, и сразу услышал ещё сонный голос Димки:

-Смотри-ка, смотри. Наши пенсионеры, уже куда-то лыжи навострили. Нет чтобы кофею нам подать на барские палати.

Я посмотрел вниз. Константиныч тщательно осматривал каждый патрон и ложил в мешок из полиэтилена. Митрич же сидел на корточках у буржуйки. Он как старый кузнечный мех раздувал еле тлящие угольки. Услышав претензии в свой адрес, вытер рукавом слёзы на щеках и не поворачиваясь к нам, пробурчал:

-Знамо дело, это нам с Володькой, каждый день уже за три. Каждая осень, крайняя в нашей грешной жизни. Пострелять бы ещё чуток, да свежей ушицы или утиной шурпы похлебать.

Димка хотел ответить, резко поднялся. Однако забыл о балке из тонкого кругляка на низком потолке и стукнулся лбом. Вновь упал на нары. Лишь были слышны его матерные вопли с воспоминаниям о всех ближних.

-Вот видишь, знамо дело, бог он не Антошка-всё видит в окошко,- с добродушной улыбкой пробурчал Митрич. - Димка, ты не забыл ещё, где-ка схрон моей плоскодонки?

- Вроде знаю. Это там, где у прохода к озеру размашистый тальниковый куст.?

-Знамо дело; только малость по-ближе будет к воде. Там, где высоченный камыш начинается. Мы тут с Володькой уже порешили. Морозец ночью был. Вон даже брезентуха на люльке, как стекло хрустнула, лишь едва затронул. Может быть свежая утчёнка подошла. Глядишь и повезёт. Так что с Тимофеем сходите, да и сетёшки последние заодно снимите. Я рыбалить более без вас не приеду. И чуть-чуть помолчав, продолжил:

-Пока там справляетесь, мы с Константинычем за косачиком съездим-погоням. Тут не так далеко; в паре километров, хорошие «блюдца» есть среди сенокосных полей.

Вскоре все сидели за столом, и естественно удовлетворение просьбы одного, закончилось по-50 грамм каждому, да и как по другому. От тепла буржуйки и благодушного состояния тела, хотелось лечь и лишь мечтать о пролётной утке. Однако повинуясь какой-то неведомой силе я заставил себя выйти на улицу. Появившийся ветерок, лениво гнал ещё редкие серые облака. Я стоял и думал, что втроём,-ещё без Кострюка, уже третий день ожидали непогоду, и были бы искренне рады приходу похолодания или первым влажным снежинкам.

...Через полчаса мы уже нашли лодку. Работая шестами и ломая лёд заберега на мелководье, выбрались на край озера. Совсем близко, но невидимо, за ближайшим мысом высоченного камыша послышался плеск воды, хлопанье многочисленных крыльев. И буквально в это же мгновение, чуть в сторону от нас- на дальний выстрел, пролетела пара стаек нырковой утки. Я бросил вёсла, схватил ружьё, но стрелять по ходу нельзя. Димка всё же успел сделать дуплет в угон. И вот она-удача. Одна, как «тряпка» опустилась на воду и замерла, а вторая раскрыв крылья, потянула на чистую воду. Не раздумывая, из всех сил я погрёб в том направлении. Димка с ружьём на изготовку, стоял коленями на седушке и через пару минут скомандовал:

-Ещё десяток раз хорошо гребани и суши вёсла. Часто ныряет и не далеко, значит тяжёлый подранок. Не потеряем-сто пудово.

В следующее мгновение, чуть сбоку по ходу лодки, вода вспенилась от выстрела, а на тёмной озёрной ряби виднелось белое брюшко; как оказалось второй чернеди. Поздравили друг-друга со скорой удачей. Чуть спустя, со стороны вагончика, послышался натужно работающий звук мотоциклетного мотора. А вскоре затерялся в прихваченной ночным заморозком низкотравье предозёрной поймы.

Косые лучи солнца, иногда пробивались из-за облаков, и играли кратковременными бликами на тонком и прозрачном льду. Наша лодка надёжно стояла на самом выносе камышового мыса. В двадцати пяти метрах, на воде бездыханно болтались около двух десятков разных видов чучел. Они, как бы полукругом, опоясали вершину мыса, который выступал между двух заводей извилистой береговой полосы озера.

-Смотри-ка, облака уплотнились. Прав был Кострюк,- рассуждал я вслух. -Димка , ты кстати заметил, что поплавки у сетёшек совсем не двигаются. Наверно безрыбье; как думаешь?

-Странное у тебя наблюдение. Время для рыбы- уж не бабье лето. В такой водице всему живому играть не хочется,- со знанием дела ответил Димка. Там, у тальникового куста, валяется шест с прибитой на конце банкой. Так что перед тем как снимать -чуток ботанем. ... Достань лучше термос, чайку попьём.

-Чем больше на холоде пьёшь, тем чаще ширинку приходится расстёгивать.

-Можно и не расстёгивать, ещё теплее будет, - с юмором парировал Димка. - В общем так. Стоим до одиннадцати, если ни разу не выстрелим, то снимаемся.

В этот момент, со стороны леса, послышались один- за другим пара глухих выстрелов.

-Ишь ты, наши пенсионеры чернышей с «подхода» постреливают. А тут хоть шаром покати.

- Ещё не вечер, - успокоил я Димку.

...К одиннадцати часам, холодный ветер уже каруселил тяжёлые облака и продолжал гнать их на юго-восток.Тем самым оставлял нам надежду на удачу. Ведь утро было для нас последним днём охоты, на пролётную утку этой осени. Однако спустя почти час, взорвав воздухом глубинную тишину донного ила озера, мы сняли сети. На нашу радость в ячеях болталось около трёх десятков «вялого» карася, с багрово-золотистым оттенком чешуи.

Через несколько минут, мы уже собрали чучела и вытянули лодку на камыш. Вдруг внезапно, прямо над нашими головами, разрезав тишину характерным свистом и низко над водой, пронеслась стая гоглей. Но уже через мгновение растворилась на горизонте глади озера. Безмолвие нашего оцепенения нарушил Димка:

-Ты что-нибудь понял?

-Да, просвистели минимум полсотни пар крыльев,- ответил я, улыбаясь.

-Ни.. хрена ты не понял,..быстрей выбрасываем снова чучела и гребём в камыш!

...Осознание изменения погоды пришло к нам позже, когда стояли в лодке и вглядывались по верху камыша от куда прошёл «северяк».Чуть в стороне, где стоял вагончик, пролетели ещё несколько малочисленных стай. Однако по полёту, было очевидно, что утка разновидовая.

-Димка, а ты, что-нибудь сейчас понял..?

-Не томи душу, говори.

-Так вот, утку с Убинского непогода сдёрнула. Смотри, что надвигается с той стороны. Северо-западный ветерок резко усилился, а в воздухе уже порхали первые белые мухи.

-Да понятно, понятно. Ты лучше прислушайся; что это за звук, - я не понял? - Тьфу-ты, да это же драндулет Митрича. Быстро, что-то они вернулись,- рассуждал Димка.

Наконец, с неба посыпала снежная пелена и накрыла камыш, лодку и чучела тонким белым покрывалом. Всё вокруг мгновенно преобразилось. Мы оба крутили головами, вглядывались во встречный мокро-снежный поток. По щекам катились капли от растаявших снежинок, и далее, неприятно, по шее за воротник. Прошло уже более четверти часа, но даже призрака похожего на пролётную стайку уток не увидели.

-А...а..а, счастье было так близко,- с иронией в голосе ,- прервал молчание Димка.

-Стой, и не каркай. Всё тебе кофе на нары подавай.

В этот самый момент, совсем рядом, со стороны вагончика раздались несколько одиночных выстрелов. Уже через минут, вновь повторились, но уже дуплетами с дух ружей. Мы с Димкой вопросительно переглянулись. И не сговариваясь уставились в ту сторону. Я смотрел на огромную тёмную тучу, которая медленно плыла на юго-восток, и оставляла после себя завесу из снега.

-Они, что там ох..ренели? Везёт же пенсионерам. Сто-пудово, несколько табунков над ними прошли,-с досадой в голосе, пробурчал Димка.-Накололи они нас;мол за косачиком съездим.., места знакомые.

-Утка же не знает, что ты именно здесь и сейчас стоишь с ружьё..м.мм. Да и всё равно в один котёл всё добытое.

Не успел я договорить, как в сотне метров промелькнули силуэты уток и растворились в редеющей пелене снега. Однако тут же, следом за ними, в наших чучелах расплескались около десятка гоглей. Возможно отставших от головной стаи. Через мгновение, разорвав тишину озера, наши четыре выстрела слились в один звук. Дробью вздыбили холодную воду у чучел. Оставив без движения три белощёких красавца.

-Ну вот, и мы не лыком шиты.А то..-Константиныч, опять бы издевался. Мол кто не добывает, тому не наливать ,-с довольной улыбкой и потирая руки, -рассуждал Димка. -Кстати, чуешь, ветерок вновь усилился.

И действительно, с севера -запада вновь надвигалась тёмно-синяя туча, от которой к земле тянулся белый шлейф. Спустя десяток минут, огромные, но невесомые снежинки бесшумно кружась, вновь сыпались с неба.Мы же пристально, до рези в глазах, всматривались в пелену, чтобы успеть нажать на курки мокрыми и уже коченеющими пальцами рук. Со стороны же нашей ночлежки, нет-нет да доносились выстрелы. Они были явно непохожи, и Димка сразу отметил:

-Гляди-ка, как в паре дружно работают. Чёрт возьми. Хочется выпрыгнуть из лодки и бежать к ним на помощь.

-Поздно доктор, пациенты уже «дошли»,- успокоил я Димку. Взглянул на часы- 12.30, а в мыслях,- ещё ни.. вечер.

Вдруг, справа от меня, едва заметными точками- просвистели крылья. В уже иссякающей пелене снега, боковое зрение выхватило стайку уток пролетевших прямо над чучелами, но мы проводили их лишь взглядом.

Из-за уже полегшего берегового камыша были видны верхушки низкорослых кустов.Они тянулись узкой лентой до ближайшего низкорослого леса. Вот от туда, со стороны деревни Мусы и шла подвижка пролётной утки, видимо тронутой не погодой. Прижатые пеленой снега, стаи летели низко над землёй. И всё же иногда, часть уток рассыпались у чучел. Однако большинство совершенно не обращали внимания на чучела, на выстрелы, и взмыв над камышом противоположного берега, исчезали за снежной ,,стеной,, . Несколько раз, мы всё же успели прижать приклады к плечам. Закрыв стволами силуэты стремительно приближающихся уток. Стреляли дуплетами, но постоянно приходилось перезаряжать и добирать дополнительными выстрелами. Пролёт длился чуть более двух часов. Однако основные, а точнее многочисленные стаи северной утки, шли значительно правее нас.Точнее там, где незаметно глазу, низина поймы плавно поднялась к ближайшему колку леса с парой десятков опалённых у корневищ берёз и тонких седоватых осинок. Где ручей соединял озеро с уже высохшими полоями. Вот там, как оказалось позже успели захватить часть пролётной и Митрич с Володькой.

..Стаи летели широкой полосой, с различным интервалом по времени, примерно, через 10-20 минут и строго по направлению ветра с северо-запада на юго-восток. Иногда, казалось, что всё вокруг превратилось в какую-то круговерть: снега, воды, белого камыша, пожухлой низкорослой травы, летящих и падающих безжизненно уток, выстрелов и непременных громких комментарий каждого из нас.

Чуть за полдень, снежный заряд заметно поредел, но редкие снежинки ещё красиво кружили в воздухе. Казалось, что солнце надолго скрылось в тёмно-синих тучах. Однако оно вновь выглянуло, и с ещё неостывшим теплом лучей поздней осени, гладило заснеженный камыш, поблекшую траву и отражалось множеством бликов в каплях, зависших на голых ветках деревьев и кустарника.

Наконец, последний день ожидания пролётной-,,северной,, счастливо подошёл к своему пику- охотничьему застолью. И вот, мы уже вновь, как и в предыдущие дни закрытий охоты на пролётную, сидели за маленьким охотничьим столом. На самой середине стояла глубокая и почерневшая от времени эмалированная кастрюля. Из неё торчал черенок деревянной ложки, а над столом не видимо «плыл» дурманящий запах шурпы из настоящих ,,северных,,- упитанных уток. Мы неспешно обсуждали редкостную удачу, даже для повидавших на своём веку охотников. Вспоминали прошлые поездки. Рассуждали о политике и жизни обычного гражданина на нашей родной Сибирской земле; да и много ещё о чём, когда человек-охотник чувствует себя свободным и необременённым заботами повседневной жизни. И лишь, когда завёлся спор о качестве и эффективности стрельбы навскидку или с поводкой, Димка с самодовольной улыбкой на лице спросил у Константиныча:

-Вот скажи честно, как на духу. Эту пару чернышей, что под навесом, ты тоже стрельбой с поводкой взял или с «подходом» на драндулете.

-Любопытной Варваре на базаре нос оторвали,- цхя..буду. Так вот едем мы значится, ни кому не мешаем. А эти чёрные ,,вороны,,с красными бровями сидят на макушках берёз и не улетают. А как только поравнялись, то пара из них в люльку-то от страха и упала. Может быть и больше бы слетело, да снежок нас обратно завернул.

-Митрич,..ну всё теперь понятно. Почему по тому лисовину из засидки ты мазанул? Стрелял с поводкой, а надо было навскидку!

- Знамо дело.., я уж и забыл сказать-то в чём секрет. Он сделал несколько глотков круто запаренного чая. Чуть помолчал; и словно что-то вспомнив, продолжил:

-Я уже сказывал, кто не бывал на таковой охоте, то верному диагнозу не поставить. Знамо дело.., ночью-то, да ещё при луне; тень на снегу- темнее чем сам зверь. Вот и перепутал; долбанул по тени.

Необычность ответа, удовлетворила всех своей достоверностью.

-Значится так, цхя ..буду. Что за охота без промахов. Вот ныне, мы могли бы с Митричем настрелять «северяка» и по-боле пары десятков, да вам пропускали, - вмешался в диалог, чуть захмелевший Володька. -Давайте-ка молодёжь, споём на дорожку песню; мелодия моя. Однако стихи И. Бунина. Эх жаль, что гармошку не захватил.

..В вечерний ча..аа.с, тепло во мраке ле..саа,

И в тёплых во..оо.дах меркнет свет зари..ии.

Пади во мрак зелё.ёё..ного навеса..аа –

И, приютя..яя.сь, замри..ии.

А ранним у..уу..тром, белым и роси..ии..тым,

Взмахни крылом, среди листвы шурша..аа,

И раствори..ись, исчезни в небе чистом..мм,

...Вернись на родину..уу, душа..аа.

Последнюю строчку, незабытую со вчерашней встречи Кострюка, все проговорили дружно. На несколько секунд возникла бессловесная тишина. В воздухе маленького вагончика, крепко пахло испарениями от сохнущей одежды. И всё же терпкий аромат, ещё неостывшей шурпы, -главенствовал. Константиныч тяжеловато поднялся с лавки. Без причин закашлялся и наклонился к буржуйке. Достал тлеющий уголёк, прикурил; и с лёгкой грустью в голосе, давно курящего человека, пробормотал:

-Пора собираться. Успеть надо до темноты на дорогу выбраться,

Я внимательно посмотрел на моего старшего друга-охотника, как он вышел на улицу. И в этот момент, в скрипе дверного шарнира, мне отчётливо послышалась знакомая мелодия на уже известные слова -,,..Вернись на родину..уу, душа..аа,,.

Из цикла рассказов «Забереги».

голосов: 9
просмотров: 2036
ТРОФЕЙ, 21 октября 2014
6828, НОВОСИБИРСК

Комментарии (9)

4594
Новосибирск
21 октября 2014, 10:24
#
+0 0
Хорошо описал!
0
Новосибирск
21 октября 2014, 10:31
#
+0 0
Спасибо за продолжение, прочитал всё также на одном дыхании. С лисовином прекрасно закрутили сюжет даже и не предполагал про тень. Жду с нетерпением дальнейших зарисовок.5+
893
Москва-Барнаул
21 октября 2014, 18:26
#
+0 0
Опять достойное повествование!!!! +5
3671
Томск
21 октября 2014, 19:44
#
+0 0
Присоединяюсь к предыдущим комментариям! +
434
Деревенька у реки, Центральное Черноземье
22 октября 2014, 13:10
#
+0 0
Читал с удовольствием! Язык оставляет в памяти манящий след. Притягательно находить то здесь, то там штришки об основательности добрых отношений между людьми, столь удачно и накрепко отобранных одной необоримой страстью. Для ладного обитания в невыносимых для многих из асфальтного люда глухоманях это так важно! Оттого и жизнь средь стихий природы в рассказе - желанное время ликования редких чувствительностью родственных душ! Спасибо! +
2020
Томск
22 октября 2014, 14:19
#
+0 0
Хорошие у вас рассказы, душевные. Спасибо!
841
Новосибирск
23 октября 2014, 6:46
#
+0 0
Грущу вместе с ровесниками(в рассказе) об уходящем времени,охот впереди остается все меньше и меньше.+5.
3879
Томск
23 октября 2014, 10:06
#
+0 0
Хороший рассказ 5+
5093
Казахстан, Актобе
28 октября 2014, 10:06
#
+0 0
Душевно!

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх