Сука с грустными глазами Андрей Томилов

Сука с грустными глазами

Ветка ощенилась вовремя.

Года три назад, не знала ещё тогда, забрюхатела к осени. На охоту пора, а она вот. Расходился тогда хозяин не на шутку: поддал кирзачём. С тех пор два соска не работают, - отсохли напрочь.

Как вылечилась с того года, - щенится летом. Осенью с полным удовольствием в лес, на соболёвку.

Егор сидел на крылечке, под козырьком, - от солнышка. Курил.

- Слышь, Егор? – Это Валька, жена его законная. Уже два года, как законная, да до того четыре жили. Просто жили, без регистрации. А тут что-то нашло на неё, или подучил кто, пристала, как с ножом к горлу: пойдём, запишемся. Согласился.

- Слышь, Егор, Ветка-то, уже три дня кормит. Чё думаешь-то?

Валька подоткнула подол под трусы, высоко отклячила задницу и возила половой тряпкой по половицам.

- Не моё, конечно, дело, но ораву держать не буду.

- Точно, глянуть надо.

Он неспешно затушил окурок в консервной банке, приспособленной под пепельницу, поднялся, ещё раз глянул на Валькины голяги и направился к собачьей будке.

Ветка, заметив приближение хозяина, вся преобразилась: прижала уши, отвалилась на спину и распахнула своё богатство, широко откинув заднюю ногу. Протянутую руку она лизала подобострастно, не смея шевельнуть всем остальным телом.

Кутята, - мордастые, тугобрюхие, как на подбор, уродившиеся цветом в мать, беззаботно посапывали возле тёплого, розового живота матери. Пахло псиной и парным молоком. На одном соске повисла капля желтовато-белёсой тягучей жидкости. Егор поймал её на палец, понюхал и растёр другим пальцем.

- Добро тебя кормим. Вишь, какое молоко густое, гольные сливки.

Собака, сконфузившись, совсем приникла к тощей подстилке, медленно отвела глаза.

Егор пальцем погладил одного из щенков, другого легонько приподнял за заднюю ножку:

- Кобель. Вон, брылья-то распустил. Нажрался.

Щенков было шесть. Не много. Такая сука может выкормить всех, несмотря на то, что два соска не работают, - сухие.

Руки у Егора, что грабли. В одну ладонь уместилось три щенка, и в другую.

Он снова сел на крылечко, только что протёртое влажной тряпкой, у ног выпустил выводок. Ветка встала, натянула цепочку, следила за действиями хозяина. На другом конце двора, погромыхав цепью, вылез наружу Палкан. Тоже уставился на кутят.

- Вальша, слышь? Дай-ка табуретку.

- Чё это?

- Мужики говорят, если кутят на табурет посадить, то самый умный не упадёт. Вот его и надо оставлять.

Егор разместил щенков на сидении и стал наблюдать. Жена подбоченилась и тоже чего-то ждала. Маленькие слепыши тыкались друг в друга влажными носиками, чуть попискивали, кружились на ограниченном пространстве, но никто не падал. Вот они успокоились, будто даже обнялись, переплелись, и затихли.

- Ну, ты придумал. Вон, в бочку их, - который выплывет, того и оставлять.

Под стоком стояла бочка с дождевой водой, до краёв наполненная ночным гостем.

Это лето вообще удалось, - чуть не месяц стоит жара, а ночи частенько одаривают сельчан дождиками. В огородах всё так и прёт.

- Вот, жестокая ты, Валентина. Я даже удивляюсь на тебя.

- Ой! Я жестокая, гляньте на него.

- А как же, ты работник детского сада, где, можно сказать, тебе доверено воспитание нашего будущего. Воспитание поколений. А ты? Вспомни, как на днях, ты ухватила бедную куру и к чурке. Не каждый мужик так топором владеет: вжик, и нет головы. Бросила обезглавленную птицу, та ещё прыгала, пыталась взлететь, весь двор кровью залила, пока успокоилась. Жестокая.

- Если я за этим сопливым поколением полы мою, да горшки споласкиваю, так что, и курице башку не имею права оторвать? Она же, стерва, парить удумала. Яйца нести надо, а она парить. Я её тоже в бочке купала, потом полдня под тазиком сидела, - в тюрьме. А на завтра опять заквохтала. Вот и получила.

Повернулась, и ушла домой, даже дверью хлопнула. Обиделась.

Егор ещё долго сидел, тихонько поглаживал щенят. Что-то бормотал себе под нос:

- Голиков просил щенка от Ветки, и Лукса, уж не первый год ходит. А что с них за щенка возьмёшь? Так, по мелочам. А собака вырастет, - работать, как мать, станет. Нет. Природу надо беречь. Им только волю дай, - всё готовы переловить, тайга пустой останется. Сволочи!

Собаки, Ветка и Палкан, так и стояли с натянутыми цепками, напряжённо наблюдали за хозяином. Ветка чуть шевельнула опущенным хвостом, виновато улыбнулась, когда Егор поднялся и прошёл под сарай. Вернулся он с мешком.

- Нет. Ветка, она одна, на всю деревню. Щенка им, ещё чего.

Аккуратно сложил щенят в мешок, туда же хотел сунуть осколяпок кирпича, но тот был таким ровным, почти новым. Положил осколяпок обратно, под крыльцо. Завязал мешок шнурком, который вынул из кармана.

Закинул пискнувший мешок на плечо, вразвалочку зашагал по огороду, к заднему пряслу. Ветка рванула цепь, взвыла коротко. Палкан утробно заворчал, нервно заходил по вытоптанному кругу.

Сразу за огородом, в десяти шагах, шелестит по камешнику хрустальной чистоты ручей. Это он сейчас, летом, ручей, а весной о-го-го! До самого прясла добирается, превращается в речку. Если бы не те весенние разливы, Егор бы давно уж пригородил пустующий клочок земли. А так, - пустая работа.

Подошёл к воде, - ласково глянул кругом. Заметил недалеко, зацепившийся за куст ракиты клочок целлофана.

- Ну, сволочи! Ну, как тут спокойно жизнь прожить, - не берегут природу! Чисто вандалы!

Смачно хрюкнув носом, Егор харкнул почти на середину ручья, зашёл на мелководье. Под противоположным берегом, под нависшим таловым кустом ещё с весны, тем, сильным течением, была вымыта ямка. Течение там будто тормозилось, закручивалось в обратную сторону, кружило.

- Как же это было в том году? Вроде, вытряхивал. Или с мешком? Так мешков не напасешься.

Неловко размахнувшись, Егор бросил в сторону углубления мешок, который, не долетев до места, плюхнулся на отмель и запищал на разные голоса.

- Ну, суки, разорались…

Он торопливо шагнул дальше и, отпихнув сапогом, злополучный груз ближе к яме, наступил на него. В сапог затекла вода и Егор, почувствовав обжигающий холодок, отдёрнул ногу. Мешок всплыл и, издавая жалобные писки, стал кружить под кустом, увлекаемый течением.

Сквозь намокшую мешковину было отчётливо видно, как щенки барахтаются, лезут друг на друга, царапают материю своими едва проклюнувшимися коготками. Жалобный писк прерывался чиханьями, фырканьем.

Выбравшись на берег, Егор опасливо глянул по сторонам, - не видит ли кто, выдернул из прясла жердь, снова шагнул в ручей.

Писк прекратился. Из омута, по течению, потекли струйки мелких пузырьков. Их становилось всё меньше, меньше…

Отчаянно выла Ветка, да Палкан басисто бухал на всю округу, будто медведя прижал к выворотню. Звенели цепи.

Ещё придержал. Чуть убрал жердь, чтобы убедиться, что больше не всплывают. Всё было спокойно, если не считать воя во дворе. Стал жердью вылавливать мешок, - жалко бросать. Не получалось. Или зацепился там за корягу, или отнесло уже, - пропала вещь.

Приладив жердь на место, присел на травку, закурил. Вальша охаживала кобеля, проскальзывали и крепкие выражения.

- Вот, не культурная. А с детьми работает.

Дым приятно щекотал в носу. Хрустальной чистоты влага шуршала у ног. Ласковый летний жар разморил душу.

- Хорошо.… Жить хорошо….

А. Томилов 2010

голосов: 3
просмотров: 1310
рассказчик, 25 июня 2014
419, Курганская обл. планета Земля

Комментарии (6)

4594
Новосибирск
25 июня 2014, 16:24
#
+0 0
Как всё передали с точностью, да, жаль, но это жизнь!
159
Новосибирск
25 июня 2014, 22:14
#
+0 0
Эво как закрутил, сильно написано!
361
Томск
26 июня 2014, 3:58
#
+0 0
Название рассказа надо бы поменять. Либо в кавычки поставить. А то получается, что Томилов, сука! )))
сообщение отредактировано 26 июня 2014, 3:58
227
tomsk
6 июля 2014, 3:33
#
+0 0
у меня один раз в ноябре принесла, утопил в проруби, надо было промышлять. До конца декабря просидела возле проруби, тут и кормил. Душу рвало так хоть стреляйся. Сезон пошел прахом. С тех пор щенят приравнял к детям, кто видел как плачут собаки тот поймет. Через два года она мне жизнь спасла, во подумаешь следующий раз, как с собаке своей относится...
126
Иркутск
28 июля 2014, 15:51
#
+0 0
Одного всегда нужно одного оставлять, товарищи так всех утопил, а потом у суки мастит резвился и пропала собака .
382
Ставропольский край; с. Красногвардейское
20 августа 2014, 3:51
#
+0 0
Про суку с грустными глазами: стою я,как-то, на автовокзале... подходит автобус, двухэтажный. Люди вышли "покурить и оправиться". Парень у автобуса, нервно закуривает. К нему подошла "деваха". Диалог между ними: он - "Я люблю тебя, блядь"! Она: "И я тебя, на хуй"! (мне кажется, понятно всё, без лишних слов.))))))

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх