Нетрадиционная охота на лося со свояченицей. (продолжение)

Воспоминание. От женщин всегда, чего-нибудь, ожидать ожидать нужно. Когда наш «коллектив то ожидать нужно, даже самых непредсказуемых действий или поступков» сформировался, я на серьёзную охоту не надеялся. Поэтому и не очень-то удивился. Словно предчувствовал такой поворот событий. От районного центра до заброшенной деревни заречная около восьмидесяти километров. На почтовом «газике» одну четвёртую пути преодолели. Дальше пешком. Шли не спеша. До открытия охоты на боровую дичь – три дня. «куда торопиться?» – лексикон местных жителей, привыкших к неторопливой лесной жизни. У нас же: проходил период адаптации организмов к иному климату. Дома, перед отъездом, на пляже загорали. Здесь, по ночам заморозки и сырой туман. Период адаптации длится три-четыре дня. После привыкаешь, если живёшь не в избушке, а на открытом воздухе. Даже, промокнув за день до нитки – не простужаешься. Я адаптировался быстро; по вечерам у костра, принимал на грудь немного спирта. Девчонки несли с собой по бутылке шампанского. Хотели отметить свой приход в деревню заречная. Меня, разумеется, в «принятии на грудь», не поддерживали. К обеду третьего дня вышли к небольшому лесному озеру круглое. К вечеру могли быть в пункте назначения, но на спанге у берегов озера, очень много клюквы. Бруснику, по пути, девчонки пробовали. Клюкву нет. Предложил заночевать в этом месте. Испробовать клюквы. Тем более – завтра открытие охоты; пока дойдём до деревни, подстрелим боровую дичь; дармовая домашняя колбаса с копчёной грудинкой приелись. Подружки отправились по клюкву, я занялся обустройством лагеря, в ста пятидесяти метрах от озера; ночью на воду могут опуститься утки. Под утро нас разбудил шум, похожий на звук реактивного истребителя. «стая уток, – сказал я, – пикирует на воду». Послышались характерные всплески от приводнения. Рассвело. Пошли к озеру. На его середине находилась стайка уток. План охоты такой: подруга остаётся на месте. Мы обходим озеро незаметно, (для водоплавающих) лесом. Оставляю свояченицу в низине, по которой обычно уходят утки. Сам иду на противоположный берег и маскируюсь там. Вскоре, подруга начинает громко хлопать в ладоши. Птицы пугаются шума и потихоньку прибиваются к противоположному берегу. Подплывают ко мне на расстояние пятнадцати метров. Рассматриваю их, выискивая чирков и крякву. Тушки остальных могут иметь запах рыбы. Дальше «дело техники»: выскакиваю из укрытия; стреляю поднявшихся на крыло… стая беспорядочно мечется и, слышу дуплет свояченицы, потом ещё один. Накачал лодку и собрал трофеи. Восемь крякв. Три моих. Неплохо! Не подвела любительница стендовой стрельбы. Осенний пролёт не начался. Стаи уток не многочисленные. А что творится на этом озере в середине октября!.. Позавидует любой охотник, а «брак» – обрадуется. Хотя – «браки»… хорошо, что не додумались охотиться нетрадиционным способом… им – это не свойственно. Да и… не стреляют они влёт, только на воде. Малоэффективно. Злостных браконьеров в этих краях нет. Подростки с отцовскими ружьями по лесу «шастат». Сам таким был когда-то. По пути охотились. Опять родственнице везло: добыла двух тетеревов и глухаря. Нарочно её впереди идущей пустил, сам, замыкающим… рябчик на пикульку совсем не подлетал, только отзывался; ждать бесполезно. Я всё же парочку добыл. Согрешил, не влёт взял. Девчонкам на пробу… пожевать буржуйской еды. Вечером пришли в деревню. Она оказалась не заброшенной. В одной из изб проживал человек неопределённого возраста. Единственным его занятием было: сходить в лесопункт и набить рюкзак водкой и хлебом. Водку выпить всю и снова в лесопункт… к нам относился равнодушно, даже, казалось – не замечал. Поздороваешься с ним, бормочет что-то невнятное в ответ и рукой отмашку даёт, типа – не приставайте. Нас это устраивало. Друг другу не мешали. Той зимой, этот мрачный человек, напившись, сгорел вместе со своей избой. Жаль, конечно! Подыскали подходящую избу и вселились. Уже по тёмному, напилили дров из брёвен развалившегося сарая. Разожгли огонь в печи. Покидая жильё, хозяева оставили всю посуду и обстановку. Даже чёрно-белый телевизор накрытый тряпицей, стоял на тумбочке. Жаль, электричества не было. Приготовили на завтрак суп с лапшой и глухарём. Кисель из брусники и клюквы. Отметили прибытие. В избе потеплело, она стала «обживаться». Не казалась такой мрачной как первоначально. «потеплело» в организмах и у нас. У девчонок от шампанского у меня от спирта. Чистого, медицинского. Главврач тёщенька постаралась. И что, некоторые мужики, своих тёщ не любят, не понимаю!? С утра и последующий день «обиходились» в избе. Занавески на окнах постираны. Полы вымыты. Деревянный стол выскоблен добела битым стеклом. Половицы вытряхнуты от пыли и разложены на травке, чтоб дождичком промылись. Кое-какой недостающий скарб, в других избах отыскали. Нашли выцветший плюшевый ковёр с оленями. Повесили на стене у стола; выглядело уютней. Руководила генеральной уборкой подруга. Вечером устроили настоящее пиршество. Приготовили рябчиков, тетеревов, крякв. Всё это под разными соусами и приправами. И грибы присутствовали, я их ещё днём отыскал неподалёку, вместе с зарослями малины. Хотя и мало её, и переспелая, но всё ж полный котелок набрал. На следующее утро начались настоящие «охотничьи будни». Шастали по лесу, отыскивали боровую дичь. «самотопом», как принято у нас в степных районах. Обходили по периметру лесные поляны – по краю много брусники; кормёжка для боровой дичи. Глухарей и тетеревов поднимали часто. Свояченица всегда отличалась меткой стрельбой. Такая охота для местных нетрадиционная. Они не понимали, как можно без собаки добыть столько птицы. Егерь знакомый наведывался к нам «с проверкой» часто. Приносил хлеб и продукты из магазина, сладости в основном, девчонки заказывали. Так вот, для него было невдомёк, как мы смогли добыть двух зайцев без собаки. Полагал, что над ним подшучивают; искал собаку по всей деревне. Щука на блесну редко шла. «смыкали» её. Лодка одноместная, но меня и худенькую родственницу держала на плаву. Вода в речке прозрачная, дно просматривается. Глубина не большая. Я на вёслах, рыбачка моя, со «смычком» – крючок тройник с леской, привязанной к короткой палке. Плывём средь осоки медленно, не шумим. Щука затаивается в водорослях, поджидая добычу. Теряет осторожность. Замечаешь её, подводишь под брюшко тройник и «смыкаешь»; резко дёргаешь. Добывали таким способом три-четыре щуки на уху. На вальдшнепа, нетрадиционным способом, не охотились. Насыпка, ведущая к деревне, не заросла окончательно. У луж на дороге, крестики следов и вороночки от клювов встречались часто. Но сколько ни стояли на тяге – лёта не было. Известно, тяга на вальдшнепа коротка. Всего десять-пятнадцать сумеречных минут. Недоумевал: неужто, ночью прилетают кормиться!? Однажды послышалась какая-то возня в чаще. Посветил фонариком. Мелькнули розовые огоньки… ах вот оно что!.. Вальдшнеп пешком из леса к лужам выходит. Глаза у него в темноте светятся, как у зверей. Можно выстрелить по розовым огонькам, наверняка подобьёшь птицу, но… стыдоба получится, а не охота на вальдшнепа. Так вот и, отохотились две недели. Мы со свояченицей дичь да рыбу добываем, подруга за порядком в избе следит. Возвращаешься из леса – ужин готов, в избе тепло, уютно; не забот тебе, не хлопот. Вышел под вечер к поленнице, дровами запастись на ночь. Слышу рокот не понятный. Прислушался. Так и есть! Гости жалуют. Шум мотора зверя-вездехода эхом в лесу отдаётся. Видел я эту гусеничную машину во дворе охотничьего правления. Дров прихватил, вернулся в избу: «ну, что красавицы. Женихи к вам жалуют. Встречайте. Напросились», – а сам на подругу поглядываю. Улыбаюсь. Девчонки на крылечко выбежали. Насторожились, хотя, вроде бы усмехаются. «с чего ты взял? Это самолёт летит.» – «да это кто угодно может быть», - зарделась подруга. «ребята здесь серьёзные. Шуток не понимают. Принимают всё за чистую монету», – стараясь быть серьёзным и невозмутимым, ответил я. Ждали на крылечке минут двадцать. Замелькали огни фар меж дальними деревьями. Вскоре и зверь-вездеход пожаловал. Остановился у одной из изб. Из него вышли двое. Освещая путь фонариками, пошли в помещение. «давайте пригласим их, застеснялись они что-то. Наверняка, заночевать приехали», – я сошёл с крылечка. Оглянулся. Девчонки стояли неподвижно. Улыбались. «волошинца» мы узнали сразу, несмотря на глубокие сумерки. «не хотите идти, сам схожу, не гордый», – сказал им и пошёл. Пригласил «волошинцев». Оба молодые и бравые. Подогнали зверя-вездехода к нашей избе. Подруга застеснялась, в комнату ушла. Гворю свояченице: «стол накрывайте. Гостей потчевать будем». За столом выяснилось: приехали они нас пригласить на мероприятия, по случаю дня работников лесного хозяйства. Приглашали на охотничью базу. Там состоятся соревнования по стендовой стрельбе, ну и – гости с кавказа кстати окажутся. Я конечно же отказался. Мне не очень интересно с молодыми… стесняться станут. Девчонок я уговорил поехать – будет что вспомнить. Ещё, «волошинец» разрешил отстрелять лося по товарной лицензии. Как только добудем, я ноги в руки и в лесопункт. Сообщить по телефону. Он явится, и лицензию закроет. Теперь необходимо сделать не большое «лирическое отступление», чтобы понятным стало, почему со свояченицей намериваемся нетрадиционным способом добыть лося. В те далёкие времена, у меня развито было обоняние. Людей мог узнавать по запаху. Чувствовал приближение дождя – ветерок приносил аромат цветов и травы, омытых где-то далёкими струями влаги. На армейской службе, меня считали экстрасенсом и побаивались. С завязанными глазами мог определить любого из ста двадцати солдатиков в нашей роте, прохаживаясь у шеренги. На спор проделывали такой эксперимент. У лосей, в сентябре-октябре – гон; выкапывают небольшое углубление во мхе, «ароматизируют» это место специальной железой. Запах для человека не очень приятный но, я его чуял за триста-четыреста метров и больше. В зависимости от ветра. Лось, лежит в своей яме, ждёт, когда на стойкий запах придёт подруга или соперник. Подругу полюбит, с соперником подерётся. В это время, он теряет бдительность, подпускает очень близко. Хотя есть опасение – может напасть. Нужно быть осторожным. Кстати, во время охот, часто уверял родственницу, мол, пойдём в «эту сторону», встретим лося. Она улыбалась снисходительно, уверенная, что над ней подшучивают. Доносившегося «прельщающего любовного аромата» не чувствовала. Не посвящал её в свои сверх способности по улавливанию запахов. Женщин, обычно, это конфузит. Поутру, зверь-вездеход увёз девчонок. Осталось дождаться их и поохотиться с родственницей на лося. Охотоведы уверили меня, с гостьями всё будет пристойно. Обратно доставят в целости и сохранности. На третий день, к вечеру, погостившие подружки вернулись. Довольные. Я подготовился как следует. Устроили пир. Выяснилось. «волошинец» сделал подруге предложение. На следующей неделе приедет за нами. Отправимся в райцентр к его родителям. Получить благословение. На нашу малую родину поедем все вместе – получить благословение у родителей невесты. И – с мирком да за свадебку! Такой вот неожиданный «поворот», приобрела наша поездка на охоту. Договорились так же: на следующий день гости домой не уедут. Жених с невестой останутся «ворковать». Мы же: я, свояченица и друг охотоведа водитель, пойдём охотиться на лося. Пообещал – к обеду сохатого добудем. Парни переглянулись, недоумённо улыбаясь, но промолчали. Не захотели конфузить меня и вступать в прения. Поутру водитель заявил – без собак на охоту не пойдёт. Пустая трата времени. Пошёл охотиться со своими лайками в другую сторону. Не это, наверное, было главной причиной. Свояченица относилась к нему вежливо, уважительно, но с прохладцей. Шутя, корил её: «что ж ты так… поморочила бы голову, для порядка. Пусть поухаживает. Он потом, перед местными красавицами хвастать будет; как с кавказской девушкой любовь крутил». – «зачем дразнить! Все к нам очень хорошо относились. Комнату шикарную в охотничьем домике выделили. Вся в лосиных шкурах. Цветы в вазоне стояли. На соревнованиях отстрелялась на отлично. Приз не взяла. Там девочка участвовала, школьница. Второе место заняла. А я ведь, как-никак, подготовку имею. Уговорила судей ей присудить победу. Знаешь ведь – жених у меня есть. Лётчик. Говорит что любит». – «да какой он лётчик! Шбушник (штурман боевого управления), – продолжал шутить я, – век штурвала не увидит. Ладно, плохого «чувака» не выберешь, да и маманька крутая, абы за кого не отдаст. Это сеструха твоя, за меня – по любви выскочила! Не с кем не советовалась. Подруга, общеголяла тебя. Не успела заявиться в северную сторонку и такого парня отхватила. Жить будет на тихом кордоне. Без амброзии и аллергии…» – «да куда там – «отхватила»! Он сначала ко мне «клеился». Не получилось. Быстренько на подругу перекинулся», – смеясь, вторила свояченица. С шутками-прибаутками, отошли от деревни метров на триста. Я давно уже чувствовал запах «брачного ложа» лося. Сделал знак рукой. Притихли. Затаились. Как вести себя на охоте, обговорили заранее. Осторожно иду первым. Если подойдём к месту близко, на верный выстрел, к ясно видимой цели, опускаюсь на колено. Свояченица стреляет поверх меня. Целясь в позвоночник. Я стреляю вторым. К лосю подошли на тридцать шагов. Он лежал в своей ямке меж молоденьких ёлочек. Мордой и грудью к нам. Я обернулся к свояченице. Дотронулся ладонью к своей груди и указал на лося. Она понимающе кивнула головой. Опустился на колено. Наступила тишина и время замерло. Казалось, родственница целится неоправданно долго. Выстрелы прозвучали один за другим. Сохатый попытался подняться, но передние ноги его не слушались, сразу же подломились в суставах. Огромный великан завалился на бок. Тело дрожало как в лихорадке. Осторожно подошли к нему. «отвернись», – сказал свояченице. Выстрелом в голову, прекратил мучения. Лось оказался огромным. Было такое ощущение – если поставить его на ноги… под брюхом можно пройти не нагибаясь. Не прошло и сорока минут, как возвратились в деревню. «по сойкам стреляли?», – спросил охотовед. «добыли заказчику обещанное», – ещё по дороге, сговорившись, дуэтом ответили мы.!? P. S. Лосятины попробовали после того как мясо проверили в лаборатории. Привёз охотовед. Наведывался часто. Влюбился, видно, не на шутку. Он, таки, женился на подруге. Работали на дальнем востоке. Сейчас живут в петрозаводске. Свояченица живёт в москве. То, что лося добыли, на удивление охотоведа и водителя в трёхстах метрах от деревни – чистая правда. Николай сергеев апрель 2014.

голосов: 3
просмотров: 1589
Канойбэ, 24 апреля 2014
382, Ставропольский край; с. Красногвардейское

Комментарии (5)

609
Дивногорск
24 апреля 2014, 16:40
#
+0 0
(Продолжение) - это не значит ОКОНЧАНИЕ, придется как-то выкручиваться теперь :). Хороший рассказ!
4592
Новосибирск
24 апреля 2014, 17:04
#
+0 0
Дождались) 5+
4115
Станция Акчурла
24 апреля 2014, 22:41
#
+0 0
Здорово с обонянием. Про мужика с таким нюхом кино было не давно.
382
Ставропольский край; с. Красногвардейское
15 мая 2014, 2:27
#
+0 0
Я не курящий, поэтому такой острый "нюх". Но, не советую охотникам бросить курить - всех зверей с таким обонянием перестреляют.)))))))))))))))))))))))))))))) Курите, побольше водочки к куреву и женщин с собой прихватывайте и, старый Мазай не "разболтается" в сарае, в нашем болотистом низменном крае.)))))))))
6
Тайга.
29 мая 2014, 0:39
#
+0 0
Канойбэ, привет недоверчивым :) Николай, хорошо пишете однако. 5+

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх