Запомнившиеся лисы

Открытие утиной охоты, августовская прохладная ночь, ночевка в стогу, посиделки возле костра. И конечно, нескончаемые разговоры, подвыпивших  мужиков, я 16-тилетний пацан, слушал, открыв рот. Отец  у меня был, немногословным, в отличии от меня, в его возрасте. Мне все время представляется картина Перова  «Охотники на привале». Справа сижу я, слушаю, подавшись вперед, что бы не пропустить ни слова. Слева в роли рассказчика, отцовский друг, охотник бывалый, в основном правдивый. Как я сейчас понимаю – он если и где то привирал – то самую малость,  для связки повествования. Ну а в центре расслабившийся после выпитого  стопаря  батя, умудренный опытом. Все это он уже и так знает, но из уважения к рассказчику, кивает головой, соглашаясь.

Выслушав очередную байку, как на открытии охоты лисы собирают подранков, я слегка усомнился. Дело в том, что в этом месте, на утренней зорьке собиралось очень  много охотников. В полусухом кочкарнике, заросшим конским щавелем, еще какой то травой, стрелки, стояли бывало, если не плечо к плечу, то спина к спине довольно часто. За речкой находилась не проходимая болотина, где и гнездились утки. После первых выстрелов они поднимались на крыло, и если крякаши улетев куда- то, возвращались редко, то дурные чирки носились взад вперед без устали, провоцируя частый ружейный огонь. Конечно, и подранков, и чисто битых уток там оставалось много, среди кочек, в траве найти их было трудно. Что бы под такую канонаду, осторожный зверь, сунулся в скопление  людей, мне верилось с трудом.

Место, где мы с отцом встретили рассвет, несколько отличалось от того куда ушла основная масса охотников. Те же кочки, но по реже, та же трава была как то ниже. Уток тут пролетало в разы меньше, зато нам ни кто не мешал. Дело в том, что стрелять предстояло мне, молодому безбилетнику, а как известно, где сборище народа – там и надсмотрщики. Отец, в прошлом году уплативший за меня не маленький штраф, в этом, был настороже.

- Смотри – толкнул он меня.

Я увидел лисью мордочку, высунувшуюся из куста ивы, метрах в 5 от себя. Она, несомненно видела нас, сидящих между кочек. Я непроизвольно схватил ружье, увидев предостерегающий знак отца, успокоился. Лиса исчезла так же внезапно, как и появилась. Повинуясь порыву, бросившись за ней, я был сильно озадачен. Куст тальника почти вплотную омывался речкой, трех метровой ширины.  Лисица перемахнула ее без разбега и совершенно беззвучно, я этого не видел и не слышал, просто ей некуда больше было деться.

Я оказался посрамлен, в своем неверии, действительно, по крайней мере, одна лиса там бродила. В крепких местах, они могут себе это позволить. Через много лет ,на алтайском озере, в густом рогозе, часа через три после открытия стрельбы, в десяти метрах сзади себя, обнаружил свежую обглоданную утку. Кто ее сгрыз  -  можно только догадываться. Приходилось видеть лисиц собирающих объедки возле работающего экскаватора. Открываешь окно, машешь рукой, после этого вороны, сороки сразу улетают, а рыжие внимания не обращают.

Хотя был интересный случай. Днем я подстрелил пару крякух, ощипал их возле вагончика, где мы жили. Пойдя на работу в ночь, через час, зачем то вернулся. В наступающих сумерках, возле утиных перьев, я увидел лису. Увидев меня, она стремглав бросилась к ближайшим кустам, до которых было метров 50. Как она бежала  - это нужно было видеть. Выдерживая общее направление, хитрая бестия неслась прыжками  - влево, вправо. Можно сказать – качала маятник, уходя в сторону, от воображаемой оси движения, по метру при каждом прыжке. Я даже залюбовался, оценив маневр. Я не уверен, что смог бы в нее попасть, если бы у меня в руках было ружье, и желание стрелять. Угонного зверя стрелять просто – но не в подобном случае.

При желании можно вспомнить еще дюжину всяких интересных случаев, большинство из которых закончились удачным выстрелом. Самый не забываемый зверь, конечно первый.

В том, после армейском году, у меня многое было впервые. Первый охотничий билет, первое ружье.  Впервые добыл рябчика, потом зайца. Между рябчиком и зайцем женился, тоже в первый раз, думаю и в последний.

Снега  в последние дни навалило много, сырой и тяжелый, он налипал на лыжи, сильно затрудняя движение. В такую погоду, на охоту могли пойти только такие как мы с Валеркой, молодые, горячие, бестолково-неутомимые. Сойдя с автобуса, мы шли, сами не зная куда, пороша была мертвая, следов, даже малейших их признаков, не было. Впереди, в отдалении, через поле и дальше за согру, пролетели две сороки, громко стрекоча.  Покрутившись на месте они улетели. В то время мы не знали, что так зачастую, птицы указывают местоположение какого либо зверя. На то поле, мы вышли через пару часов случайно, как оказалось очень удачно, оказавшись (так уж получилось) против начинающегося ветерка.

Лисовин мышковал. Сделав несколько грациозных прыжков, скорее всего поймав мышь, он уходил под стог, вокруг которого образовался снежный намет. На этой лежке ни он нас не видел, ни мы его. Лежал лис не спокойно, выскакивал и опять крутил над снегом пируэты, отлавливая мышей. За это время, используя перерывы в мышковании, усиливающийся встречный ветер, мы с Валеркой расползлись и с разных сторон подбирались к стогу. Лыжи тащили за собой.

Лис долго не показывался – наступил момент Х, мы почти одновременно вскочили на лыжи и рванули к стогу, с двух сторон, углом в 90 градусов. Когда до лежки осталось 40 метров, лисовин выскочил из под стога, Валерка вскидывает ружье, но выстрелить  не успевает, у зверя отличная реакция, нырнув под наддув он выскакивает напротив меня. История повторяется – один в один, я не успеваю выстрелить. И тут мне пофартило – в третий раз сукин сын покинул убежище  вправо от меня, не закрывшись соломой. Валерка его не видел вообще. Я дважды выстрелил, из правого двойкой, из левого двумя нолями. Первый выстрел – ноль эмоций, после второго как то буксанул, и скрылся в налетевшей метели. Ни капли не приукрашиваю(привираю), видимости почти не стало. Пошел в ту сторону, и о чудо, не далее чем в ста метрах лежал мой трофей, бездыханный.

Дойдя до ближайшего леска сфоткались, в те времена я не ленился таскать с собой ФЭД, и на автобус.

Вскрытие показало, две дробины №2 попали в грудь, одна 00 пробила навылет заднюю правую ногу. Много потом полегло зверья под моей дробью, и  такие подробности я забывал почти сразу, а вот первого зайца и лису помню

голосов: 9
просмотров: 1206
СКИф, 16 февраля 2014
4123, Станция Акчурла

Комментарии (5)

4123
Станция Акчурла
16 февраля 2014, 17:34
434
Деревенька у реки, Центральное Черноземье
16 февраля 2014, 22:28
#
+0 0
Понравилось. +5
266
Алтайский край, п.Первомайский
16 февраля 2014, 23:29
#
+1 0
Понравилось, особенно женитьба между рябчиком и зайцем
4594
Новосибирск
17 февраля 2014, 9:56
#
+0 0
Хорошо!
5622
Ростовская область
13 сентября 2016, 11:41
#
+0 0
Всё как со мной было (ну кроме рябчиков). Спасибо!!! *

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх