День у дальнего кордона (продолжение).

Сделав полукруг в два десятка километров, они вернулись уже с последними лучами солнца. Степан устало снял с плеч походный мешок, уселся на днище обласка перевёрнутого ещё с вечера, закурил папиросу и смотрел на внезапно возникшую картину природы. Освещённый розовым закатом козырёк крыши зимника в пол-бревна, на фоне высоченных лиственниц, казался каким-то замысловатым узором расписанный цветными красками. Рядом, как бы подражая хозяину, слегка прищурив глаза, сидел Туман и также глядел на взгорок в сторону избушки. Он инстинктивно втягивал ноздрями воздух насыщенный вечерней влагой и лишь ему различимые запахи тайги поздней осени.

-Ну старик пошли, а то мои ноги темнота-то поймает скорёхонько ; это у тебя их четыре.

Уже через полчаса на столе сделанного из двух гладко обтёсанных бревёшек и покрытых старенькой клеёнкой, стояла алюминиевая чашка от которой поднимался ароматный парок перловой каши. А в чёрном, как смоль пяти литровом чугунке, утопленном узким дном в буржуйку, булькали четыре рябчика; их тушки, как живые, всплывали на поверхность кипящей воды, и мелькнув белыми грудинками вновь исчезали в тусклом свете ,,летучей мыши,,. Степан наспех проверил солёность бульона, слегка обжег губы, тихо выругался, но ощутил на себе взгляд собаки, и в сердцах проговорил:

-Да не жадничал я, -поверь мне. Скоро кашка твоя остынет, да и мясца чуть добавлю; мне твоё здоровье не менее важно, чем своё.

Лунный свет уже проник в крохотное оконце зимника, и как в многие десятки раз перед сном они вышли на улицу. Степан уселся на чурку под навесом, закурил, но успел заметить краем глаза, как Туман растворился в темноте подлеска, но через несколько минут вернулся и привычно положил краешек своего носа на ичиг хозяина. Для Степана такие минуты были особенно дороги. Он молча смотрел на тёмные верхушки могучих елей, на бесчисленные мерцающие звёзды, на ,,живую,, лунную дорожку в ночном зеркале речки; но мысленно ему хотелось оказаться в своём доме рядом с женой и дочками-двойняшками.

-Ну, что старичок, отбой. Завтра нам с тобой много дел. Надо пробежаться по забытому отцовскому путику. Да и на пару ,,плавающих,, болотин вдоль речки заглянуть,- тихо сказал Степан и погладил собаку по голове.

Одеяло тумана уже высоко поднялось над речкой, когда обласок уверенно скользил против течения речной глади воды. А через несколько минут он исчез под размашистыми кустами ивы , которые скрывали от постороннего взгляда узкий ручей вытекающий из маленьких таёжных озёр. Весной они наполнялись водой, но осенью их берега превращались в качающуюся дернину с чахлыми сосёнками, кустами багульника и высокими моховыми кочками усыпанные крупной красно-белобокой клюквой. Эти места Степан знал с детства и не только по наслышке,а когда бывал здесь со своим отцом также охотником-промысловиком. На кромке самого отдалённого озерка начинался смешанный лес, который постепенно переходил в настоящую сибирскую глухую тайгу. Через несколько десятков километров она постепенно ,,чахла,, и начинались Иксинские болота в которых сгинул ни один человек. Обласок ещё некоторое время курсировал по ручью, как челнок в ткатцком станке. Степан ловко обходил валежины, низко склонившиеся ветки кустов рябины, черёмухи и, наконец, упёрся в завал из деревьев с вывороченными корнями. Туман мгновенно, не дождавшись команды, как-то настороженно-беспокойно спрыгнул на моховую волну береговой поймы, и скрылся в мелколесье. От куда сразу послышался предостерегающий посвист бурундука, а следом оглушительное хлопанье крыльев. Степан мимолётно взглянул на ружьё, и в эту же секунду увидел, как буквально в 25 метрах на макушку невысокой сосны уселся глухарь. Протяжный звук выстрела дымным порохом прокатился длинным эхом по ручью и потеряв силу затих в толще мха.

..-Старик, -ты вроде уже и по возрасту старик, а всё не терпится пихать свой нос в пух. Кому сказал,.. оставь глухаришку в покое. Туман, стыдливо отвёл взгляд от хозяина, и как бы после секундного раздумья выпустил из пасти крыло матёрого бородача.

..Часть старой отцовской ,,тропы,, пролегала вдоль ручья. Однако там, где он делал огромную петлю, путик проходил по перешейкам между болотцами,и тогда ориентиром служили только зарубки на деревьях. Утопая в моховых кочках Степан прошёл уже около 300 метров ; иногда морщился от съеденной клюквы; вновь тщательно присматривался к низкорослым сосенкам, но известных только ему зарубок не видел.

-Тьфу, ты чёрт. Неужели сбился,- ведь четыре сезона после смерти отца здесь не ходил. И тут же подумал, что уже около 10-15 минут не видел и не слышал собаку. Он приложил к губам пару пальцев, несколько раз свистнул своим особым звуком.

Через несколько минут впереди замелькала пепельная спина ,,старика,,. Он подбежал, какой-то взъерошенный, преданно посмотрел в глаза Степана. Потом сразу ринулся вперед, как бы приглашая за собой хозяина. Через пару десятков метров вновь поднялся на моховую кочку, оглянулся и убедившись, что за ним идут, скрылся в подлеске у края болота.

-Чертовщина какая-то, что он там нашёл? ..Так-то лучше будет,-почти шепотом рассуждал Степан; и на ходу заменил дробовые патроны на пули.

На самом краю болота начинался смешанный лес ,,отгороженный,,от болота густой стеной из кустарника. И всё же за ним просматривался корень упавшей осины с приваленным к её стволу хворостом, травяным дёрном и лапником. С противоположной стороны у упавшего ствола дерева стоял Туман, со слегка вздыбленной шерстью на загривке и недовольным урчанием, но как бы пытался, что-то вытащить зубами. Степан с усилием отбросил часть валежника и увидел туловище ,примерно, годовалого лосёнка. Его спина была почти сложена пополам, с содранной кожей и следами мощных когтей, а задняя нога была с огромной опухолью у коленного сустава и видимо уже давно была ,,неживой,,.

-Да уж; немереная силушка у хозяина тайги. Ан, как сломал пополам,- с сожалением в голосе пробормотал Степан. Однако тут же, как бы представляя себе всю лесную трагедию, почти шёпотом добавил:

-...Может погибнуть лучше так, чем жить больному и мучиться. ... От судьбы не уйдёшь.

Он закурил папиросу и ещё некоторое время оставался в каком-то раздумье. Потом вдруг смачно плюнул на догоревшую папиросу, растёр её о подошву ичига. Дружески погладил Тумана по уже ровной шерсти загривка, и наклонившись к его холодному носу, прошептал:

-Мы вернемся сюда,,старик,, ...скоро- по снежку. Обязательно вернёмся!И посмотрим тогда,кто..кого.

голосов: 7
просмотров: 3102
ТРОФЕЙ, 22 октября 2012
6828, НОВОСИБИРСК

Комментарии (3)

4594
Новосибирск
22 октября 2012, 7:10
#
+0 0
С удовольствием прочитал продолжение,но будет ведь ещё?
1218
Новосибирск
30 октября 2012, 10:22
#
+0 0
ждемс продолжения...
382
Ставропольский край; с. Красногвардейское
15 ноября 2012, 19:54
#
+0 0
Трофей(ка), фотки и текст рассказов - мне нравятся :-)

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх