Немного поэзии

Смотрю в окно… На улице начинается весна… Первые по-настоящему солнечные дни, проталины на крышах соседних домов – всё говорит о скором тепле, которого все, после трескучих морозов ждут. Уже стал день больше, всё чаще звон капели за окошком. Конечно, до настоящей весны, весны с ручьями, заливными лугами, криками чибисов в лугах ещё больше месяца, но всё же. Вспоминаются все охоты, которые были у меня во все вёсны. Не так много было этих охот, но они незабываемы! На мой взгляд, весенняя охота несёт в себе огромный смысл, отличаясь от охоты в любое другое время года. Весной хочется просто раствориться всей душой и телом в журчащей ручьями природе, насладиться приторно сладким весенним воздухом. Не могу сказать Вам, что трофей в весенней охоте для меня на последнем месте. Не на последнем, но, всё же, не на первом. Многие «защитники природы» говорят, что убийство весной непрощаемо, ведь в это время года любовь, стремление к жизни, появление новых сил. Хочется представить Вам стихотворение, которое было мной обнаружено в повести Виктора Петровича Астафьева «Царь-рыба». Собственно, именно, для этого столь затяжное введение. Кто раньше не встречался с данным стихотворением – оцените пожалуйста. Писал, судя по всему, простой охотник – промысловик.

«В тот час, когда с землею небо говорит,

В глухую темнозорь. в остывшем мраке

Огромная, похожая на ночь, вдруг встрепенется птица

И, целясь клювом в дальнюю звезду,

Услышав звон ее, пронзенная ее сияньем,

Натянется струной, откликнется ответно,

И все вокруг тогда умолкнет и уймется,

Внимая песне, непонятной и тревожной.

В ней телеграфный перестук, щелчки, шипенье, скрипы.

А все, что непонятно, раздражает,

А все, что недоступно, манит...

А по раскисшему, кочкастому болоту

крадется зоркий человек

С ружьем в руке и со слепою страстью в сердце.

А птица все поет! И блекнут в небе звезды!

И падают за дальнее болото,

Ударившись ребром о твердь земную.

Собою высекают искру. И небеса,

от искры той зарею вспыхнув,

Зальют весь мир сияньем света,

И, хлынув с неба, половодье утра

Затопит землю птичьим звоном,

Движением воды, лесов и трав движеньем

И воскресением земли.

Нам кажется в тот час: весне быть вечно!

И вечно быть земле и небу,

И этой тайной песне птицы,

Раскрошенной звездой катающейся в горле,

Наполненной предчувствием любви.

О песнь любви -- ты всем понятна!

И в тех мирах, что нами не открыты,

Наступит срок, мы этой песней объясним себя.

Коль бесконечен мир,

Так бесконечна и любовь!

...А кровь стучит в висках, на уши давит,

И тяжелеет взгляд, и тяжелеют ноги,

Лишь совести легко от ослепленья,

Лишь совесть человечья не болит.

И он идет, и липнут пальцы к холодной тяжести ружья.

И шлепает, и пенится болото,

Всплывают пузыри из раненой земли,

И сердце разгорается от жажды крови.

Что птица? Песнь ее? И дикая любовь?

И, словно оправдавшись перед кем-то,

Перечеркнув далекую звезду зерном ружейной мушки,

Он жмет на спуск и ранит утро, землю, небо!

Рвет черным дымом алую зарю!

Но, дрогнув и качнувшись тяжело на ветке,

Певец не смолк.

Мир рухнул -- он поет!

И онемел охотник потрясенный --

Неужто и на самом деле любовь сильнее смерти?!

И вдруг, о радость!

Счастье!

Торжество!

Клубя перо и рвя себя о ветви,

Пошла в полет последний птица,

Пробитая насквозь картечью,

Пробитым сердцем песню довершив.

Перо, как ночь, обрызганная кровью.

И скорбен клюв, припачканный сосновою смолою,

В котором песнь остановилась навсегда.

Убить певца и песнь его убить -- пустое дело.

Вот гордости его убить никто и никогда не сможет!

Ну. что же ты, властитель, Бог иль попросту охотник,

Клади в мешок добычу, неси ее домой!

Там ждет тебя голодная семья.

А песня что? Ведь песню не едят!

...Рассвет идет.

Над лесом от хвои озеленилось небо,

И зажелтело спелою морошкой

И соком княженики налилось.

И птичий хор раскачивал леса,

И речки разбегались в звоне, в пене, в реве.

И сок дерев, и каждая хвоинка светились, ликовали, пели.

Мир захлестнуло морем света,

Весны и новой жизни торжества!

...Но птицы тень катилась в свете утра.

Не умирала песнь таинственного гостя

Неведомых ночных миров...

Далеких, недоступных человеку.

Когда-нибудь придет в тайгу землянин без ружья,

Попробует дослушать и понять все песни

И, может быть, узнает с горькой мукой,

Как неразумен был и часто дик он,

И бил не птиц, а мирных, безоружных к нам посланцев,

Старающихся песнею своей внушить любовь

И доброту ко всякому живому существу.

А на земле его свинцом! Огнем! Обманом!

Не думая о том, что там, в глуби небесных океанов,

В иных мирах, возьмут да нас, землян, вдруг глухарями

посчитают

И встретят выстрелами в грудь...»

голосов: 1
просмотров: 3655
ИгорьЛарионов, 30 мая 2012
60, Псковская область

Комментарии (3)

6849
НОВОСИБИРСК
3 июня 2012, 19:47
#
+0 0
..."рассказ"- раненого жизнью человека.
60
Псковская область
4 июня 2012, 21:16
#
+0 0
Это Вы имеете ввиду меня или автора сего стихотворения? Не все ведь наделены даром "писательства". Нужно делать скидки. На опыт, например, на возраст, на опыт.
60
Псковская область
4 июня 2012, 21:18
#
+0 0
Прошу прощения за повторение в комментарии.

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх