Лосиное царство

Юрий Лабутин

- Эка невидаль. Не такая уж редкость – лось в лесу. Да подальше от жилья.

- И часто его встречал? – парировал я приятеля.

Он не ожидал встречного вопроса и задумался.

- Следов-то видел много: и зимой, и во время грибных баталий, а зверя – все случаи помню … Так ведь он убегает!

- Ой, не всегда, - подумалось. И память перенесла меня в центральную часть Ожогинского дола, где лоси не только не убегали, но, бывало, не очень охотно уступали тропу. И почему собственно в лесу? Наверное, не меньше его на гарях, болотах, лесных и приозерных полянах. А лес, это чаще всего укрытие, куда он уходит отдыхать или прячется, особенно во время появления молодняка.

Весной того года лоси сразу привлекли внимание. Их было так много, что встречались чуть ли не каждый день и некоторых, что паслись поближе к нашему зимовью, мы узнавали или по окраске, или по форме рогов, а то и просто по размерам. По-разному они относились и к появлению человека: одни настороженно (да ну его, человека, лучше с ним не связываться), другие равнодушно или даже с любопытством (что же это такое, человек?). Но, пожалуй, ни разу не проявляли страха, столь характерного для лосей пуганых.

День выдался солнечный, с легким ветерком, характерным для ранней весны. Снег повсеместно осел, начал таять. Под вечер направился к дальней протоке и, минуя зверовую тропу, свернул напрямик, через перелесок и болотину, надеясь, что она еще не заполнилась снеговой водой. Болото и впрямь оказалось вполне проходимым. Среди осок и хвощей поблескивала вода, но ее было немного, лед оттаивал медленно. В конце старицы, где хвощи были погуще, кормился лось – небольшой, темный, с черными ногами и неотросшими, с ладонь, рогами в мягких чехлах. Но не это привлекло меня. Зверь казался каким-то неуклюжим: он опускался на передние колени, иногда одно, и с жадностью поедал хвощи, неестественно вытягивая шею, стараясь достать хвощи подальше. Временами он поднимался, чтобы через несколько шагов снова выедать вокруг себя надледную траву. Я подошел уже на полсотни метров и решил обойти лося, чтобы не спугнуть, но и он увидел меня, встал и отошел на несколько шагов в противоположную сторону. Пройдя небольшое расстояние я обернулся: лось опустился на передние колени и продолжал ужин.

Через пару дней заглянул на поляну. Воды стало больше, а на том же месте паслась молодая лосиха, как бы нехотя пощипывала хвощи. Рядом с ней что-то выискивала в воде пара гуменников, а еще через пятнадцать шагов дремали два тундровых лебедя. Я сел на кочку, чтобы привести в порядок записи. Ясно было, что птицы меня заметили. Они вытянули шеи и замерли в таком положении. Лосиха тоже внимательно смотрела в мою сторону. Первыми не выдержали лебеди. Они что-то гоготнули по-своему и полетели на протоку. Я начал подниматься и тогда молча взлетели гуси. Лосиха все также смотрела и, казалось, не испытывала чувства страха. Я неторопливо направился в ее сторону и только тогда она также спокойно подалась поближе к опушке тальников, как бы уступая тропу. Но особенно часто встречаться с лосем пришлось весной следующего года. Мы перебрались в пустующую избушку по другую сторону от невысокого перевала. Здесь было много озер и ерниковых марей. Кустарниковые березки перебирались и на склоны межозерных поднятий, где вместо лиственничного леса, после давнего пожара, остались на корню лишь обгоревшие сушины. Снег только что сошел и лоси еще кормились на марях побегами ерников – пищи было много. Тут же в ерниках они отдыхали. В первые дни я был ошеломлен количеством зверей. Они встречались ежедневно, одиночки и группы. Некоторые из них, чаще крупные, были все же осторожны и держали нейтральную дистанцию в 100-150 метров, не убегая, но и не допуская ближе. Другие, очевидно из любопытства, вначале шли на сближение и даже, если проходил стороной, некоторое время преследовали меня, как это делают лошади, привыкшие к человеку. Что касается лосей, пасущихся за пределами этой дистанции, то они чаще всего просто не замечали меня.

Вот и на этот раз: недалеко от избушки, в пределах видимости один от другого, пасутся три зверя. За мысом озера еще четыре, далее в 100 матрах еще один, через 200 метров – два. Тут же на взгорке отдыхает самка с лосенком. Детеныш прижался к матери, положил на нее голову. Под солнцем оба кажутся соломенно-золотистыми.

Непуганный лось чаще всего и отдыхает спокойно. Иду по знакомому маршруту через марь. Вначале увидел лосиху, кормившуюся метрах в шестидесяти, среди мелких сухостоев, через полсотни метров – еще три лося. Навстречу светит солнце. Иду мимо лосей, а они продолжают щипать ерник, только лосиха подошла к ним поближе. Вскоре заметил голову самца в ернике. Может подпустит? Приготовил фотоаппарат и продолжаю путь, соблюдая некоторую осторожность. Видно, как лось трясет головой, стряхивая комаров, поднимает и опускает уши. Метров с 25 он зашевелился, увидел меня, поднялся и смотрел в мою сторону, хотя я не останавливался. Он отошел немного вправо и вновь встал. С большими пантами, черной широкой бородой в горелом мелколесье казался особо большим и мощным.

Сходная картина повторилась через несколько дней. Мы с Фирсычем возвращались с дальнего озера. Подходили к островку леса, где раньше оставили часть вещей, чтобы не таскать с собой. Здесь мы не раз замечали мелких гусей – пискулек, которые, возможно, гнездились. Поэтому решили разойтись и попытаться обнаружить их гнезда. Шел, всматриваясь в ерник и неожиданным оказался крик Фирсыча. Я не разобрал, о чем он кричал, но увидел, что в разные стороны от него разбегаются три крупных самца лося. На одного из них Фирсыч чуть не наступил, увлекшись поиском гнезд и, естественно, был напуган, когда внезапно перед ним возникли три гиганта. Но и в этом случае они не убежали далеко – выжидательно остановились у кромки гари.

Конечно, такие концентрации лося возникают не везде, а лишь в благоприятных местах, как правило, удаленных от человеческих поселений и не очень богатых крупными хищниками – волком и медведем. Правда, медведь не такой уж специалист по добыче лося, но при случае может нападать, особенно в период бескормицы весной, когда покидает берлогу после зимнего сна и бродит в поисках пищи. Или в начале лета, пока не появились ягоды.

Как-то мы отдыхали на перепутье и стали свидетелями переполоха, который устроил медведь, появившийся на лесном озере под скалой. Сначала закричали чайки и крачки, потом захлопали по воде и затрубили лебеди. Было видно, как поднявшись над лесом они покидали озеро. Чайки еще кричали, а рядом с нами от озера по горельнику пробежали три, затем два лося. Последних, необычайно светлых, хорошо заметных по белым пятнам в области паха, потом мы не раз встречали в межозерье, в 5-7 километрах от этого водоема.

голосов: 9
просмотров: 4540
сахатый, 29 мая 2012
7578, Якутск

Комментарии (1)

674
Беларусь
1 октября 2012, 16:06
#
+0 0
Когда такое обилие животных и птиц это мечта просто... Обычно где человек есть не пуганых зверей и птиц нет. Но хорошо если есть хоть пуганые вообще:) Спасибо вам за рассказы!

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх