Счастливый заяц

Отрывок из книги "НА ТОМ БЕРЕГУ КОЛЫМЫ. ОХОТНИЧЬИ ПРИКЛЮЧЕНИЯ".

Размещено по просьбе автора (Владимир Неробеев)

-Как-то зимой мы ехали на Шелоху под Оймяконом - самую холодную точку планеты. Баранку крутил Сенька Рыжов- Рыжик. Я на заднем сидении. Впереди Мих.Мих. из вторчермета. В ногах у него сидел пятимесячный щенок.

-Пусть привыкает к охотничьей жизни, - сказал Мих.Мих., когда брал Верного с собой.

Зимняя ночь на Колыме длиннее самой Колымы. Ещё длиннее трасса, по которой мы едем. Зимой она похожа на жёлоб бобслея: гладкая, как яйцо, с метровыми бортами -сугробами. Наш “газик”, словно санки, катится монотонно, повизгивая карданом на ухабах. Одному быть в таком пути - китайская казнь. Как-никак десять часов езды. Но мы - шумная компания, травим анекдоты, байки...

-Приходит заяц в охотничий магазин, - рассказывает Мих. Мих., спрашивает продавца:

“-Патроны есть?

-Нет.

-А порох?

-Нет.

-Может хоть дробь есть?

-Нету, ничего нету.

-Чихал тогда я на ваших охотников. “

Не успели мы как следует похохотать, вдруг на дорогу, словно из анекдота, выскакивает заяц - беляк. Ослеплённый ярким светом фар, огребается во все лопатки впереди нашей машины.

-Во чешет, - замечает Рыжик, - как по нотам.

-”Когти рвёт” -уточняет Мих. Мих. А косой мчится по жёлобу, то бишь по дороге, во весь дух.

-Ослепили его, бедолагу, - вставляю я, - куда ему теперь деться?

-Его сейчас можно брать голыми руками, - говорит Рыжик.

-А давайте его поймаем, -предлагает Мих. Мих., -пусть мой Верный понюхает живого зайца.

Советуем Рыжику обогнать косого. Сенька жмёт на газушку, обходит его. Обогнав немного, тормозит. На дороге снег, местами наледь. “Газик” юзит, останавливается не сразу. Пока тормозим, пока собираемся выскочить из машины, заяц обходит нас слева и, не сбавляя хода, чешет по дороге.

-Надо было подальше проехать. Эх ты, мазила, - подтрунивает Мих.Мих. -На охоте мажешь и тут не слава Богу...Гони снова, да подальше проедь, подальше.

“Газик” недовольно взвизгивает, кособочась, набирает скорость. Догоняем беляка. По нему видим: прыть уже не та, начинает сдавать. Рыжик делает всё, как посоветовал Мих. Мих. Обходим косого намного дальше, чем в первый раз, тормозим. Дверки машины нараспашку. Мих.Мих. первым выскакивает на дорогу. За ним я и щенок.

Луна на чистом небе окружена золотым кольцом. Значит, мороз под шестьдесят. В подтверждение этому с высоты падают мелкие-мелкие снежные кристаллики.

Косой продолжает бежать в нашу сторону, приближается к нам. Бежит уже не так быстро. Мих. Мих. принимает вратарскую стойку: ноги расставил пошире, присел, руки на груди - приготовился к прыжку на живой “мяч”. Может и накрыл бы зайца, но в момент толчка его ноги скользят по льду, и он летит совершенно в другую сторону. Слышится удар унтов о борт - сугроб. Заяц, не столько увидел нас, сколько услышал удар унтов о ледяную корку, опешил и “включил” свои тормоза: всеми четырьмя лапами, как прямыми палками, упирается в поверхность дороги. Но лёд и для зайца лёд. Естественно, он юзит и тютелька в тутельку подкатывает к Верному. Тот ещё глуп, не соображает, что к чему, виляет приветливо хвостом, обнюхивает косого и лижет самую морду. Сказать, что после этого заяц дрожал, значит, ничего не сказать. Все силы отданы беготне и теперь всё тело его ходуном ходит.

Я стою в метре от животных. Рядом с дорогой в густом ельнике с ехидцей хихикнула сова, перелетая с одного дерева на другое: ”фи-фи-фи-фи.” Заяц, собрав последние силы, прыгнул ко мне в ноги, ища защиту от собачки. На свои он, очевидно, уже не надеялся.

Представьте теперь моё положение. Мих.Мих. мне кричит: ”Лови! Хватай!” А как хватать? Это же тебе не щенка взять на руки. Дикого живого зверя, даже и зайца, я в руках не держал. Взять его, как я беру кота своего и прижать к груди? Так ведь поцарапает. Я совершенно забыл, что у зайца для этого есть длинные уши. Они в полуметре от моих рук. Схвати я его за уши, он и не трепыхнётся. Но все мы крепки задним умом. Пока я раздумываю, что делать, косой, передохнув и привыкнув к свету, очухался и маханул через борт-сугроб, и поминай, как звали.

-Эх ты, Моцарт, - сместив в моём прозвище( я играю на гармошке) ударение на последний слог, Мих.Мих. намекнул, что я такой же негодный охотник, как и музыкант. В чём-то он был прав.

Книга "НА ТОМ БЕРЕГУ КОЛЫМЫ. ОХОТНИЧЬИ ПРИКЛЮЧЕНИЯ".

автор Владимир Неробеев

голосов: 5
просмотров: 4585
admin, 17 мая 2012
471, Новосибирск

Комментарии (2)

425
Новосибирск Обьгэс, Огурцово, Краснообск
20 мая 2012, 17:48
#
+0 0
Крепко прокалолись )))))))
757
Томск
21 мая 2012, 12:22
#
+0 0
Однако это действительно писатель "про заек" писал :)))

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх