Неприкосновенный запас.

Раннее утро поздней осени. В моей голове ещё пляшет просонье, но от бодрящего свежего воздуха насыщенного запахами разнотравья, багульника, и различных пахучих трав, сон окончательно покинул мой мозг и тело. Мой друг и напарник по охоте-Володька ещё тихо посапывал закутавшись с головой в спальник. Я же тихонько отодвинул на входе плёнку ,,загрубевшую,, от первого лёгкого морозца, и на четвереньках выполз из шалаша. С озера, окружённого высоким камышом, плавунами и редким пойменным лесом тянуло прохладой и сыростью. Озёрная вода в котелке была подёрнута тончайшей плёнкой льда, a её родниковая свежесть окончательно привела меня в бодрое состояние охотника, освежив лицо лишь одной дырявой пригоршней.

Спустя четверть часа, на камыше,в ветках низкорослых берёзок уже плясали тени от пламени костра и придавали всему окружающему пространству таинственность. На перекладине из толстой ветки тальника висел котелок с водой, которая только-только начала пузыриться по всему периметру окружности. Горящий костёр, всегда производит какое-то особенное впечатление- уют, мечтательность, чувство отдыха. Я сидел у костра в гордом одиночестве и отрешенно, с полной расслабленностью смотрел на раскалённые угольки, которые как живые меняли свой цвет. Ведь, когда вот так просто сидишь у охотничьего огонька, вся человеческая жизнь кажется проще. Лишь становится обидно за тех людей, которые робщют на охотников-вот мол истребляют животный мир и не думают о будущем... .

Языки пламени прожорливо и быстро ,,съели,, сухие ветки, но жар от угольков уже уверенно взялся за полусгнившее берёзовое бревёшко. Вода в котелке сразу заключила, последний раз обдала холодный воздух паром, и сразу утихла с оседающей на дно чайной заваркой. Наконец, их шалаша послышался полусонный голос давно курящего человека,

- Тимофей, ну, как там. С озера что-нибудь слыхать?

-Да,темновато ещё выплывать. Но пока чайку попьём, выберемся, само-то будет.

В эту же минуту, невидимо над головой, прошелестели крыльями утки. Но Володька, видимо, этого не услышал и прокашлявшись продолжил рассуждать.

-Ты знаешь, наше место на пролёте. Ещё мой тесть, когда-то говаривал, что в этих местах они

стояли на ,,лавдах,, и стреляли так, что стволы приходилось остужать в воде. И после затяжки крепкого самокрута, добавил:

-Озеро большое, кто-то как и мы наверняка ждёт пролётной, да и урманская ещё не слетела.

Я промолчал и решил не признаваться о услышанном мной пролёте уток; пока он не вылезет и не выпьет кружку чая с бутербродом. Вскоре из узкого проёма шалаша, покрытого снаружи камышом, показалась голова с шапкой ушанкой из под которой торчали седые волосы. И, как бы мне вопреки, вновь очень низко ,,прозвенели,, гоглишки и рассыпались на озере, где-то за камышом. Володька на четвереньках подполз к костру, и усевшись на бревёшко сказал:-А ты говорил не слышал; уши-то промой. Собираемся, нутром чую, сегодня должны свежeчька чуток пострелять!

Место охоты было нам хорошо известно. Здесь бывали и на открытие, и в межсезонье, и на пролётную, как и в этот раз. Однако,,поймать,, северяка в первые числа октября удавалось очень редко. Рассвет уже придал четкие очертания камышу, и мы в сцепке двух лодок -, моего конверта и Володькиной- старенькой одноместной резинки, быстро вышли к ,,лавдам,,. На чистой воде, между нашими скрадками, мирно покачивались около трёх десятков чучел, а чуть поодаль, мелкая водяная рябь играла поплавками нашей короткой сетёшки.

-Ну, ..отдай швартовый,-нетерпеливо скомандовал Володька.

-Да сиди, ты сиди. Буксирую до места, а то ещё твоя старушка, неровен час, испустит дух.

-Что правда, то правда. Однако с моей пенсии не разбежаться на новую, а ,,бэушная,, и такая, как моя сойдёт.

Медленно и тягуче пришёл рассвет, и как бы сомневаясь в своей правидности ,,притащил,, с собой тяжёлые тучи. Северо-западный ветерок усилился и , наконец, в воздухе начали кружиться первые влажные снежинки. Они постепенно ускоряли свой наклонный полёт, падали на камыш, осоку и ситник. Мягко,беззвучно опускались на прозрачную озёрную воду, и тут же бесследно тонули в её глубине, которая казалась мне бездонной.

Время подошло к десяти, но всё же несколько удачных выстрелов по налетевшей стайке свиязи, вселяли надежду на наши ожидания. Вдруг, мои ,,заблудшие,, мысли оборвал окрик Володьки.

-Хватит дремать. Присмотрись вон туда, где опоры лэп. Кажись ,,табунки,, уток низко над водой надлетели, и сразу за дальним мысом камыша скрылись. Может быть ещё будут,.. у тебя глаза молодые.

Я некоторое время всматривался в ещё более уплотнившуюся пелену снега, но так ничего не обнаружив, вновь уселся на сиденье из пенопласта и крикнул: - Тебе что-то показалось, ну прямо желаемое за действительное выдаёшь.

-Это тебе может казаться, а мне моё нутро подсказало, что ,,лёд тронулся,,... Да, -Тимофей, не в службу, а в дружбу. Привези твои спички,у меня остался только неприкосновенный запас, а ты всё равно не куришь. Думал перетерплю без папиросы, но уже невмоготу глаза опухли.

Через пару минут, я вытолкнул лодку с ситника ,,лавды,, и преодолевая встречный ветер несущий снежные хлопья, двигался к скрадку моего друга. Вдруг за моей спиной раздался дуплет. Я вздрогнул, оглянулся и увидел, как уже над камышом удалялась плотная стайка уток, и тут же услышал хриплый, но радостный голос,

-Цхя....блин. Какого хрена ели-ели вёслами шевелишь. Вон там подбери мой ,,дуплет,, и быстренько греби сюда.

Два увесистых белощёких, опустив свои короткие с горбинкой клювы, распластались на дне моей лодки, а чуть позже уже Володька разглядывал свои трофеи и сладостно затягивался папиросным дымком. Вскоре, я вернулся на свой некогда плавающий островок, в надежде также отличиться, и всматривался в уже редеющую пелену снега. За что был вознаграждён несколькими удачными выстрелами.

Ветер утих. Казалось, что вместе с собой он унёс к горизонту остатки снежной пелены, так как сразу из-за облаков выглянуло ,,холодное,, солнце. Я подумал,- для первого утра хорошо, и тут же начал выталкивать лодку из скрадка, чтобы подобрать уток да и проверить сеть. Однако вновь раздался дуплет. Матёрый белощёкий гоголь, как ,,тряпка,, упал на ситник, буквально в пяти метрах от моего друга.

- Учись, пока я жив! Хорошо, что этот северный ,,биток,, не попал прямо в мою ,,резинку,,. Наверняка бы клювом пробил дно. Цхя...блин,- весело протараторил Володька.

Наконец, всё собрано. Несколько жёлтеньких и почти неподвижных карасишек, для ушицы, лежали на дне моей лодки.А на плаще красовались белезной щёк и оранжевым цветом лапок пролётные -гоглишки. Володька уже протолкнул свою резинку к месту падения последней добычи на зорьке, и встал одной ногой на осоку, которая невидимо соединялась с редким камышом. Но в тот момент, когда потянулся рукой за уткой, из под ноги ушло ,,дно,, и он мгновенно провалился в ,,бездну,, между береговым камышом и лавдой. Но не успел ещё прокричать,- как я уже мощными гребками вёсел шёл к месту ,,купания,, моего друга. Лишь слышалось,его какое-то странное и неразборчивое человеческое ругательство и барахтанье в озёрной жиже.Спустя несколько минут, он уже опирался коленом на пенопластовую седушку, брошенную на осоку, а затем с моей помощью перевалился в резиновую лодку... .

Наш обратный путь, по времени, был значительно короче утреннего. И вот мы уже у шалаша. Первым делом помог ,,моржу,, стянуть сапоги. Быстро собрали для него резерв полного комплекта одежды, что было у нас двоих. Лишь по ходу переодевания ,,купальщик,, принял внутрь для сугрева, из резервной сто пятидесяти граммовой фляжки. Уже готовы к растопке сухие сучки, и береста. Однако спичек ни в рюкзаке, ни в карманах нет. И с ещё не до конца осознанной горечью, я виновато пробормотал,

-Володя, нам без костра конец. Спичек больше нет. Он, как-то подозрительно, с усмешкой на лице посмотрел на меня и, как бы давно ожидая этого вопроса, многозначительно произнёс,

-Эх, горе охотники. Вон там, в моей мокрой одежде, во внутреннем кармане НЗ- возьми.

С рубашки, которая висела на тычке, ещё капала вода. Я расстегнул пуговицу на самошитом внутреннем кармане и достал пакетик из непромокаемой плёнки, который со всех сторон был тщательно ,,заклеен,,тёплым утюгом.

Через полчаса в воздух поднимался едва заметный парок от сохнущей одежды, а в маленьком алюминиевом котелке уже булькало варево. Мы оба молча сидели у костра, но мне казалось, что Володька о чём-то думал. Наконец, он легонько стукнул себя по лбу, и весело проговорил,

-Тимофей, а ведь я вспомнил, что о ,,лавдах,, мой тесть рассказывал. Самые опасные места- это те, где плавающие островки из ситника и осоки граничат с камышом. И как это я, маху дал. Теперь уж точно не забуду.

Он вновь замолчал и повернулся лицом к костру. Снял утеплённые кирзовые сапоги и подставил свои босые подошвы ног к огню. Его глубокие морщины у кромок рта, говорили о многих испытанных лишениях, а почти квадратный подбородок о твёрдом характере и незаурядном уме. Я же украдкой посматривал на него, и думал:- Хорошо, когда рядом на охоте есть такой учитель и друг. Ведь он в трудную минуту и сам, как НЗ.

голосов: 7
просмотров: 4627
ТРОФЕЙ, 28 апреля 2012
6830, НОВОСИБИРСК

Комментарии (3)

305
НСО
28 апреля 2012, 6:16
#
+0 0
Как всегда отлично написанно.
106
Новосибирск
28 апреля 2012, 12:34
#
+0 0
Хорошо и полезно. +5
3671
Томск
26 мая 2012, 19:13
#
+0 0
хорошо написано!

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх