Быль про Старого Лиса.

Сколько довлось мне побродить с ружьем по тайге, по марям и озерам, но ни разу не доводилось встретиться с “огонером” – медведем. Бывало, во время осенней охоты на уток, на утренней росе натыкался на следы только что прошедшего мелведя, но он не подавал никаких признаков пребывания рядом. Говорят, если медведь притаится, можно на него наступить и не заметить. Как то раз поехал охотиться в Усть Майский район, на урочище Акра. Напарник мой Алексей имел на руках договор с госпромхозом на добычу пушнины. Я приехал с Якутска с лицензиями на двух сохатых, Алексею в госпромхозе дали котловые на лося и оленей, также он приобрел билет на медведя. Только вот с собакой было худо – занемог Аргыс от неведомой болезни и у него отказали задние ноги. Пришлось собаку оставить. Авось поправится. Продукты и вещи Алексей заранее завез по реке. Рано утром сели в попутный лесовоз и высадились у развилки. Закинув на плечи поняги, налегке за день добрались до охотничьей избушки. Вечером, после обильного ужина, присели у камелька покурить перед сном. Алексей рассказывает про дела минувших дней: “До революции в этих местах кочевали озяны, тугачары, лалагиры, килары и гондиканы. Они перешли под власть царя только в 1822 году, когда начались изыскательные работы по строительству Аянского тракта. Раньше территории Майского ведомства простирались до Охотского моря, но с установлением советской власти и образованием в 1922 году Якутской Автономной Советской Социалистической Республики обширная часть территории Майского ведомства восточнее Юдомской поймы отошло к Хабаровскому краю. В 30-х годах начинается развиваться золотодобыча . Мой отец одно время работал грузчиком в Охотском перевозе. Бригадиром у них был некто Шумилов – щупленький мужичонка неимоверной силы. Он мог сутками подряд, без отдыха таскать мешки с мукой, в неистовстве схватить груженые сани и играючи перекинуть в сторону. Но, если, он чуял спиртное и начало картежной игры, в него словно вселялся бес и Шумилов уходил в разгул. Это его и сгубило. Попался однажды он в шулерстве, мужики решили его проучить, набросились на него кучей. В драке Шумилов свернул голову уркагану Татарину и пришлось ему удариться в бега. Потом началась война, вокруг беглого Шумилова собралась банда и стали они грабить золотые прииски. Однажды они напали на прииск Огонек, чтобы перехватить сданное в золотоскупку золото. Но на их беду, как раз в это время там находилась женщина-следователь из райцентра. Она каким то образом узнала про готовящееся нападение, сообщила в райцентр и мобилизовала мужиков. Из райцентра прибыли автоматчики. Началась погоня. Мой отец тоже участвовал в поимке Шумилова. Загоняли Шумилова месяц, так, чтоб он вышел к Юдоме. Прежде всего, застрелили всех лошадей, чтоб не мог с собой тащить продовольствие. Большую часть людей тоже убили. Догнали его под Итыгой, в заимке. Обложили со всех сторон. Шумилов сутки отстреливался. Хотели взять живым. Шумилов меткими выстрелами убил двух солдат, ранил несколько человек. Решено было ранить его и израненного поймать. Но толстые стены заимки надежно защищали бандита. И тут на звуки стрельбы из тайги вышел охотник из русских. Узнав, кого обложили, он говорит командиру автоматчиков : «Давай я его убью, а то ты своих мальчишек тут положишь, жаль, война кончилась». Командир подумал и согласился. "А как ты его убьешь, если он даже носа не высовывает?”- спрашивает чекист. "А вы делайте вид, что уходите. Шумите, галдите, он заинтересуется, вот тут я его и подловлю”. Так и сделали. Шумилов, чтобы удостовериться, что чекисты уходят, осторожно выглянул в окошко. Охотник одним выстрелом из самодельного ружья пробил голову Шумилова. Это правда. Рассказ моего отца подтверждал и наш сосед – пан Китлинский, заместитель директора прииска”. Огонь в камельке потухал и на мерцающем свете угольков мне мерещились облитые кровью золотые слитки...

Однажды, придя вечером с охоты, мы обнаружили лежащую у входа в избушку рыжую собаку. Так прибился к нам Старый Лис, как прозвали мы пса. У него была неправильно сросшаяся передняя лапа, поэтому он ковылял на трех ногах. Какими ветрами он оказался в этих краях – это неразгаданная загадка. Северные люди на вид строгие, но душою отзывчивые. Алексей пожалел пса, не прогнал и со временем прикипел к Старому Лису, холил его всячески. Вскоре к нам присоединились Андрей и Савва. Они – как и я, отпускники. Андрей работает в милиции, а Савва – редактор газеты. Несколько дней мы походили поблизости, приучая тела к дальним переходам. И вот настал день, когда было решено идти в горы, поохотиться на диких оленей. Я, человек долины, привык охотиться на зверей с подхода, при помощи лайек. А здесь совсем другое – дело решает хороший бинокль. Перво-наперво нужно взобраться на высокую скалу и обозреть окрестности, может где то рядом пасутся олени? Собак в горы не берут, хлопотное это дело, гнаться за ними – если даже остановят зверя, идти на их лай бесполезно, эхо от скал скрывает направление, где они стоят. Я иду вслед за Саввой. Он уроженец этих мест и сызмальства привык забираться на горы. А я, непривычный житель таежного аласа (поляны), сопрел и тяжело дышал. Наконец то забрались на высокую гору. Только сел передохнуть, отдышаться, чую, кто то толкает меня в спину. Обернулся – Старый Лис сидит высунув язык и смотрит на меня преданными глазами. Делать нечего, нашел в кармане бечевку и привязал собаку за шею. Савва поднялся на вершину горы, улегся на камни и смотрит в бинокль. Через некоторое время Савва подзывает меня. Поднимаюсь: - Ну, что там?

- Смотри – протягивает бинокль и указывает, в какую сторону смотреть. Вижу, в 200 метрах пониже от нас стоит огромный черный медведь и, задрав морду кверху, принюхивается, видать учуял нас.

- Что будем делать? – целясь карабином СКС, спрашивает Савва. Я полностью полагаюсь на него. Знаю, что он отличный стрелок и добыл с десяток медведей.

- Стреляй. Уж очень ловко он стоит, - Савва стреляет. Медведь , вздрогнув от попадания пули, вместо того, чтобы убежать под гору, бросается в нашу сторону. Не думал, что такой неуклюжий на ид зверь так стремительно может двигаться. Не успели моргнуть, как он уже в метрах 50-ти от нас. Я, как загипнотизированный, не мог отвести глаз от заворожающего бега медведя – колыхание его тела напоминало волны ржи. Савва стреляет несколько раз, но бег медведя не остановить: - Приготовься, сейчас он подойдет! – сдавленным голосом предупреждает Савва. Пока я вытаскиваю из кармана патрону с пулей, Старый Лис обрывает бечеву и кидается к медведю. Медведь в мнгновение ока отскакивает в сторону и они скрываются в зарослях стланика. Савва, отщелкнув фиксатор, стваит штык СКСЧ в боевое положение, вставляет новую обойму и берет карабин низготовку. Я вставляю патроны с пулей в стволы ружья, вынимаю из ножен якутский нож и зажимаю его зубами. Шум драки уходит от нас и затихает. Мы переглядывемся и без слов поняв друг друга, бросаемся по увалу горы к месту, где кончаются заросли стланика. В ста метрах от нас выскакивает медведь и убегает за хребет горы. За ним выскакивает рыжий огонь – это Старый Лис. Он стремительно бежит в гору, но потом замедляет ход. В это время мы стреляем в медведя, но промахиваемся. Медведь вновь исчезает в зарослях стланика. У меня кончаются патроны с пулей и я возвращаюсь к месту, где оставил понягу. Когда возвращаюсь, Савва молча показвает на поляну, где, вздыбив гривы и оскалившись друг на друга, рыча, стоят лоб в лоб собака и медведь: - На, стреляй, - протягивает карабин. Тщательно прицеливаюсь, ловлю на мушку лопатку медведя и стреляю. Медведь как подкошенный падает в стланике. Осторожно приближаемся к месту, где упал медведь. Видим, медведь лежит обняв правой лапой пень от лиственницы. Рядом лежит Старый Лис и лижет заднюю ногу с нправильно сросшейся лапой.

- Медвдедь – зверь хитрый. Может притворяться, так что стой наготове, - предупреждает Савва и подняв камень, кидает в голову медведя. Медвдедь не двигается. Убедившись, что он точно мертвый, подходим к туше.

- Смотри, как постарался Старый Лис, - Савва указывает на кишку, торчащую из ануса медведя, - видать опытный медвежатник. Собаки-медвежатники во время драки с медведем стараются ухватиться за прямую ишку и вытянуть его.

Принялись разделывать медведя. Мне все ново и я старательно следую указаниям Саввы. Сало у медведя в три пальца толщиной, розовато-желтого цвета, видать от кедровых орешков этот цвет. Взяли с собой шкуру и немного мяса, остальное припрятали в зарослях. Подошли к зимовью поздно ночью. Алексей с Андреем, обеспокоенные нашим отсуствием, не спали. Старый Лис кое как доковылял до своей будки, залез туда и захрапел без задних ног, в прямом смысле слова.

Утром собрались за мясом. Старый Лис и носа не высунул из конуры. До полудня перетаскали мясо и вечером устроили пиршество. Все обглоданные кости Алексей собрал потом и завернув в тряпку, подвесил на лиственницу. Долго мы лакомились медвежатиной, даже домой гостинцы увезли. Перепало и счтарому Лису – не будь собаки с нами, неизвестно еще, мог ли я рассказать вам эту историю.

голосов: 18
просмотров: 4488
сахатый, 25 апреля 2012
7578, Якутск

Комментарии (2)

106
Новосибирск
25 апреля 2012, 10:29
#
+0 0
А еще по Алдану и Мае между племенами Тугочарары и Килары жили Горбыканы а между якутами и племенем Лалагиры жили народ Бута это именно то племя, что кочевало между Алданом и Амгой.
И Шумилов, не выдуманный персонаж. Был такой точно, потому, что мой отец летом 1945 года был среди тех кого привлекали к поимке этого бандита.
61
грязи
25 апреля 2012, 23:23
#
+0 0
Сепан, ты молодцом,хорошие рассказы пишешь!!!5+

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх