Утиный супчик

Виталий Миронов.

Техник-геолог Володя Щелаковский и студент-практикант собирались в двухдневный маршрут. В отрогах хребта Кулар, где работала Яно-Омолойская геолого-поисковая партия, стояло засушливое лето 1979 года, поэтому в маршрут, кроме продуктов и посуды, брался минимум вещей – один карабин на двоих и брезентовые чехлы от спальных мешков для ночевки. Путь предстоял неблизкий - только подход к исходной точке геохимического маршрута составлял 15 километров, потом еще дальше километров на десять сам профиль маршрута. Так что обратно с полными рюкзаками образцов, геохимических и штуфных проб придется топать ой-ой-ой сколько. Это по карте получается каких-то 25 км, а тут как-никак горы, перевалы, ручьи и мари. С преодолением всех этих преград набегает все 40 километров только в один конец.

Небольшого роста и коротконогий практикант с завистью и с некоторой тревогой по поводу себя и предстоящего похода смотрел, как собирается в дорогу его опытный напарник. Вид Володи Щелаковского действительно внушал уважение: высокий рост, крупные габариты, борода и сломанная переносица, большая надбровная дуга и низкий лоб, сапоги сорок пятого размера, волосатая грудь и отличный аппетит. «Такой и два рюкзака камней утащит, еще и меня в придачу», - думал студент.

Геохимический профиль оказался весьма интересным, было отобрано множество геологических проб, лямки рюкзаков уже трещали от тяжести, когда на горизонте появился пасущийся в одиночестве дикий северный олень. Тушенка уже порядком надоела, а тут появилась возможность разнообразить меню полевиков, для таких случаев геологам выдавались лицензии на отстрел копытных для котлового питания. Поглядывая на вожделенное живое мясо, маршрутчики решили, что Володя будет заканчивать работу, а маленький и юркий студент подползет и постарается застрелить оленя. Вокруг была голая местность, ни тебе кустика, ни деревца, и ползти придется с добрый километр. К тому же экспедиционные карабины стреляли куда угодно, но только не в цель. Пуля в стволе свободно болталась и если попадала куда-нибудь, то плашмя.

То ли олень попался слепой, глухой и потерявший нюх, что подпустил стрелка метров на сорок, то ли студент проявил чудеса маскировки и подкрадывания к дичи, а карабин удачно выплюнул пулю, но трофей был взят. Хоть и небольшой, но олень. Пока подходил Щелаковский, студент успел снять шкуру, выпустить внутренности и теперь стоял в глубокой задумчивости, как все это тащить до лагеря - и тушу оленя, и полные рюкзаки образцов. Тут радостный Володя заявил, что он один понесет целого олешку, пусть только студент приторочит его сверху рюкзака с пробами. Не снимая рюкзака, он присел на корточки, и студент кое-как перекантовал оленью тушу на могучий загривок Щелаковского. Тот с кряком встал и медленно пошел по направлению к лагерю. Студент восхищенно посмотрел ему вслед, взвалил свой рюкзак и последовал за Володей.

Через двадцать метров Щелаковский ударился в воспоминания. Оказалось, что он служил в воздушно-десантных войсках и что имеет семьдесят пять прыжков с

парашютом, а парашюты иногда не раскрываются, и что при одном из прыжков он сломал себе позвоночник, и теперь боевая рана дала о себе знать - спина не держит…

Срочно сбросили поклажу и стали думать, как быть дальше. Получилось, что маршрутчики остановились около старого полигона взрывных работ. Здесь валялись несколько палок и дощечек от ящиков со взрывчаткой. Из них на скорую руку были сооружены носилки, куда перевалили оленью тушу, вскрикнули, как штангисты, рванули и понесли.

Через двадцать метров Щелаковский сообщил, что в тех же самых воздушно-десантных войсках их заставляли разбивать кулаками кирпичи для отработки ударов по возможному противнику и поэтому у него все суставы рук попереломаны и не держат ручек носилок…

Наверное, их заставляли разбивать кирпичи не только кулаками, но и головой, вон ведь у Щелаковского нос сплюснутый и надбровная дуга сильно развита, да и заикается

немного, думал студент, расчленяя тушу оленя на части. Откуда ему было знать, что Володя прослужил писарем в штабе, а нос сломал по пьянке.

Равномерно распределив поклажу и обливаясь потом под тяжелым грузом, маршрутчики медленно, но верно приближались к лагерю. Проходя мимо небольшого озерка, увидели в нем плавающую утку. Чирок не думал улетать, крякал и спокойно кормился на мелкой воде.

- Стреляй! - сдавленно выдохнул Щелаковский.

- Зачем, ведь несем же много мяса, - ответил удивленный практикант, - пусть плавает.

- Утиный супчик! - мечтательно прошептал Володя, закатил глаза и сглотнул слюну, - Ну стреляй же! - приказал он.

Исполняя распоряжение старшего машрутной группы, студент завалил птицу.

- Зачем зря убивать, когда и так есть что кушать, - бурчал он, прилаживая добычу к рюкзаку.

Весь оставшийся путь Щелаковский разглагольствовал о вкусной и здоровой пище, о полезности мяса птицы для его ослабленного организма.

Еле передвигая ноги, вконец уставшие ребята наконец дошли до лагеря. Щелаковский первым делом ощипал и опалил добытого в споре чирка, выпотрошил, запалил костер и поставил вариться в котелке. И только потом пошел умываться и приводить себя в порядок. Практикант, все еще бурча и сожалея по поводу невинно загубленной птицы, вскрыл пласт мха, выкопал в оголившейся линзе вечной мерзлоты яму подходящих размеров и уложил туда принесенное мясо как в естественный природный холодильник, прикрыл мхом и тоже пошел умываться-переодеваться.

Тем временем бурлящий котелок с варевом разносил по лагерю аромат свежесваренной дичи, из палатки доносилось пение техника-геолога, готовящегося хорошо покушать. Студент, уже помывшийся и переодевшийся, сидел у костра в ожидании Щелаковского. Вдруг он вытащил из котелка сваренную утку, подождал, когда она немного остынет и быстро съел ее, потом тихонько отошел к принесенным геологическим образцам около палатки и, стараясь создать побольше шума, стал перекладывать их с места на место, задавая маститому технику-геологу вопросы по происхождению и составу того или иного каменного материала.

Щелаковский, все еще напевая и отвечая на вопросы студента-практиканта, вышел из палатки в прекрасном расположении духа. По такому торжественному случаю он надел светлую рубашку и расчесал бороду, на макушке красовалась белая матерчатая кепка.

- Пошли кушать, - приказал он напарнику и направился к столу.

Володя снял с кострища котелок, плотоядно крякнул, потер ладони друг об друга и принялся шуровать ложкой по содержимому котелка. Ложкой водил он довольно долго, на широком лице отпечаталось недоумение, в голове ворочались какие-то мысли. Не выудив из котелка пернатую дичь, техник-геолог удивленно воскликнул, заикаясь: «А где утка? - и уставился на практиканта, - она же в котелке была?»

- Не знаю, наверное, улетела, однако, - с невинным видом предположил студент.

- Дак она же мертвая была и ощипанная, я же ее еще и выпотрошил, как она может улететь? - еще больше удивился Щелаковский и еще раз для достоверности побулькал в котелке.

- Ну, значит, разварилась, ведь ты же УТИНЫЙ СУПЧИК хотел, вот и ешь его, наваристый и полезный для здоровья, - сказал будущий геолог и принялся готовить еду из оленины.

голосов: 10
просмотров: 3693
сахатый, 23 апреля 2012
7582, Якутск

Комментарии (2)

951
Иркутская обл.
27 апреля 2012, 21:11
#
+0 0
Браво! Из студента получится настоящий охотник! Не фиг жадничать!
700
Беларусь
22 августа 2012, 18:43
#
+0 0
Ну да-студент молодец. Рассказ интересный.

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх