Проклятие "верхового"

Я делаю пару шагов и оказываюсь на перекрестке по улице Ленина, на пересечении с Заводским переулком. Вокруг ярко горят уличные фонари, окна домов - четырехэтажек светятся оранжевым теплым светом. Снуют автомобили, идет маршрутный автобус, подсвечивая габаритными огнями. Гуляют люди - многие с детскими колясками. Безветренная погода при небольшом морозе располагает к общению, внушает радость и оптимизм. На душе становится уютно и тепло, наконец-то приходит успокоение. Все было так здорово, что я стоял и улыбался. Было тихо, никакие звуки не доносились, но это не мешало мне наслаждаться увиденным. Я знаю - мне нужно домой, мне очень нужно домой! И, повернув в сторону своей улицы, я шагаю в пустоту...

* * *

Было это в 1990 г. В пятницу мой друг и напарник по промысловой охоте Лёха с утра на автобусе уехал в соседний город попроведовать родственников (да на день рождения, я – то точно знаю!), клятвенно пообещав вернуться к вечеру. Конечно, он не приехал, позвонив, и заплетающимся языком поведав, что его не отпускают. Сказать, что я был не в духе – значит, ничего не сказать. Ведь завтра нужно было ехать проверять капканы, которыми мы ловили "мелочёвку" - хоря, норку, колонка, горностая. Путик состоял из двух частей, причем одна половина путика была вдоль лесной речушки, а вторая уходила перпендикулярно к первой в сторону. Для того, чтобы проверить весь путик в один день, нужно было два человека. Одному явно было не успеть, и я злился - предстояла ночевка либо в лесу, либо в пионерском лагере, что тоже далековато от капканов. Несмотря на это, я стал собираться, кляня Лёху, как только можно.

Утро субботы принесло еще один неприятный сюрприз - на уличном термометре было +1. Было пасмурно, дул сильный ветер, снег был влажным - какие тут лыжи! Ни о какой поездке не могло быть и речи! Кое-как прождав до обеда, стал носить воду в баню. Растопив печь и закурив, хмуро, но тайной надеждой посматриваю на небо - ну должно же к ночи подморозить! По закону подлости - не подмораживало…. Так на нервах прошла суббота, и я лег спать без всякой надежды на ночной мороз.

В воскресенье я встал в пять утра, и первым делом поспешил на улицу - градусник показывал -1, снег слегка хрустел, но не держал, на что мне было глубоко наплевать - непроверенные капканы требовали активных действий. Быстро позавтракав и, взяв тяжелый рюкзак с приманкой и запасными капканами, иду на автостанцию, предусмотрительно обув унты, а не валенки - вдруг опять плюс. Рюкзак оттягивает плечи - незаметно набрался вес - к капканам и приманке добавились еще ружье, патронташ, запасные носки и портянки, еда. На мне - костюм ХБ, теплый свитер, ватник, белый маскхалат, состоящий из шаровар и куртки с капюшоном. В карманах НЗ - спички, мотки проволоки, веревочек, на поясе охотничий нож… много еще чего. Через два часа я был в деревне Славянке, и, не теряя времени, направляюсь к пионерскому лагерю за озером, у сторожа которого я оставлял свои лыжи. Что примечательно, в этой деревне всегда дуют ветра, и снег на дороге и рядом всегда уплотненный. Лыжи тут были не нужны, что мне было очень удобно - лишний раз их не таскать туда - сюда. Расстояние до лагеря километра три - четыре, но я преодолеваю его за час. Правда, при сильном, порывистом ветре. Особенно он свирепствует на гладком льду озера, сбивая меня с ног. Я спешу, стараясь успеть пройти максимальное количество шалашиков с капканами. Проверка - это не только осмотр, но и замена приманки, и расчистка входа в шалашик, и поправка крыши...надо торопиться. В пионерском лагере никого не было, но такое бывало часто - сторож на лошади мог уехать по делам. Беру лыжи в не запирающемся гараже, иду к путику. Через час подхожу к первому капкану - пусто. Добавляю приманку, и - вперед! Последующие шесть капканов тоже были пусты, я добавляю в них приманку, облегчая рюкзак. Тут мне показалось, что на щеку упала мокрая капля. Так и есть - мелкие дождевые капли стали падать на землю, щелкать по кустарнику. Тембр ветра меняется - добавляется шуршание дождя. Я упрямо наклоняю голову и прибавляю ходу. Правда, усилий прикладываю все больше и больше - снег стал налипать на лыжи. Проходит часа три. Проверил примерно процентов сорок капканов, попались два хоря. Дождь сменяется мокрым, ну очень мокрым снегом, лыжи уже не катят, и становятся обузой. Решаю оставить их и идти пешком, благо я обут в унты, а не в валенки. Втыкаю лыжи в снег крест - накрест, вешаю рюкзак на перекрестье лыж. Вот теперь я стал легче - может быть дело пойдет быстрее. Беру с собой минимум приманки и шагаю по уже промокшему снегу. Снег сверху усиливается, одежда уже мокрая, но я временно защищен от ветра густым осинником, по просеке которого я иду.

Прошел метров 150, стал переходить на левую стороны просеки...Опа!!...! Стук веток, шуршание, из разлапистого ивового куста вылетает беляк и стремительно уходит влево, за спину. Судорожно сдергиваю ружье, ..да быстрее, быстрее!! Вскидываю, пытаюсь прицелиться, но мешает мокрый снег. Мушка ружья наконец-то касается бока косого..Выстрел! Как ни в чём ни бывало, беляк ныряет под спасительные ветки мелкого осинника и, как мне кажется, ехидно улыбаясь, скрывается из виду. Переламываю вертикалку, эжектор выбрасывает пустую гильзу. Мгновенно перезаряжаю и, по многолетней привычке, решаю проследить косого, хотя бы метров 100. Иду по следу, он петляет по осиннику. Метров через тридцать прыжки становятся короче, строчка следов петляет сильнее. Заяц пытается бежать по старому лосиному следу, запрыгивая в каждый отпечаток. Идти здесь несравненно тяжелее, снег глубже. Ноги поднимаю "выше ушей", унты намокают и хлябают на ногах. Стало жарко, но я упрямо преследую зайца, тем более он петляет по осиннику совсем уж мелкими прыжками. На следу появляется кровь. Беляк рассеивает микроскопические брызги крови вместе с дыханием, видно, прострелены легкие. "Мы в ответе за тех, кого ранили!" Еще сто метров тяжелого хода по глубокому снегу, а вот и заяц! Лежит на боку, карий глаз смотрит в никуда....Поднимаю его и тащу к рюкзаку, растрачивая силы по глубокому снегу. Метров 150 прошел заяц, солидно. Уже уставший, кладу его в рюкзак, и снова вешаю рюкзак на лыжи. На обратном пути все заберу. Ну на фига я его стрелял! Лучше бы промахнулся! Еще столько дел, а больше полдня уже прошло! Мне еще далеко идти, километра три по снегу глубиной почти в колено. Да и дождь с мокрым снегом сделали свое дело - одежда и унты мокрые насквозь. Ни минуты не отдыхая, иду дальше.

Неожиданно раздается крик черного лесного ворона = Кру! Кру! Кру! = Вот, зараза! Напугал! Не люблю я ни серых ворон, ни черных воронов. Вроде и не суеверный я, но это в городе на диване можно снисходительно относиться к этой умной, но неприятной птице и к разным приметам. А тут - ветер воет, снег лепит, вода снизу и сверху, силы наполовину израсходованы. Поверишь тут .. Ох, не к добру крик ворона, да еще в такую погоду! Откуда его Леший вынес? Сидел бы в ветвях пихты - и теплее, и вода не мочит. Раньше старые охотники в тайге не говорили "ворон", а суеверно называли его "верховой», змею - "худая", белку - "вертлявая"...

Ну, вот, и осинник кончился. Тут сильный пронизывающий ветер...бррр..сразу становится значительно холоднее. Спешу - как тут не спешить, мышцы ног уже устали поднимать полупудовые унты, а идти еще порядочно. Проверяю три капкана - пусто, приманку уже не кладу - бросаю в шалашики. Осталось часа три до автобуса, а я еще не дошел до конца. Да обратно до автобуса еще километров девять - десять. Становится темнее - заряд мощного липкого снега обрушивается на меня, закрывая все вокруг. Беснуются такие снежные вихри, что диву даюсь. Надо быстрее, намного быстрее, иначе не успеть - скоро наступят сумерки! Наваливается дикая усталость, ноги переставляю еле - еле.

Наконец, показываются последние скалы, у меня там четыре капкана на хоря и в соснах семь капканов на белку. Хорошо, что все они стоят недалеко друг от друга. Направляюсь к первому большому камню, под ним капкан. Он уже занесен и пуст.. И во втором капкане ничего нет. Плетусь к редкому сосняку. Белки, видимо, не бегали – пустые капканы на жердочках красноречиво говорят об этом. Добавляю приманку и осматриваюсь. Кругом плохо видно из - за снега, только сосны грозно и жутко шумят. Мне становится не по себе, быстрее отсюда! Иду к двум последним капканам. Из-под камня вылетает беляк и бежит в гору. Руки автоматически сдергивают ружье, мушка пляшет на ветру .. Выстрел! ... Выстрел! Косой тормозит, но, медленно ковыляя, скрывается за бугром. Ну, на хрена мне это шило!!! Неужели дома есть нечего - полный двор скотины и птицы! Зачем я стрелял - "автоматизм", будь он неладен! Явно беляк ранен, надо добирать. Перезаряжаю ружье и медленно иду в гору, подгоняемый уже ураганным ветром,.. а вот и след. Как и предполагал, с кровью. Гляжу сквозь снежную пелену - где он? Ружье у плеча, ну где он??? Неожиданно, метрах в сорока, вижу медленно бегущего справа налево зайца ... мушку под ноги..Выстрел! За снежной мутью увидел только кувырок беляка. Блин!!! Еще и этот! До зайца надо еще добраться, лощинка полна рыхлого снега по пояс, местами по грудь. Ползу как маленький бульдозер, кое-как добираюсь до цели. Не знаю, как самому вернуться, а тут еще добыча! Уже с безразличием поднимаю беляка, за задние ноги привязываю тонкую прочную проволоку и своим следом буксирую его по снегу. Выхожу к последним капканам, проверяю, добавляю приманки. Надо перевести дух, минуты три хотя, теперь - только назад, это конец путика. Медленно бреду в сторону пионерского лагеря. Тут снова раздается крик "верхового" = Кру! ..Кру!,,Кру!..= Машинально смотрю в сторону крика - "верховой" бесформенным комком, по немыслимой траектории удалятся в сторону пихт. = Да будь ты неладен! Как будто проклятие насылает, вот откуда ты взялся? = Как бы в отместку из-под ветра опять доносится = Кру!. Кру! Кру!..= Вот гад! Ведь больше не встретил ни одной птицы.

Как-то за всеми этими делами я не заметил, что снег из мокрого стал ледяным, мелкие ледышки секут лицо. Температура стала минусовой, одежда замерзает и хрустит, идти стало тяжелее - снег на дороге еще не подморозило, и его стало больше. Уставшие ноги плохо гнутся из-за замерзшей одежды. Черепашьим шагом иду к лыжам, а ведь до них километра три, по такой дороге и с такой усталостью - это верных два часа. Глянул на часы - резерва времени у меня нет, про автобус надо забыть, дойти бы до лагеря...Чего же так орет "верховой"? Не тот ли это, чью супругу застрелил Леха месяца полтора назад? Сдалась она ему! Тогда еще удивлялся, что ворон потом на каждой охоте его преследует своим круканьем.. = Знаешь, мне кажется он меня проклинает = утверждал Лёха. Я еще тогда покрутил пальцем у виска..Ну точно - "тот"!

Иду на ветер, лицо стегают толи льдинки, толи крупа. Опять приходится поднимать вертикально ноги из глубокого снега, мышцы совсем не слушаются. Заяц на проволочке легко скользит по снегу, но его тормозят всякие неровности почвы и крупная трава. Шаг, еще шаг...еще..уже начал их считать. Холодно, тело остыло под ледяным панцирем, всего трясет, лицо дерет как наждаком…иди, Сережа, иди, стоять нельзя, сидеть нельзя! Остается немного до лыж, совсем немного ..опять "верховой" = Кру!..Кру!..Кру!"...Волосы встали дыбом на голове! Неужели это тот же?? Ну, точно поверишь и в снежного человека! Или мне уже кажется? ...А вот и лыжи! Поднимаю обледеневший рюкзак – ох, тяжело! Килограммов десять будет, наверное. Только заяц в шкуре около пяти. Промерзшие лыжи тоже беру на плечо, сзади "прицеп" в виде второго беляка. Кажется, что несу чугунную плиту...

Дело осложняется тем, что температура понижается с каждым часом. Верхний слой одежды закостенел окончательно и издает клацанье как железные доспехи. Но не в этом заключается неприятность. Самое неприятное, что ногу приходится поднимать вертикально, с усилием, а одежда не дает гнуться ногам в коленях. На лыжах идти тоже нельзя, они сырыми замерзли и не скользят. Теперь уже улиточными переходами направляюсь к лагерю. Хоть бы дойти, ну хоть бы доползти эти четыре километра, похожие на бесконечность. Или вечность…. Меня трясет так, что, кажется, вылетят зубы. Тоскливым взглядом осматриваю окрестности - уже густые сумерки. Хорошо, что хоть снег белый - от него немного видно дорогу. По времени автобус уже ушел.. Ветер жжёт левую половину лица, но она еще не отморожена - выручает капюшон. Шаг,...еще шаг,...еще... ноги не слушаются, меня начинает водить из стороны в сторону..еще шаг,.. следующий ... Так, .. поравнялся с капканом, который стоит на слиянии двух ручьев, условно называю его "тандем" - у него два входа и часто здесь попадается по два зверька. И еще в прошлом сезоне в этом шалашике я поймал рысь. Еще шаг, ... стиснув зубы, с усилием поднимаю ступни. В голове путаются мысли, но знаю одно - НАДО ДОЙТИ!!! У меня трое маленьких детей, как они будут без меня! Дойду, доползу! .. еще шаг! Выхожу на простор, где ветер свирепствует со страшной силой и забивает дыхание. Гудят ивовые кусты, гудят пихты и сосны в отдалении на горах, скрипят стволы редких осин, задевая соседние сучья, … шаг, ... шаг, … следующий … иду по синусоиде, меня уже не водит, меня уже штормит! Начинает сводить судорогой ноги. Кое-как дохожу до капкана "голова" - на приманку там положена голова от мертвой собаки - подобрал задавленную на дороге. В начале сезона любая приманка годится. Затем проще - звери из семейств куньих - каннибалы, ободранную тушку кладешь и все. Осталось с километр, но что-то не видно огней в лагере..шаг, еще один, еще... Пить!.. очень хочется пить, от съеденного снега только холод внутри!...Ветер рвет со свистом, даже страшно - останется ли кто живой на таком ветре? Кое-как уже на последнем усилии воли дохожу до места, которое называю "свинья". Здесь в прошлом году прежний сторож бросил павшую свинью, ее каждую ночь ели лисы, но когда я поставил капканы, то не поймал ни одной. Силы на исходе, их просто НЕТ. Прохожу еще немного, начинаются кусты. Тут за кустами ветер тише, но и снег глубже. Оступаюсь левой ногой в глубокий сугроб, медленно ее вытаскиваю - свело судорогой. Надо дать ей немного отдохнуть, но для этого нужно выйти в сторону на голое место, и ВСЕГО - то - сделать пару шагов! ...

…Я делаю пару шагов и оказываюсь на перекрестке по улице Ленина, на пересечении с Заводским переулком. Вокруг ярко горят уличные фонари, окна домов - четырехэтажек светятся оранжевым теплым светом. Снуют автомобили, идет маршрутный автобус, подсвечивая габаритными огнями. Гуляют люди - многие с детскими колясками. Безветренная погода при небольшом морозе располагает к общению, внушает радость и оптимизм. На душе становится уютно и тепло, наконец-то приходит успокоение. Все было так здорово, что я стоял и улыбался. Было тихо, никакие звуки не доносились, но это не мешало мне наслаждаться увиденным. Я знаю - мне нужно домой, мне очень нужно домой! И, повернув в сторону своей улицы, я шагаю в пустоту...

... Ветер бросает мне в лицо пригоршню ледышек, и я открываю глаза...Все те же ветер и снег, и нет никакого города. Вспомнился "верховой" - не зря он орал, ну точно – проклинал! … Надо сделать шаг, еще один, ну ты же можешь, Сережа, ты же сильный, осталось метров триста...сделай шаг! Ну вот, молодец! И еще один..еще!... Свет фонаря в лагере не вижу - заслоняет сопка, и мешает снежная кутерьма ...Последняя сотня метров была как на палубе в сильный шторм - земля вставала дыбом у меня пред глазами, или уходила вбок.. Пить,… я очень хочу пить,… не могу без воды - слишком много я ее сегодня потерял..ну хоть капельку! Делаю шаги сантиметров по десять, если никого нет - зайду в баню, там есть дрова. Останется только чиркнуть термитную спичку из НЗ - и я спасен! Рюкзак, ружье, лыжи и замерзшая одежда висят на мне непомерным грузом, и гнут к земле. Голова у меня скоро будет на уровне пояса, не упасть бы - глупо погибнуть в десяти шагах от лагеря. Всё..силы закончились.. останавливаюсь, мне не сделать больше ни шага....Поднимаю глаза - свет горит, у крыльца стоит запряженная лошадь, рядом сторож Вовка. Он, немного напугавшись меня, дрожащим голосом спрашивает = Серега, это ты?? = Я...Володь, я … сил нет, не поднимусь на крылечко...= Щас, Серёга, щас = испуганно зачастил Вовка. (Видимо, он испугался не меня, а моего вида). Я делаю слабую попытку взойти на крыльцо - и с грохотом Железного Дровосека сваливаюсь вниз. = Да подожди ты! Давай помогу! А ты знаешь - мы только приехали, нас три дня не было, - ездили хоронить отца в другой район = Говорит Вовка, помогая мне забраться на высокое крыльцо. Потом он раздевает меня, с трудом разгибая и снимая гремящие «доспехи». Потом растирает чем-то... Было страшно холодно - три дня в доме не топили. Укутав меня всякими шубами, Вовка говорит = Я за водой на родник на лошади, воды нет в доме. Немного подожди, сейчас Верка подоит третью корову и даст тебе молока вместо воды =

С этими словами он исчезает. Вскоре приходит его жена с ведром, полным молока от трех коров. Быстро кипятит трехлитровую кастрюлю и дает мне. Никогда не забуду вкус этого прекрасного молока! Я пью лёжа, обжигаясь и урча как кот, и вскоре кастрюля пустеет. Немного согревшись, засыпаю тяжелым нервным сном. Снится мне "верховой", который непрерывно орет = Пррроклинаю!..Прррроклинаю!..= От этого кошмара меня спасает Веркин голос = Серёж, иди к телефону, тебе жена дозвонилась. Надо же - телефон долго не работал, видно ураган расшевелил провода! = Кое-как добираюсь до телефона, сквозь треск и шум слышу плачущий голос жены = Ты живой? Я тут все глаза выплакала! У нас буря страшная, а ты не приехал! = Да живой я, живой, опоздал на автобус = (зачем тревожить раньше времени!). = Позвони на работу утром, скажи, что я буду с обеда . = Ты меня в гроб загонишь со своей охотой! И самого соболя съедят! = Всхлипнув, жена кладет трубку. Так, а время ... - не может быть! Уже второй час ночи!

Назавтра я вернулся в город на попутном УАЗе, которого остановил в деревне. Дома ждала жарко натопленная баня. Потом - на работу, там уже всё знали, и отпустили назад домой. От жены, конечно, досталось по первое число! При разделке первого зайца оказалось, что единственная дробина насквозь прошила тело, пробив легкие и задев край сердца... Ноги болели у меня месяца полтора, однако, ходить я мог. Унты пришлось выбросить - они раскисли, порвались и не подлежали ремонту. Целую неделю после моего приключения дул ветер, но без снега. Лёха ахал и охал, слушая мой рассказ, и клял себя, на чем свет стоит.

В следующий выходной мы с ним опять были за озером. Удивительное дело - там, где я "буксовал" перед лагерем, ветер за неделю выдул весь снег - снежинку за снежинкой и унес к скалам. Когда мы поднялись на очередной бугор - там были только мои ледяные следы - подошвами мокрый снег утрамбовался, и его ветер не сдул. Цепочка следов делала замысловатые петли, порой амплитуда была метров по пять. Глядя на петляющую цепочку, я опять вспомнил весь путь… в горле у меня запершило, в носу предательски защипало... Лёха широко раскрытыми глазами смотрел на следы, похоже только тут до него дошло по-настоящему.. = Твои? = спросил он. Я молча кивнул. Лёха рывком выдрал из кармана пачку сигарет, дрожащими руками прикурил, сломав несколько спичек, и, несколько раз глубоко затянувшись, глухо проговорил = Прости меня,... Серёга..=

голосов: 13
просмотров: 1869
start, 21 мая 2011
2141, г. Змеиногорск, Алтайский край

Комментарии (13)

2137
омск, подмоск)))
21 мая 2011, 22:43
#
+0 0
Порой удивляешься - откуда силы берутся?! Второе, третье дыхание, когда крошатся зубы и губы кусаешь до крови. а все равно идешь, идешь через не могу. Что гонит нас на встречу с охотничьей мукой: первородный инстинкт, жажда убийства? Нет - преодоление себя и единение с природой!!! +5 Решпект и уважуха.
С уважением, al-rad
33
Городец
21 мая 2011, 23:54
#
+0 0
Очень хороший рассказ,жизненный.
6828
НОВОСИБИРСК
22 мая 2011, 2:47
#
+0 0
Молодцом.Спасибо.
2141
г. Змеиногорск, Алтайский край
22 мая 2011, 6:32
#
+0 0
Спасибо, хлопцы! Будет три рассказа, которые географически связаны, и по теме промысловая охота тоже. Второй уже добавлен - "Три единицы". И третий будет - "Хорёк на хлебе". Типа трилогия. Но это только начало, расказов много..Не хочу показаться нескромным, но в 56 лет заставил себя усилием воли написать хоть что-нибудь из своего опыта. Все, что написано, происходило со мной, и нет ни капли выдумки. Александр (al-rad) как неистовый охотник от Бога (г. Омск) все прочувствовал...прямо в точку! Еще раз всем спасибо, думаю, разочарованы не будете!
156
куйбышев
22 мая 2011, 9:45
#
+0 0
Сколько раз говорил больше не пойду,пройдёт неделя и сново идёшь в лес,нас поймут только такиеже больные, как и мы!Пиши ещё, очень интересно!
1218
Новосибирск
23 мая 2011, 18:45
#
+0 0
Очень понравился рассказ, реально почувствовал на себе этот обжигающий мороз... спасибо ..
сообщение отредактировано 23 мая 2011, 18:45
2141
г. Змеиногорск, Алтайский край
23 мая 2011, 18:52
#
+0 0
Я рад, что сумел донести весь трагизм создавшейся ситуации, ведь всё было бы иначе, останься я дома... но произощло так, как произошло. И по истечении 20-ти, не менее лет, мои ноги устают через 5км. Врачи говорят - последствия этого "путешествия". За отзывы огромное спасибо!
61
грязи
23 мая 2011, 22:23
#
+0 0
Серёга,глубокий поклон тебе за твоё мужество-ты настоящий МУЖИК!
3879
Томск
27 мая 2011, 6:50
#
+0 0
Понравилось, пиши еще+5
Shadow
19 апреля 2012, 21:57
#
+0 0
Сергей+++.Согласен.ОХОТНИКА поймёт только ОХОТНИК.Особо после похода на лыжах,по свежему снегу,ставишь их и думаешь: "больше не попрусь".Выходной,солнышко,-10,-15... и сново приятный хруст под лыжнёй....Кайф.
674
Беларусь
20 июля 2012, 7:36
#
+0 0
Да... Всякое доводится пережить людям... Не только легкие пути пройти, но и сложные... И в прямом смысле и в переносном. А за рассказы еще и еще спасибо!
2735
Башкирия город Сибай
3 мая 2013, 14:56
#
+0 0
У меня тоже был похожий случай, удивился своей силе воли. Пурга,ветер страшенный , падаю, ползу на свет огней, упаду-усну-замерзну , в голове мысли дурные, но дошёл и трофеи свои донес, не бросил.
266
Алтайский край, п.Первомайский
10 марта 2014, 16:10
#
+0 0
Охотники - мужественные люди. Природа заложила. Рассказ со переживёт и поймёт только тот, кто был в подобной ситуации. В таких случаях нет сил даже слово сказать, а идёшь...

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх