Воспоминания

Не могу сказать, почему, когда отец брал меня маленького на рыбалку, я ездил с ним с превеликим удовольствием. Может, маленькие мальчики все склонны к приключениям? Может быть, во мне любовь к природе была заложена в крови? Я не могу сказать сейчас, по прошествии многих лет. То, с чем я сталкиваюсь в поле теперь, не идет ни в какое сравнение с мирными выездами к берегу речки Касмалы. Ведь тогда сам выезд означал целую уйму впечатлений. Речка-ручеек являла собой воплощение могучей, сильной реки. Дорога, занимавшая не более 20 – 30 минут казалась полной приключений. Первый щуренок-карандаш был просто огромен, а шесть карасиков размером с ладонь, пойманные на каком-то озерце в лесу (даже и понятия не имею, где именно оно находится!) представляли собой серьезный улов, особенно на фоне того, что папа не поймал ни одного! Я гордился тем выездом очень долго.

И казалось – нет ничего такого, чего я не знаю или не умею. Ну, пусть одевать червей самостоятельно я начал лишь недавно, а оборванные крючки раз за разом терпеливо привязывает отец. И, может быть, вскоре мне бы наскучила рыбалка, я отдалился бы от природы и стал одним из тех, кто сейчас ругает весь мир за плохую экологию и практическое отсутствие диких животных, а, уезжая с лесной полянки, оставляет не затушенный костёр, кучи битого стекла и мусор…

Но отец прививал мне любовь к природе постепенно. Обычно он рассказывал мне о красивых местах и былых успехах перед тем, как свозить меня туда. Вот и сейчас я с интересом выслушивал его рассказ об озере «Портнягино». Меня заинтересовало то, что отец ловил там линей, которых я в жизни не видел. И как-то между делом папа упомянул, что выезжал он туда «с ночевкой». Он неоднократно ездил с друзьями на рыбалку в ночь, но меня, конечно, не брал, я был маленький. Поэтому «ночевку» я по привычке пропустил мимо ушей. Однако некоторое время спустя, отец спросил, не хочу ли я выехать на рыбалку в ночь? Я и не знал, что тогда отвечать, ведь привык что мне рано. Не получив определенного ответа, папа принялся в красках описывать ночь у костра, утренний клев линя и необыкновенные песни соловьев в рощах у озера «Портнягино». Это способствовало моему согласию…

Портнягино – это старица реки Касмалы. Отделилась от русла она очень давно, река ушла далеко в сторону, оставив в роще у кромки бора продолговатое, довольно глубокое озеро. От отца я наслышан о таинственности этого скрытого от глаз водоема. Слышал о странном зеленом «огоньке» и о том, как «кто-то» бросился в воду с берега…

Начало июня. И вот мы уже на берегу. Мне впервые доверен 4х метровый телескоп – необычайно огромный после моей бамбуковой удочки. Вот пара телескопов уже несут сторожевую вахту на берегу. Клева нет, и чтоб не утомлять меня ожиданием папа объявляет обед. Отобедали, а поплавки все стоят, лишь одного из червяков засосала пиявка! Мне, привыкшему рыбачить в Касмале, где наживку постоянно атакует разного рода мелочь, стало скучновато. Чтобы не портить мое первое впечатление отец дает мне мою бамбуковую и ведет меня к речке.

Начало июня. Трава – по пояс, а мне и вовсе – по шею! Отец – впереди, я – по его следу. На берегу нас ждала неплохая заводь, яма прямо под берегом. Вот! Так я привык! Заброс – поклевка. Мелкие чебаки, окуни, неплохой карась (пишу и чувствую запах свежей рыбы…)! Настроение мое на высоте, отец доволен. Однако надо проверять удочки на озере. Уходим, иду за отцом, чтоб клещей поменьше насобирать.

На крючке трепещет небольшой линек. С себя отец снял 7 клещей, с меня пару или тройку. Начинаю понимать всю «серьезность» выезда. Еще бы: новое место, довольно далеко от дома, вверенная мне телескопичка, костёр (дрова, правда, я не собирал), а главное, осознание того, что домой мы не собираемся, и меня ждет ночь на берегу, первая…, но далеко не последняя. Перекусываем, а клёва все нет. Я начинаю киснуть, и папа неожиданно предлагает мне сходить на речку, одному. Во! Такое доверие меня взбодрило, а воспоминания об уловистой заводи не оставило и тени сомнения! Бамбук в руки и туда!

До берега 100-150 метров. Мой первый, самостоятельный поход! На берегу я проторчал до заката. Багровеющее небо подсказывало, «всё, пора назад». В садке было тесно, особенно увесистому златобокому карасю, и я пошел в лагерь.

Начало июня – пик клещей! По прибытии отец немедленно занялся моим осмотром. И не зря! 19 клещей!!! Да + 2 которые я снял на реке. Вот и сумерки, потрескивает костер. Это теперь я научился видеть красоту огня и слушать тишину ночи. Тогда на Портнягино мне было просто интересно совать в костер палочки, ворошить его, пуская искры. Тогда я научился уважать костёр, когда он, звонко щелкнув, метнул в меня уголек, прямо на губу. Погода ночью испортилась, надвигалась гроза. Я не боялся грозы даже в детстве, а теперь – восхищаюсь её мощью. Я лежал в машине, слушая раскаты грома и наблюдая всполохи молний. Одна, самая эффектная прорезала небосвод, уперевшись в черное облако, подсветила его из нутрии и разлетелась в разные стороны тысячами ниточек. Завороженный, я уснул под буйство стихии крепким сном, сном начинающего рыболова и будущего охотника… Во сне мне снилось дивное пение. Проснувшись, я понял – это не сон, предрассветный холодный воздух наполняла красивейшая полифония. Это пели соловьи…

Начало июня… Я покидаю таинственный берег Портнягина с большим грузом. Это – не только рыба, это впечатления. Впечатления, которые научили меня любить природу и определили мое дальнейшее пристрастие: рыболовом я уже стал, охотником – еще предстоит.

Мы не можем покинуть лес, не сделав одной важной вещи. 7 июня – день рождения мамы. Отец всегда дарил ей её любимые цветы – огоньки. Кто их видел, тот не спросит, почему они так называются...

голосов: 5
просмотров: 1133
Offdream, 15 марта 2011
211, Барнаул

Комментарии (3)

Mihalych
16 марта 2011, 6:06
#
+0 0
Я помню еще в дет.сад ходил, когда отец впервые, взял меня на зимнюю рыбалку. Павлодарская обл. Какое-то озеро. Отец за рулём автобуса на базе ГАЗ-51 и человек 15 рыбаков с его автоколонны. Пробурил мне батя лунку и накрыл палаткой, предварительно показав как тестом обматывается крючок мормышки. На всякий случай оставил несколько мормышей и мотылей в коробке спичечном. Первый чебачёк был вытянут с лунки с криком на всё озеро! "Папа, поймал!!!!!" А после пятого пойманного, отец показал как насадить мотыля. Окунь около 200гр был вытянут с не менее громким возгласом - Поймааааал!, отец кричит -В руках держишь? - Держу!- кричу я ему. На тот момент еще никто из мужиков окуня не поймал.... Эх... Ностальгия....
3671
Томск
16 марта 2011, 16:48
#
+0 0
навеяло, вспомнилось, что, собственно, и не забывается!
1836
Новосибирск, с.Ташара. и Абхазия.
17 марта 2011, 11:02
#
+0 0
Я единственный в семье рыбак и охотник, поэтому никто меня никуда не брал))))).Но с шести лет на Ине с удочкой,в лесу с рогаткой и арбалетом(самодельным).И ведь по птичкам не просто так стреляли,а ведь реально ели этих воробьев.Не сголодухи конечно,а как трофей.И так до 14 лет потом небольшой перерыв на гормоны.и с 21 года осознано со спинингом и ружьем.Наверно все дело в состоянии души ребенка.Может все от прочитаных в детстве Пришвина и Сетон-Томсона.

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх