Вот веришь - Александр Иванович

Как то так повелось из древне, что охотники и рыбаки рассказывая о своих похождениях всегда склонны немного преувеличивать. Если рыба, то одна только фотография на три килограмма. Если глухарь, то на все двадцать пять. Но и из всей армии охотников и рыболовов попадаются такие особи, что умеют так рассказать о произошедшим с ними случае буквально на прошлой неделе что, находясь с ними, рядом начинаешь действительно верить во всю эту чепуху. Зная, что брешет, слушаешь раскрыв рот. Так это звучит интересно. Вот об одном таком товарище и достоверных и произошедших именно с ним историях хотелось бы рассказать.Начинавший любой свой рассказ со слов, вот веришь.

Впервые познакомившись с Александром Ивановичем когда ему было пятьдесят лет. Высокий мужичина ростом два с небольшим метра, крепким телосложением, и большой головой, которою покидали медленно, но верно остатки седых волос. Всё свою жизнь Александр Иванович проработал на Ленских золотых прийсках, начав свой трудовой путь с рядовым инженером, и закончив его главным инженером треста. Как и многие в районах крайнего севера или приравненных к ним Александр Иванович выработав северный стаж и получив пенсию, собрался переезжать в более привлекательные на его взгляд места. По ближе к большому городу и детям. Всё свою жизнь Александр Иванович увлекался охотой, был сезонным охотником. Заключал договор со зверпромхозом и на весь отпуск, уезжал на свой участок в пятидесяти километрах от дома. Вот этот участок и стал причиной нашего знакомства. Договорившись о его передачи мне всего то за четыре баргузинских соболя, Александр Иванович любезно согласился провести экскурсию по своим вот уже бывшим владениям. Показать избушки и путики, а происходило это в новогодние каникулы и примерно так:

Переходим не большую, но бурную речку, скованную льдом идём по небольшой мари* и вёдём не торопливый разговор, о лесных обитателях этих мест. Заходит разговор о кабарге, Александр Иванович показывает палкой в сторону ельника и говорит: - «Там есть большой наклоненный пень, так вот на него у меня собаки один раз кабаргу загнали, самочка была, я стрелять не стал, и собак еле отогнал». Начинаем двух километровый почти вертикальный подъём в гору, попадаются следы оленей. Александр Иванович останавливается, тыкает палкой в небольшой лиственничный бор, и рассказывает как он там добыл пару оленей. Проверяем капканы и заходим в сосновый лес, с голубичником под ногами. Снегу в тот год было не много, даже во второй половине зимы можно было найти не засыпанные ягоды, чем соболя активно занимались. В последний капкан попался соболь. Устраиваем небольшой перекур и разговор заходит естественно о соболях и охоте на них с собакой.

Вот у меня один раз был случай. Тропили мы как то с моим Олёром, собакой просто выдающихся охотничьих качеств, ночного** соболя. Вот мой помощник куда то пропал, а я иду себе по тихоньку по следу, смотрю следок мой ныряет под большой выворотень. Я осмотрелся, сделал контрольный круг. Нет выходного следа. Не долго думая решаю пошарить рукой в том месте куда ушёл соболь. Разгрёб варежкой снег, суну руку по самое плечо под пень и уткнулся во что-то мягкое, мелькнула мысль – соболь. Я ухватил его и тянуть назад, что есть мочи. Не двигается, я рывком. Вытаскиваю руку, а в ней кусок медвежьей шерсти. Тут у меня шапка вместе с остатками волос поднялась. Думаю, сейчас прибежит мой орёл да как задаст мишутке трёпку, а у меня из вооружения одна мелкашка. Ну и дал я дёру, что ноги несли, четыре километра проскочил за пять минут. Только в избушке и отдышался. Потом мы этого медведя взяли, молодой оказался пестун*** , но жирующий правда, по трёх литровой банке жира натопили с товарищем.

Наслушавшись вдоволь за долги зимние вечера подобных историй, приехав домой встретил на улице Алексея Никитовича, человека прожившего в посёлке всё свою жизнь. В прошлом хороший, охотник и рыбака, он всегда любил поговорить на близкие ему темы. Поведал ему о своих охотах, о планах на следующую осень. Спросил про Александра Ивановича, что он за охотник и стоит ли верить ему на слово, так как очень сомневаюсь в его рассказах. Но так как человек руководил такими большими и серьёзными предприятиями, то и не знаю, что и думать. На, что Никитович ответил.

Я тебе расскажу одну историю, а ты сам решай, верить ему или нет.

Была в посёлке общая баня, и для людей посещавших её в выходные дни это было целым ритуалом. Вот в этой бане и состоялся этот разговор.

- Здорово Иванович

- Здорово Никотович

- Как здоровье?

- Нормально.

- Сам как

- Хорошо

- Как охота?

- Да, потихоньку. Снег в этом году выпал рано, с собачками не успел поохотится, но зато в капканы хорошо идёт.

- Ну, и как сколько взял?

- До нового года 30, и после 25.

- Ну, это очень хорошо.

- А как со зверем у тебя дела обстоят

- Ты знаешь, Никитович в этом году оленя просто, как ни когда, у меня бугры сосновые, у избушки, так их все вытоптали. Вечером спать ложусь, а уснуть не могу. Олени ходят, ягель едят и губами шлёпают, да так что я уснуть не могу.

Вот и думай, какого масштаба охотник и рассказчик.

А что, касается выдающихся охотничьих качеств Олёра, так уезжая Александр Иванович отдал его мне, отрекомендовав его как просто грозу соболиного братства, да и вообще всего живого, что только водится в тайге. Зная, что не всё так гладко как (чешет) Александр Иванович, но отказать было неудобно.

Следующей осенью взял Олёра с собой, поднимаемся по путику, вдруг слышу лай Олёра, ну думаю, и в правду рабочая собака мне досталась. Подхожу, Олёр сидит и лает на беличью тушку, привязанную на наживку у капкана. На этом и закончилась таёжная тропа «опытнейшего» следопыта и медвежатника. Правда, кое-что, у него выходило не плохо. Варил я как-то на костре возле избушки суп с большим куском мяса, зашёл в избушку, выхожу. Нет мяса в супу. Я к собакам, кто решился, на такую наглость. Все на месте, нет Олёра. Как он умудрился вытащить мясо из кипящего супа, мне до сих пор не понятно. Тут я и вспомнил Александра Ивановича его рассказами и честный взгяд.

* Марь – топь заросшее мхом и кустарником

** Ночной – соболь, ведущий ночной образ жизни, выходящий на охоту с наступлением сумерек, и заканчивающей её с рассветом.

***Пестун – небольшой медведь, только начавший свою самостоятельную жизнь.

голосов: 9
просмотров: 2477
Жакан, 2 февраля 2010
126, Иркутск

Комментарии (10)

11
Глазов
2 февраля 2010, 12:19
#
+1 0
как говорится медведь-пестун, а Александр Иванович- пи*дун...
106
Новосибирск
2 февраля 2010, 14:40
#
+0 0
долго думал про эту историю и решил не писать ничего...........
сообщение отредактировано 2 февраля 2010, 14:47
27
г.Барнаул
3 февраля 2010, 2:47
#
+0 0
Согласен, есть такие рассказчики, заслушаешся.
106
Новосибирск
3 февраля 2010, 4:27
#
+0 0
Для Лютик. А я думаю, что этот Иванович вовсе не заслуживает того, как вы его обозвали. О том, как он приверал можно было бы написать с юмором, а не так, как это сделал Жакан. Судя по словам автора Иваныч всю жизнь охотился. Опять же похоже Иваныч добрый человек раз уступил за символическую плату участок с зимовьями и обустроенными путиками. И сабачку оставил (не убил не бросил), все показал, каждый пень, и что из того, что он весело вешал лапшу на ущи? Это, что преступление? А написано так, что какое-то двойственное впечатление остается..... Это лично мой взгляд.
11
Глазов
3 февраля 2010, 5:59
#
+0 0
я шутя-любя его обозвал)

Якут.. и у меня во время прочтения не возникло отвращения к этому человеку)
333
НСО Бердск
3 февраля 2010, 7:44
#
+0 0
у меня есть примерно такой-же "Иваныч", на охоте просто ухахатывались раньше, всегда весело было. а сейчас не ходит, ноги болят.
126
Иркутск
3 февраля 2010, 8:13
#
+0 0
Конечно Александр Иванович человек хороший, довольно приятный в общении и не в коем случае не хотелось освещать его в негативе. С ним всегда было интересно поговорить
106
Новосибирск
3 февраля 2010, 13:28
#
+0 0
Жакан, О! Согласен, плохие люди не шутят. Если Давида Левоняна знаешь - привет ему. Нерюнгри не чужой для меня город, много товарищей там.... И сайты у вас о природе есть хорошие, не пишешь там?
126
Иркутск
4 февраля 2010, 12:56
#
+0 0
Нет, к сожалению, с твоим другом не знаком. Работа у меня такая, что я больше в центральной Якутии бываю, чем в Нерюнгри. Сам я три года назад приехал, из города Бодайбо, Иркутской области. Всё о чём пишу, это происходило со мной или моими близкими друзьями в тех местах.
134
Тюмень
1 июля 2016, 14:38
#
+0 0
Лютик, ++++... под столом лежу.... "как говорится медведь-пестун, а Александр Иванович- пи*дун...""...... ай молодца......
сообщение отредактировано 1 июля 2016, 14:39

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх