Осенний гусь - 2006 (часть 2-я)

День десятый.

6-00

Скоро закругление.

На море понемногу начинает штормить.

Погода меняется в худшую сторону. Моросит мелкий, нудный дождичек с ветерком.

Ну, и ладно, и так всё время стояло просто сказочное «бабье лето».

Сегодня едем на южную кромку лимана, поохотимся там, где из-под нас Зубки добыли семь гусаков. Единственно радует, что они потом их на себе пёрли, так как пришли пешком, без лодки.

Это, знаю по себе, вообще, капец! Ведь это очень далеко, да еще по такой траве-пУтанке! (не путАнке!)

Они нам потом рассказали, как и где летал гусь. Да, наш «главный» и так всё знает. Он здесь, в этих местах, как аксакал, самый авторитетный.

6-30

На лимане вода мутная, волна ил взболтала. Вошли в проточку. Лодки причалили к берегу и пошли на берег лимана. Гусь на лимане сидит.

Это радует.

Прошли метров двести и начали рассаживаться.

Первый сел, остальные идут дальше.

Через метров сто - сел второй. Остальные идут дальше.

И так, до самого конца – то есть, до меня.

Я ушел дальше всех.

Каждый поставил около себя профили.

Я поставил профили себе за спину, между стеной травы и кромкой воды. Впереди у меня водная гладь, песчано-илистый берег с лужицами воды. Главное, что много меленькой травки. Думаю, что он на кормежку все равно должен обращать внимание. Ему ведь и в дождь жрать-то охота. А сам я сел в небольшой островок травы. Пока отлив, вода меня не должна беспокоить. Ну, а когда начнется прилив, я уже, надеюсь, буду в палатке. ВОды сейчас одинарные, так что прилива ждать долго, успею.

7-00

Начало светать.

Гусь начал мотаться вдоль берега. Народ начал понемногу стрелять.

Худо-бедно, гусь понемногу начал падать.

Только у Тарасика неприятность. Сбил пару гусаков и упали они вроде от него недалеко, а найти так и не смог. Доктор ему помогал искать, он тоже видел, где они упали, но безрезультатно. Трава высоченная. Да, может быть и подранки.

Жалко!

8-00

Раздуло ветерок посильнее. И дождик начал усиливаться. Да, дует гад, прямо в лицо. Погода – смерть «очкарикам». Я уже пробовал и так сесть и этак, все равно плохо. Очки, то запотевают, то дождем их заливает. Сплошное мученье.

Вдруг.

Смотрю, вдоль кромки лимана тянет шесть-семь гусиков. Идут ровненько, на высоте не более пятнадцати-двадцати метров. С востока на запад.

Народ в них не стрельнул, видимо, просто не заметили во-время. А может и мешать мне не стали.

Я прицеливаюсь и сбиваю громадного гусачину!

Он падает на берег, в лужицу, как камень, подняв тучу брызг!!!

Остальные патроны промазал. Да бог с ними. Бегу на берег, поднимаю, бит чисто. Тяжеленный!!!

Положил рядом с собой под полог, сооруженный из зеленого плаща от химдыма и ствола своей пятидулки.

Любуюсь.

Подозреваю, что это последний мой, видимо, гусик на охоте 2006.

Проклинаю погоду!

Весь гусь тянет в заливчик, где я два дня назад убил пару гусей. Но туда идти далеко, грязь, дождь, трава, кошмар полный!!!

10-00

И тут подходит «главный».

Мокрый. Но бодрый и веселый!

Как ему это удается - не знаю.

Но, четко знаю, что поэтому он и «главный». И это, без базара, его заслуга.

Я даже прихожу к четкой мысли, что если бы не личность «главного», то нашей бригады бы и не было.

И предлагает фантастический и дерзкий, с моей точки зрения, ход.

Он предлагает мне идти в этот залив!!!

Нет!!!

Никогда!!!

А он пошел!!!

Говорит, заберите только меня лодкой через три-четыре часика.

Мой чёртик робко так шепчет, иди с ним, дурак, ведь опять пожалеешь. Но меня не втащить вам в такую авантюру.

В итоге, я остался. (Точно, дурак)

11-00

Из-за спины тянет большая стая гусей. Высоко. Но строй развернутый. Площадь для обстрела и попадания большая. Не в первого попадешь, так, может быть, в последующего. В стволах - единица с крахмалом и контейнерами.

Да, что мне в самом-то деле, пять патронов жалко, что ли?

Целюсь в первого. Дождь сразу же заливает линзы. Всё, я их четко не вижу.

Палю все пять - просто в стаю.

И вдруг из стаи вываливается один и комом падает на землю!

С такой высоты удар, как по наковальне.

Бегу к нему.

Он воткнулся в грунт.

Хорошо, что поспешил. Оказывается, одна единственная дробина попала ему в крыло, ближе к туловищу. Кость лопнула от напряжения. Такую тяжесть в воздухе держать! Дробина была видимо одна, но и её хватило, и она только способствовала перелому кости.

Принес его в скрадок, а он, как начал биться!

Вот силища у него!

Жалко птицу! Сильная, красивая.

12-00

Больше на меня гуси близко не налетали.

Но, гусиные патроны я исправно выпалил все.

Потом, перед самым уходом, принялся за утку. «Главного» нет, на меня уже никто ругаться не станет. Да и охота последняя, он тоже, наверное, бы не орал.

Красиво снял связюшку.

Доктор тоже продемонстрировал меткость на серой утке.

Я ответил опять связюшкой.

Он - шилохвосткой.

Собрались и пошли.

14-00

Проклял всё. В основном, погоду.

Одна лодка ушла за «главным», а мы с доктором на середине лимана, на меляке, стоим и ждём их. Вылезли из лодки. Держим её. Ветер рвёт. Дождь льёт.

Вот Вам и все остальные прелести охоты.

15-00

Привезли «главного». Он, грязный, мокрый, веселый, довольный!

Еще бы!!!

Взял шестерых!!!

(Ну, что я говорил…..!) Рассказывает радостно взахлёб, как это было красиво. Никто и не спорит, охота на гусей действительно совсем не такая, как на утку. Кто бы спорил, только не я.

16-00

Слышим удары у домика «северных». Как впоследствии выяснилось, это Зубки забивали деревянными щитами окна - от медведей. У них весь домик обшит старым кровельным железом.

Камчатские мишки, почему-то, после вставания весной, очень любят рвать рубероид на охотничьих будках.

Идет он мимо, ну почему бы, например, не поразмяться? Не лень же ему вокруг всю будку оборвать!

Поэтому, если не охота хозяину будки каждый год возить новый рубероид, то будку лучше обшивать старым железом. Понятно, что возни много, зато потом красота.

И окна росомахи с мишками очень любят разбивать, залазить в будку, а потом рвать матрацы, ломать мебель и тому подобное. Ну, нравится им это!

Зубки спешат уйти морем, пока не раздуло.

Костя тоже. Мимо по реке прошел его пластиковый «Крым» набитый «южными».

Но, не тут-то было.

Опоздали!

Морем на лодках, в итоге, никто не пошел.

Жить-то всем хочется.

Таким образом, в поселке Хайлюля собралось много охотничьего люда. «Северные» и «южные» ждут погоды прямо у моря. Но живут в домах, в комфорте.

А мы в мокрой палатке.

Но, ничего, завтра мы уезжаем на ГТТ.

Десятый день охоты закончился.

День одиннадцатый.

9-00

«Главный» еще перед выездом на охоту договаривался с начальником связи, что обратно нас повезет в поселок ГТТ. Подберет нас на НУПе.

Начинаем собираться в обратный путь.

Вроде ведь всем надоело каждый день мотаться по бесконечным тундрам, терпеть неудобства, а как жалко покидать палатку.

Площадку перед палаткой, за время жизни в ней, вытоптали до земли. Все стало таким родным и близким. Ей богу слезы стоят в горле, когда начали складывать её в мешок. Так сразу на полянке стало пусто, тоскливо.

Вот ведь человек, какое существо.

И главное, что все, как один, мечтают в душе на следующий год вернуться именно сюда. Именно в той же компании. И именно в такие же условия.

Да, дела.

12-00

Пытаемся уехать. Для этого мы едем на НУП. Это такой домик, построенный прямо на кабеле. Кабель выходит на поверхность в этом домике. Связисты могут из этого домика связываться по телефону. Для этого в домике лежит трубка и схема подсоединения проводов.

Сам домик расположен на косе, на берегу моря. Море, как в сказке о рыбаке и рыбке, – неспокойно. Думаем – успели «северные» и «южные» уйти на лодках или сидят и ждут «наш» ГТТ на сезонной базе Хайлюля.

Вывозим имущество и складываем на берегу. Закрываем брезентом от моросящего дождя.

И вот, с юга в дыму и копоти показывается тягач. На крыше у него сидят связисты. Подъезжает.

И водила с ходу говорит, что поедет в поселок через два дня. И никак не раньше. Приказ начальника.

Предлагают довезти нас до сезонной базы, чтобы мы два дня жили в общаге и ждали отъезд.

«Главный» категорически отказывается. Он еще не спалил весь бензин и не во всех местах, в которых планировал заранее, побывал. Мы естественно, как истинные патриоты и члены профсоюза, поддерживаем его единогласно.

13-00

Итак, мы возвращаемся в тундру, но палатку ставить уже не будем, а жить будем в пустующем домике «северных». Мчимся туда, отрываем щиты. Распаковываем необходимые вещи, спальники, оружие, патроны.

14-00

«Главный» с доктором и биноклем забираются на крышу домика. Для этого Зубки прибили планочки по стене домика и по кромке крыши, как лесенку. На коньке прибили доску, сделали маленькую скамеечку. Очень удобно.

На экстренном микросовете, где заранее было ясно, что все согласятся с «главным», решили «взять» лиман со всех сторон.

Утра не ждем, идем прямо сейчас.

Такого раньше не было.

Установка довольно интересная.

Мне, например, приказано стрелять во все подряд, включая утку. Причем, чем больше, тем лучше.

Мысль следующая. Не давать гусю спокойно садиться на лиман.

Теперь на ручей, на который мы безрезультатно ходили с «главным», доктором и Тараской, идут – Тараска и приблудный.

Это – юг.

Восток закрываю я. Эти места мне знакомы, но не знаю, будет ли летать гусь.

«Главный» с доктором идут на лодке на запад.

Север мы не закрываем, нет людей, надеемся, что гусь там не сядет.

16-00

На скорую руку едим и расходимся и разъезжаемся.

Первыми сматываются «главный» с доктором.

Им дальше всех добираться.

Потом уходят Тараска с приблудным.

А мне торопиться некуда. Идти рядом, всего метров пятьсот-шестьсот. Зубки туда целую тропку натоптали.

17-00

Иду по тропинке. В самом заливчике вижу интересную картину.

На чисто вытоптанном островке стоит стул!

Что Вы бы подумали, когда посреди бескрайней тундры увидели бы стул, украденный ранее кем-то в клубе?

Вот, и я подумал то же самое.

Как впоследствии оказалось, зря я так думал.

18-00

Спрятался в высокой траве на невытоптанном островке, ну, думаю, скоро начну крошить дичь. Поставил рядом с собой два пластмассовых профиля отдыхающих гусей.

19-00

Летает пока только утка, и пока далековато.

Сижу в мишкиных сапогах. «Роксы» не одевал, остались на ГТТ.

Гуси летают, но не у меня.

Село две утки. Шилохвости. Крупные и недалеко. Не тороплюсь, не гуси все-таки, спариваю, одним выстрелом попадаю. Одна битая намертво, вторая - подранок. Мне, конечно же, патрона жалко, догоню, думаю.

Начал гоняться, она давай нырять. Забыл, что я в сапогах, а не в «Роксах». Попал в яму, набрал в один сапог воды. Утку все-таки догнал, добил об приклад. Вернулся на остров, выжал носок.

20-00

Над тундрой, за спиной у меня, в метрах пятидесяти прошел огромный косяк гусей. Низко, метров десять – пятнадцать над землей.

Стрелять не стал. Вдруг вернутся.

Темнеет.

И тут началось!!!

Вот теперь-то я понял, для чего островок Зубки вытоптали и стул поставили прямо на самое чистое место.

Утка пёрла со всех сторон и во все стороны, не обращая на меня никакого внимания.

Клянусь, совершенно никакого.

Но, основная утка все-таки шла с лимана прямо к кромке.

И утка вся благородная: шилохвость, чирок, серая, связюшка.

И садилась прямо рядом со мной. Я сижу охреневший, а вокруг творится что-то из ряда вон выходящее.

Всё вокруг меня копошится, крякает, булькает, ныряет, шевелится, взлетает, садится!!!

Ну, и давай я палить!!!

Во все стороны!!!

Давай гоняться за подранками!!!

Весь вымок, бегаю, как собака, запыхался. Два раза во весь рост упал в воду. Штаны разбухли, их в сапогах заклинило, вода из вне не добавляется. Сапоги уже не снимаю, воду из них не выливаю, носки не отжимаю. Вода в сапогах согрелась, нормально. Ведь охота же!!!!

А утка, как бешеная, прёт и прёт.

Ружье упало стволом в воду, вылил из него воду. Пальнуть или разорвет? А вдруг со дна песок попал? Ведь азарт, разбирать некогда. Пальнул, не разорвало!

В таком ритме выпалил все патроны!

И из патронташа, и из карманов, и из заначки!!!

И пятерку, и двойку, и единицу, и согласованные ноли!!!

И с крахмалом, и без крахмала, и с контейнерами, и без них!!!

И самокаты, и заводские!!!

Всё подчистую!!!

Успокоился.

Слышу, южные пацаны палят тоже, не переставая!

Удачно сели!

С запада тоже пальба.

Вообщем, отстрелялись все по полной программе.

Хорошее закрытие оказалось.

Отвёл душу!!!

А я мешок-то под уток не взял. Не думал, что её здесь столько много.

Ну, делать нечего, обвязал за шеяки веревочкой, подобрал профили. Хорошо, что профилей мало, да они такие легкие. Были бы из железа, точно, не донес бы все за один раз. Хорошо, что хоть патронов не осталось.

Тащу все кое-как. Три раза отдыхал, хоть и идти-то всего-ничего.

Пришел самый первый.

Во-первых, мне ближе всех, во-вторых, чего на лимане без патронов делать.

Затопил печь, приготовил чай.

Разобрал ружье, почистил.

Повесил одежду и сапоги на просушку.

Уток свалил на улице.

Пацаны пришли поздно.

Тараска с приблудным завалили шесть гусаков. «Главный» с доктором тоже отличились.

В домике красота. Гораздо лучше, чем в палатке. Но, домик с собой не потаскаешь. Поужинали, легли спать.

Наутро «главный» с доктором собрались на дальний кордон. Тараска с приблудным тоже куда-то, а я, в зависимости от погоды.

Одиннадцатый день охоты закончился.

День двенадцатый.

Живём в домике.

Дождь.

Ветер.

Море грохочет.

Не ходил никуда, только в туалет и за дровами.

Спал и ел.

Добытой дичи - ноль.

Двенадцатый день охоты закончился.

День тринадцатый.

Утром встаем. Понятное дело, на улице дождь.

Хотя, какая улица может быть в тундре? Пьем чай. Никто никуда не торопится. Настроение непонятное.

Хочется домой, но грызет сомнение, что сможем уехать. Грохот моря слышен за многие километры. Это настораживает.

Складываем в лодки имущество. Забиваем щиты на окна. Заколачиваем двери.

Прощай домик.

Ты нам очень помог.

Едем в Хайлюлю, на базу.

Вода в реке и лимане поднялась, ехать нормально.

При выходе из речки Ястык на вывороченной течением ветле сидит громадный белоплечий орлан. Хозяин. Красавец. Он остается.

А мы едем домой.

Гуся не видать, а вот утки стало еще больше. Носится тучами над речкой и тундрами в разные стороны.

Приезжаем на базу.

На берегу – столпотворение. «Северные» и «южные» не уехали на лодках. Шторм.

Ну, не бросать же их на базе. После некоторых препирательств и базаров решаем громоздкий груз всех трех бригад оставить на базе. А людей, моторы, оружие и добычу впихнуть в ГТТ.

В 1.000-тонном холодильнике лежит неотгруженный лосось фирмы ООО «Корякморепродукт». Катер, на котором мы с Доктором приехали, будет делать перегруз на транспортник. После отгрузки привезет оставшиеся вещи всех трех бригад. Но это будет только по окончании шторма, то есть, когда - неизвестно.

Начинаем грузиться.

У нас семь мешков с гусями, невероятное зрелище.

Забиваемся на и в ГТТ, как селедки в бочку. На крышу грузим две лодки.

Узнаем новость, что нас довезут только до реки Русаково, дальше добираться, как кому получится.

На очередном НУПе пытаемся связаться с поселком, чтобы погранцы пришли за нами на ГАЗ-66. Связь очень плохая.

Через пару-тройку часов грохота, дыма и тряски добираемся до реки Русаково.

Форсируем её на лодках.

Имущество складываем в три кучи и накрываем брезентами.

Все мокрые, как курицы.

За мной приходит «Хай-Люкс». Сажусь сам, забираю стволы и мчусь в поселок, за погранцами.

Но, они попадаются нам по пути.

23-00.

В поселок приходит погранцовская машина с лодками и народом.

Наша бригада прощается со всеми и отделяется. Раскладываем гусей в сорокафутовом рефконтейнере, на полу, чтобы разделить завтра по честному. Гусей много, более 70 штук. Их никто не считает, все хотят домой, к женам.

Только мне не к кому идти, моя семья в городе.

Очень скучаю.

Грустно.

24-00.

Тринадцатый день охоты закончился.

А с ним закончился и «Осенний гусь - 2006».

голосов: 5
просмотров: 3595
Ивашка, 15 февраля 2008

Комментарии (2)

0
Братск
24 августа 2011, 6:46
#
+0 0
Отличный рассказ 5 с +
30
Иркутск
27 июня 2016, 19:58
#
+0 0
5+

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх