Щедрый пар по-черному

- Ну, кто-ж тебя заставляет по стенам в бане шарахаться? Сел на полок – и сиди.

- Все равно, старик, черная баня – грязная! Все стены в саже. - Мы с моим бывшим одноклассником Мишкой эмоционально спорили о плюсах и минусах бани по-черному.

Когда я решил на даче в деревне построить баню, я прежде спросил у матушки:

- Мам, какую баню лучше строить, по-белому или по-черному?

- Только по-черному, сынок! Когда Лена еще маленькая была, да вы с Наташкой родились, была у нас с отцом при доме на Висиме банька по-черному. Все простуды – болезни я вам в бане выпаривала. Дух в ней особый. Баня прогревается равномерно, сухая, стерильная от высокой температуры и долговечная. Сажа поглощает дурные запахи и от стен воду отталкивает. Белая баня стоит лет 8 – 10 до ремонта, а черная лет 15 – 20.

Через полгода я водрузил на фундамент из старых шпал сруб будущей бани. Переложил мхом; кирпичом вывел П–образную топку внутри. Не нее - обрезки рельс от узкоколейки и камни, железки. Половицы положил на лаги немного выше уровня зольника, чтобы пол был теплым.

Позже я привез бак для горячей воды, сваренный из черного железа, и «заворонил» его изнутри – обмазал растительным маслом и нагрел на топке. Масло почернело и образовало устойчивую к воде пленку. Теперь ржавчины в баке не будет.

Патрон от электрической лампочки через жестяную завинчивающуюся крышку от литровой банки я прикрепил к стене. Банка – колпак легко снимается с лампочки для чистки от непременного покрытия при топке - сажи.

Первая топка состоялась еще без готового предбанка; вместо него были развешаны пологи из покрывал. Впрочем, это не никак не сказалось на восхитительном результате, – несмотря на простоту постройки, банная процедура со свежими березовыми вениками полностью покорила первых пользователей.

До снега строительные работы были завершены.

В дальнейшем, каждую зиму я взял за правило через две недели приезжать в дачный дом и топить баньку с купанием в снегу. И никакие простудные недомогания были мне нипочем! Да и не люблю я проводить выходные в суетливом и душном городе.

- Мишка! Поехали в баньке попаримся, на звезды посмотрим. - Я зазвал своего одноклассника отдохнуть на природе в новогодние каникулы.

- Ну, уболтал, чертяка! Поехали!

Два с половиной часа в электричке помелькнули незаметно за разговорами и бутербродами под чарочку. Раскрасневшиеся после встречи нового года в гостях, пассажиры поезда забавлялись тем же.

Полчаса пути по утоптанной снегоходами тропинке – и мы входим в холодную избу.

Заняв моего друга топкой печи, я отправился на ручей за водой. Где-то под снегом, под ледяным куполом булькал и бурлил живой источник ломящей зубы влаги. Недолгие раскопки, несколько ударов топором – и майна воды открылась для наполнения ведер.

Я наполнил ледяной водой бак в бане, открыл отдушину.

Лишнюю золу из топки я собрал в совок и подумал: куда - же ее бросить? Ветер южный; значит, если бросить золу на северную сторону – она равномерно ляжет и укроет грядки. Сказано – сделано! Зола равномерно закрыла белое поле справа от входа.

Язычок огня от бересты лизнул осиновые дрова, и весь объем баньки с заиндевелыми стенами наполнился едким белым дымом. Он валил из отдушины и приоткрытой двери причудливыми клубами.

Мишка уже вскипятил воду, заложил в кастрюльку рис для похлебки и подогрел глинтвейн - красное вино с гвоздичкой, корицей и прочими пряностями. Сладкая нега разлилась по телу после принятия горячего напитка. Под мурлыканье радиоприемника зимняя сказка заполнила горницу с бревенчатыми стенами и заиндевелыми стеклами окон.

После двух подтопок банька была готова; легкое покраснение камней в чреве каменки свидетельствовало о том, что баня истоплена. Вода в баке слегка парит. Я загреб угли, закрыл отдушину и топку, закрыл дверь бани. Закрытая наглухо, она будет выстаиваться часа полтора.

Ночной сумрак опустился на белоснежные крыши домов. Млечный путь растянулся улыбкой поперек купола небосклона. Месяц робко несет свои рожки над стеной темного леса за холмом. Мириады звезд подмигивают друг другу. Изредка падающие звезды чиркают по причудливым обоям небосвода.

- В городе такого не увидишь, наверное, старик. – Мишка мечтательно пыхнул сигареткой, стоя на веранде.

- Конечно, нет! Для того и выбираюсь я сюда чтоб отдохнуть от суеты. Здесь память о городских заботах как-то архивируется. Приеду в город и долго вспоминаю о том, что было в пятницу, от чего уехал.

Я слазил на чердак и достал пару пушистых веничков. В них, между березовых веток заботливо вплетены стебли цветущей душицы.

- Ну, пора, наверное. – Я достал полотенца. – В снег-то будешь сигать?

- Обижаешь! Для того я и приехал сюда.

Холодная вода, стоящая в ведре в предбанке покрылась легким ледком. Я открыл баньку, включил свет и бросил на каменку четверть ковшика кипятка.

- Ты чего это баню выстужаешь? – Мишка оторопел.

- Дурачок! Я из бани выгоняю угар. А тепла нам еще хватит с лихвой. – Клубы пара и пепла с камней взвились из двери под конек крыши.

- В первый жар войти – как первача хлебнуть! – Хохотнул Мишка.

Половицы в бане приятно обжигали ступни. Легкий аромат сажи ударил в нос. Я запарил венички в тазу. Окатив холодной водой лавки и полок, мы расселись. Тепло обволакивало нас отовсюду: стены и потолок отдавали тепло, полученное ими от каменки, пока баня выстаивалась. Через пару минут мы сидели, словно в скафандрах из горячего воздуха. Лавки уже обсохли. Кончики ушей начали гореть от жара, - как тут не вспомнить об уместности головных уборов, о которых мы не позаботились. Взмах руки тут же активировал новые слои сухого жара. Так мы сидели минут десять. Затем отряхнули над каменкой веники.

- Ноги парь прежде, чтоб голове легче было.

- Ош-ш-ш! - Мишка нагнулся, пропуская волну горячего пара над головой.

- Ай я-а-ай! – Осторожными взмахами я распаривал горящее тело снизу вверх. Недавно еще влажная, листва веников сохла на лету.

- Я пошел в снежок! – Мишка окунул свой веник в таз и сиганул за дверь.

Я спрыгнул с полка и подался за ним.

- Ну, что за дела, старик! – Мишка вылез из сугроба. По его телу текли черные струйки воды с ошметками горелого мусора из топки.

Я задохнулся смехом.

- Прости, дружище, я не сказал тебе, что справа грядка с золой а слева – чистая. Впрочем, золой наши предки мылись. Нет худа без добра! Пойдем, я тебя сам попарю.

- Ну, вот. Крещение золой ты прошел. - Я растянул Мишку на полке, поддал парку и приступил к его обработке. От пяток к голове, вдоль и поперек, я просто гонял пар над спиной и хлестал наотмашь. Он кряхтел и охал.

Раскрасневшиеся, мы окунулись в чистый снежок и присели в предбанке. Кожа горела от прикосновения множества мелких-мелких иголочек.

- А вот случай был, Миш: сагитировал я нынче осенью в баню знакомого из нашей деревни, чисто городской закваски, ванно – душевого типа. Зашли мы с ним в первый пар, сели на полок. Он тут же сполз на пол: «Жарко, Илюшка!». Как только я поддал на каменку немного, он лбом дверь выбил и домой к себе сбежал; благо дверь наружу открывается.

Еще пара заходов, непродолжительное мытье, мы, раскрасневшиеся, ввалились в избу, и в изнеможении плюхнулись на койки.

- Ми-иш, у нас чай заварен?

- Ага! Только сахара нет.

- Ничего, с вареньем попьем.

Невесть откуда взявшаяся бабочка вылетела из темного угла и села на матицу под потолок рядом с лампочкой. Я подкинул дров в печь и бросил на сковородку сосиски.

- Не умею я баню топить наполовину.

- Лепота! - Мишка, закрыв глаза, пребывал в сладкой истоме. Казалось, он не слышит меня.

Сблизившись друг с другом еще в школе, мы, любители и собиратели современной музыки 80-х, не расставались и в студенчестве. Балагур и любитель потрепаться, Мишка отлично справлялся с ролью ди-джея на дискотеке. Я же управлялся с техникой. В юности 70-х мы незримо соревновались в изготовлении домашней акустики, выжимали из усилителей сотые доли процентов искажений. После долгих сидений с паяльником, в наших руках рождались цветомузыка, ревербератор, микшерские пульты. Домашние перезаписи и изготовленная аппаратура успешно эксплуатировались нами в дискотеках на сцене местного Дома культуры. Диск-группа «Апельсин», костяк которой составили я, Михаил и наш однокашник Славка, имела успех в городе.

Единожды разведенцы, мы с Мишкой организованно удрали из города от близких, чтоб услышать безмолвие окружающего деревушку леса, под музыку потрескивания дров в топке закусить привезенным из дома «оливье», поделиться чем-то очень личным и вспомнить нашу славную молодость.

- Лысый, вставай. Стол ломится яствами.

- Сам ты плешивый. – Беззлобно огрызнулся мой друг и, крякнув, поднялся с кровати. – Бесспорно, это лучший день в новом году. Я не жалею, что согласился на твое предложение. Спасибо, старичок!

- За баню спасибо не говорят, а здоровья желают.

- Ну, будь здоров!

- С легким паром! – Мы чокнулись и смачно укусили по соленому огурчику.

Идиллия вечерних посиделок у теплой печки затянулась до полуночи. Нам было о чем вспомнить.

Залезая спать под ватное одеяло, я мысленно представлял себе нашу одинокую избушку с сияющими оконцами среди бескрайних снежных просторов как песчинку, плывущую по бесконечности мироздания.

голосов: 12
просмотров: 911
hunter-1959, 5 октября 2015
516, Пермь

Комментарии (8)

434
Деревенька у реки, Центральное Черноземье
5 октября 2015, 18:15
#
+0 0
Хорошо написано и с полезной информацией. *
4606
Новосибирск
5 октября 2015, 18:18
#
+0 0
Эх добро описал! У меня у деда была банька по чёрному!+
4123
Станция Акчурла
5 октября 2015, 20:24
#
+0 0
Отлично! Описание бани по черному - не уступает Шукшинскому http://www.lib.ru/SHUKSHIN/alesha.txt только современное.
5136
Казахстан, Актобе
5 октября 2015, 21:04
#
+0 0
Отлично!
3646
Пермь
5 октября 2015, 21:16
#
+0 0
Банька по черному хорошо, но и по-белому "самый сенокос". А если ещё и в своей компании...
5513

5 октября 2015, 22:58
#
+0 0
Отличный рассказ! Прочитал с удовольствием!
2020
Томск
6 октября 2015, 7:44
#
+0 0
+
1346
Новосибирская область Тогучинский район
8 октября 2015, 23:16
#
+0 0
Хорошее повествование и выпить согурчиком захотелось и в снег после обжигающего пара.

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх