Любопытные

В последних числах августа мы с напарником занимались сбором черники на горе Чокур известной всем жителям нашего района. Находилась она километрах в восьмидесяти от последнего населенного пункта, вверх по реке Амыл – главной водной артерии нашего района, берущей свое начало в отрогах восточного Саяна.

Лет сорок назад, от удара молнии или от людской небрежности случился здесь пожар, который уничтожил всю растительность на огромной территории.

Шло время, природа залечивала раны, нанесенные ей огнем. Первыми «пионерами», поселившимися на почти безжизненной территории стали мхи, лишайники, папоротники и черничник, занимавший большие площади, который в отдельные годы давал невиданные урожаи ягод. Сотни лодок поднимались в верх по реке, к знаменитой горе и никто из прибывших не уплывал домой без таежных даров.

С годами, Чокур стал зарастать лесом: склоны - березняком, ключи и распадки - осинником, вершины хребтов – молодым пихтачом. Площади черничника очень сильно сократились. Не стало былого обилия удивительной ягоды. Заросли тропы, выбитые тысячами человеческих ног на склонах горы.

Но, набрать пяток ведер за два - три дня все еще было реально. По старой памяти мы каждый август приплывали сюда. Так было и в этот год.

Выполнив намеченное план - задание нам предстояло сплавляться вниз по красивой таежной реке. Погрузив и упаковав весь груз, мы готовы были к отплытию, однако лодочный мотор, несмотря на все старания товарища, упорно не хотел работать. Он то - чихал, выбрасывая облачко дыма, то взревев на большом газу диким зверем, вновь надолго замолкал. В очередной раз, надсадно рявкнув, мотор замолк, по-видимому, навсегда.

- Все! Кончилось мое терпение! Разорюсь, но куплю иномарку!- в сердцах произнес напарник, берясь за лопашню (весло).

Малая августовская вода неспешно несла нашу лодку по зеркальной глади мимо берегов, на которых в преддверии осени стоял притихший лес. Некоторые березы уже успели украситься первыми прядями седины. На исполинах кедрах, подступивших к самому берегу, видны были сиреневые гроздья шишек.

Также неспешно, как струи прозрачной воды Амыла, текли мысли в моей голове. Взгляд ненадолго задерживался на знакомых местах, мимо которых несла нас река и, в памяти непроизвольно всплывали их названия: Манжанский порог, Чистики, Малая Березовая, Таймений ключ, Батенек.

За очередной излучиной реки, по правому берегу показалось урочище Горячее, которое находилось в треугольнике, образуемом двумя реками братьями, - Амылом и Кандатом. Кандат,- правый приток Амыла, такой же полноводный и красивый в своей первозданной красоте, как и его старший брат. Примечательной чертой «Горячего» было озеро, которое находилось в центре треугольника. Питалось озеро водой из двух источников, - ключа, который впадал в него и родника который бил из глубины земных недр, не замерзающий даже в самые сильные морозы.

Теперь уже сложно сказать, что изначально послужило поводом для названия этого места, - источник который не замерзал зимой или само озеро, вода которого «ошпаривала» любого желающего окунутся в его воды. Даже в самый жаркий день лета у человека, зашедшего в воду озера, от холода судорогами сводило ноги, и начинало ломить зубы.

Одно было бесспорно, - с незапамятных времен место это приметили старатели и охотники, а по рассказам стариков жили здесь и отшельники,- люди, ведущие уединенный образ жизни.

В советское время на берегу озера стояла колхозная пасека, которых по Амылу и его притоках, в то, теперь уже до перестроечное время, было не как не меньше десятка. С закатом эпохи социализма и развалом коллективных хозяйств, приказали долго жить и колхозные пасеки.

Но сидя в лодке плывущей мимо устье ключа, который вытекал из озера, мне вспомнилась совсем другая история и события не совсем ординарные которые произошли со мной в этих местах два с лишним десятка лет назад.

Было это тоже в августе, теперь уже далекого тысяча девятьсот девяностого третьего года. Можно сказать,- в прошлом столетии.

Компанией из пяти человек, на двух лодках мы поднялись до устья Кандата и встали лагерем на галечной косе, образованной двумя реками при их слиянии. Другими словами,- на острие треугольника урочища Горячее. С северной стороны от стана нес свои чистейшие воды Кандат, а с южной, не менее прозрачные воды Амыл. После слияния река уходила на запад, к населенным пунктам района.

Над самим лагерем, сразу за руслом Амыла, нависала своей громадой гора Чокур, закрывая собой половину небосвода. В двух километрах на восток, находилось озеро с незамерзающим даже в сильные морозы источником и старой заброшенной пасекой.

Добравшись до места назначения, мы принялись основательно обустраиваться, - нам предстояло прожить здесь как минимум пару недель, чтобы выполнить служебное задание, при этом мы планировали попутно заготовить для себя черники. При разбивке лагеря, выяснилась досадная оплошность, - забыли одну из двух палаток.

Анатолий, Владимир и Виктор расположились в палатке, а мы с Юрием под односкатным пологом, который натянули на случай небольшого дождя. Однако август баловал нас погодой, - стояли ясные солнечные дни. Несмотря на то, что шли последние дни месяца, днем было душно от жары.

В один из вечеров, собравшись у костра, мы обсуждали свои текущие дела. До слуха стали долетать отдаленные раскаты грома. Посмотрев в сторону заката, увидели на горизонте лилово - черную тучу, которая ползла в нашу сторону.

- Напарило,- произнес Анатолий, - надо прибрать вещи, гроза будет.

Услышал раскаты грома и сидящий на привязи мой зверовой кобель по кличке Буран. Он вскочил на ноги и, натянув поводок, стоял и втягивал влажными ноздрями воздух,- видимо, пытаясь определить, кто произвел этот звук.

- Успокойся Буран, обратился я к кобелю, - это гроза. Он внимательно посмотрел на меня и, вильнув хвостом, лег на место, видимо соглашаясь со мной.

Лайку я взял с собой для охраны лагеря от не прошенных лесных обитателей. Днем Буран сидел на привязи, а вечером получив свободу, всю ночь изучал окрестности, - не объявился ли где поблизости косматый «хозяин» тайги. Страстью кобеля были медведи.

Надвигающаяся гроза заставляла задуматься, - что делать? Если она будет скоротечна,- можно будет всем отсидеться в палатке. Если прейдет надолго, то этот вариант отпадает,- коротать ночь, сидя, занятие малоприятное.

- Юрий! обратился я к своему мотористу, - ты ведь до последнего работал на пасеке на «Горячем»? - В каком состоянии там избушка?

- Может гроза пройдет стороной, чего суетиться, - словно не слыша моего вопроса, произнес он.

- Может, не может, но лучше заранее под суетится, чем сидеть всю ночь как сусликам в мокрой норе. – Так как там изба?- повторил я свой вопрос.

- Изба и баня еще крепкие, но плыть и ночевать там я не хочу, - ответил Юрий.

- А в чем проблема? - Подняться на моторе до устья ключа Горячего,- десять минут и по тропе пешком еще минут пятнадцать, - ведь так? - Сам я там давненько не был. - Зато мокнуть под дождем не будем всю ночь, и выспимся нормально, - продолжал настаивать я.

- Выспишься!- если любопытные не пожалуют, произнес Юрий поднимаясь.

- Кто?- хором произнесли мы,- сидящие у костра.

- Любопытные, я так их называю, ответил Юрий.

- Кто такие? Что за звери? – посыпались вопросы от присутствующих мужиков.

- Если плыть, то поехали, а то пока, что да, как и гроза прихватит,- сердито произнес Юрий, направляясь к лодке.

Отстегнув с поводка кобеля, я поспешил за напарником, - раскаты грома были все ближе, все громче. Поднявшийся ветер перекатывал по косе первые опавшие листья.

Буран, запрыгнув в лодку, занял место в носу, оттеснив меня на второй план. Взревел мотор и легкая почти пустая лодка, подгоняемая порывами ветра, понеслась вверх по реке. Через несколько минут подчалили к устью ключа вытекающего из озера. Поддернув лодку на берег и привязав ее для страховки, мы с Юрием почти бегом поспешили к пасеке. Туча успела закрыть весь небосвод и, в наступивших сумерках тропинка была едва заметной.

Первые крупные капли дождя застучали по нашим плечам, листьям, траве. Еще несколько минут и справа от тропинки показалось озеро, а чуть в отдалении, - приземистый размытый темнотой контур избы и бани под одной крышей. Забежав в тамбур, мы перевели дыхание. Дождь перешел в ливень, оглушительные раскаты грома сотрясали все вокруг, огненные пики молний ежеминутно жалили вершину горы Чокур.

Минут пятнадцать продолжалась огненная и звуковая вакханалия грозы. Ливень прекратился также резко, как и начался. Гроза уходила дальше, вверх по Амылу. Еще какое-то время были слышны отдаленные раскаты грома, и было видно, как вдалеке темную занавес небес резали огненные ножницы.

Из темноты вынырнул Буран и, заскочив в тамбур, стал окатывать нас каскадом брызг, приводя в порядок свою шубу.

- Набегался? Проверил окрестности? - Ну, значит порядок в танковых войсках! - обратился я к нему и погладил кобеля по мокрой голове.

- В спешке даже фонарик не захватили, - недовольно бурчал Юра, шаря по карманам, - видимо искал, чем посветить в избушке.

Свет зажженной спички высветил внутренности избушки,- покосившуюся на один бок печь у входа, нары, две железные кровати с панцирными сетками, небольшой столик у окна с огарышем свечи в железной банке.

Запалив фитилек, присели на нары, устланные зеленой подсохшей травой,- видимо не так давно кто- то из рыбаков ночевал в избушке. Пахло гнилью, мышами, высохшей травой и давно заброшенным жильем.

- Слушай! Пойдем на улицу, подышим озоном после грозы, костерок разведем. - Спать что-то не хочется,- обратился я к все еще недовольному Юрию.

Небо над Чокуром очистилось от туч, стали видны яркие звезды и небольшой серпик месяца, лежащий на спине рожками вверх. Над обширной поляной когда-то служившей местом для постановки пчелиных домиков, стелился реденький туман, - нагретая за день земля отдавала тепло. В высокой траве стрекотали цикады, но от этого тишина казалась еще звонце.

Под не большим навесом за баней, я набрал охапку кольев предназначавшихся когда-то для постановки ульев, настрогав ножом стружек, - развел костер. Присели на принесенные Юрием корпуса от пчелиных домиков, которые лежали сваленные в кучу на краю поляны.

- Эх, сейчас бы картошечку запечь в костре, да с крупной солью,- мечтательно произнес я.

- Надо было хоть кусок сала с хлебом захватить. - Рванули как ошпаренные, - ни фонарика, ни пожевать не взяли, - отозвался напарник.

Лежавший недалеко от костра Буран вскочил на ноги и насторожил уши в сторону края поляны, - туда, куда выходила тропа, идущая со стороны Кандата. Попасть на пасеку можно было как с Амыла, так и с Кандата.

Я встал и отошел в сторону от костра пытаясь рассмотреть, - что привлекло внимание кобеля. Но все было тихо. Между тем Буран, делая небольшие крадущиеся шаги, прошел вперед еще десяток метров и остановился. Шерсть на его загривке поднялась дыбом, в горле он катал рык.

Поведение собаки меня заинтересовало, я не мог понять, что так взбудоражило кобеля и, вдруг осознал, - он чего-то или кого-то боится. Это меня обескуражило. До этого момента, я точно знал, что кобель в тайге никого не боится. Будучи еще десятимесячным щенком, он смело напал на медведицу, защищая меня. За семь охотничьих сезонов, он ни разу не спасовал перед медведем,- останавливал зверя один, смело лез в берлогу.

До моего слуха стали долетать обрывки человеческой речи. Затем я стал различать сердитые мужские голоса, которые раздавались как раз с тропы, ведущей с Кандата. Мужчины о чем- то спорили или ругались, разобрать о чем, я не мог. Я подошел к Бурану и положил ему руку на загривок, давая понять, чтобы он оставался на месте. Кобель запросто мог взять в «оборот» незнакомых людей, если они вели себя агрессивно или находились под «мухой».

Сзади к нам подошел Юрий и негромко сказал: «Пошли в избушку,- начинается».

- Подожди, мужики с Кандата идут. - Видимо рыбаки, - спустились ночью. - А что начинается? Переспросил я, - до меня не сразу дошла суть его просьбы.

- Не мужики это, а ЛЮБОПЫТНЫЕ, - точно тебе говорю,- почему-то шепотом произнес Юрий.

Я удивленно посмотрел на него и нечего не ответил. Спор невидимых мужчин продолжался, однако шли минуты, но никто не выходи на поляну.

Подождав немного, я решил сам пойти им на встречу. Кобель шел рядом, не опуская загривка и продолжая катать в горле приглушенный рык.

Стоило мне пройти несколько метров вперед, как голоса стали затихать, - будто те, кто был на тропе, повернули и стали уходить в сторону Кандата. Но как только я остановился, голоса зазвучали совсем рядом.

Не знаю от чего, но по спине побежали мурашки, а под ложечкой засосало как перед прыжком с большой высоты. Захотелось, что есть сил рвануть из полумрака поляны в сторону избушки к догорающему костру. Усилием воли подавил это желание. Шел, не оглядываясь, хотя нестерпимо хотелось обернуться. Какое-то время слышал за спиной голоса, затем все стихло.

- Пошли в избушку! А то еще заявятся! Увидев меня,- предложил Юрий.

- Подожди, - надо разобраться, что это было!

- Да не хрена не разберешься! - оборвал меня Юрий. Я пока здесь работал, всякого наслушался.

Лежа на нарах, я многократно прокручивал в уме события этого вечера и не находил приемлемого объяснения случившемуся.

Из полудремы, которая сморила далеко за полночь, меня вырвал резкий металлический звук, пришедший из бани. Было похоже, что на пол уронили что-то железное.

- Слышал,- толкнув меня в бок, произнес Юрий. – Любопытные шарятся.

- Тебя послушать, так здесь Бермудский треугольник. Буран там, скорее всего шарится, вот и задел что-то.

- Кобеля я еще ночью запустил в избушку, - сообщил Юрий.

Услышав свое имя, лежащий на полу Буран поднялся, потянулся и подошел к нарам.

Спать больше не хотелось, я вышел из избушки, трава на поляне белела от обильной росы, непроизвольно подумалось, - к хорошей погоде. Свиснув собаку, пошел к озеру умываться. Край небосвода на востоке начинало отбеливать. На обратном пути заглянул в баню, на полу лежал старый железный ковшик. Вечером, хорошо помню, он лежал на полке.

Дойдя до Амыла, мы столкнули лодку на воду, мотор заводить не стали,- спешить было некуда. Юрий изредка шевелил лопашней, поправляя ход лодки. Перед самым лагерем я взял шест, помог напарнику притормозить бег лодки и забил нос к берегу.

На преплеске косы, на корточках сидел Анатолий и чистил картошку. Услышав плеск воды, поднял голову и вместо приветствия произнес: «Живые? Ну, слава богу!». Мы с Юрием недоуменно переглянулись.

- Мы вчера, после грозы, когда услышали вашу ругань, не знали что и подумать. Хоть до Горячего и далековато, но слышно было хорошо, как вы там пластались. Вот только слов не разобрать было. Так из-за чего такой сыр-бор вышел?

Из палатки один за другим показались Владимир и Виктор, подошли к нам.

Мы в свою очередь поведали им то, что произошло на Горячем.

Собравшись у костра, долго обсуждали случившееся, но к единому мнению так и не пришли.

Из того, что рассказал нам Юрий, вырисовывалась следующая картина: - Появлялись «любопытные» иногда несколько вечеров подряд, затем могли долго не давать о себе знать, иногда появлялись неожиданно и голоса были совсем рядом, но чаще всего разговоры начинались и происходили у края поляны. Голоса менялись, в один вечер могли говорить женщины, в другой мужчины. Менялась и манера разговора, - женщины иногда выкрикивали что-то наподобие песен или частушек, мужчины говорили грубо, отрывисто, создавалось впечатление, что ругались.

- Николаичь! – вывел меня из задумчивости голос напарника. - А кто теперь стоит на «Горячем»?

- На «Горячем»? – не сразу откликнулся я, находясь все еще в воспоминаниях. - Урочище «Горячее» уже несколько лет, частная собственность «больших» людей из краевого центра. Целая база отдыха со всеми атрибутами современной цивилизации.

Интересно, - приходят ли к ним в гости «Любопытные», - подумалось мне.

В правый борт лодки ударила сильная волна, - нас вынесло к устью Кандата, впереди была длинная дорога к дому.

голосов: 8
просмотров: 983
Repin58, 19 марта 2015
509, Красноярский край

Комментарии (8)

434
Деревенька у реки, Центральное Черноземье
19 марта 2015, 21:55
#
+0 0
Хорошо рассказываете, уважаемый! Очень хорошо! Не оторваться. *
4091
Станция Акчурла
19 марта 2015, 22:06
#
+0 0
Спецы по аномальным явлениям всех разогнали наверное...
5061
Казахстан, Актобе
20 марта 2015, 8:41
#
+0 0
Правдиво. Ответить есть чем, попозже.
4592
Новосибирск
20 марта 2015, 9:40
#
+0 0
Интересно написанно!5+
3879
Томск
20 марта 2015, 13:44
#
+0 0
Интересный рассказ +
3596
Пермь
20 марта 2015, 14:39
#
+0 0
Хороший рассказ, был удивлен "сбор черники" "за восемьдесят километров" далековато по нашим меркам, очень далековато.
49
Новосибирск
13 мая 2015, 12:52
#
+0 0
alehandr, любопытство замучило, ответьте поскорее, а?! С ув. Дмитрий.
0
уфа, башкортостан
5 сентября 2016, 4:46
#
+0 0
Hodok63, СКИф, alehandr,

мир тем, кто последовал Провидению
свидетельствую, что нет бога кроме Аллаха, и что Мухаммад - Его раб и посланник. а затем:

эти Любопытные - джинны, п.ч.
сказал господь всех людей Аллаһ в последней своей книге - Коране, в гл. Рассеивающие:
{
( 56 )   Я сотворил джиннов и людей только для того, чтобы они поклонялись Мне.
( 57 )   Я не хочу от них никакого удела и не хочу, чтобы они кормили Меня.
( 58 )   Воистину, Аллах является Наделяющим уделом, Обладающим могуществом, Крепким.
( 59 )   Воистину, тем, которые поступали несправедливо, уготована доля наказания, подобная доле их товарищей. Пусть же они не торопят Меня.
( 60 )   Горе неверующим от того дня их, который им обещан!}

сказано в начале главы Джинн:
{... и то, что мужчины из людей прибегали (за покровительством) к мужчинам из джиннов, потом (поэтому) они увеличивали им испуга}
комментарий к стиху: когда путник останавливался на ночёвку, то из боязни джиннов, звал хозяина этой долины (джинна) и просил покровительства. а джинны видя, что путник боится, забавлялись тем, что ещё больше его пугали, издеваясь над невеждой

и для собаки они оказались новым явлением, поэтому испугалась. всё неизвестное, незнакомое неприятно часто

и некоторые бездельники из них могут развлекаться пуганием людей, но физически не могут причинять какой-либо непосредственный вред, как ударить тебя тем ковшиком, но можешь их воздействие также чувствовать на духовном уровне, но невидимы глазами.

также из их названий: духи, демоны, черти, лешие, бесы, чупакабры, привидения. а души умерших находятся вместе с их телами (см. хадис "мучение могилы") и нигде не ходят. и все странные вещи связаны с ними и колдовством, и невежеством, и неверием (ослушанием последнего законоположения Господа). как и среди людей, есть среди джиннов и праведники - те кто услышал и подчинился Аллаһу

в общем, нужно искренне искать покровительства от всего зла у Создателя. эта мирская жизнь - испытание нам от Него, а будем ли послушны и избегать Его гнева, Ада, Геенны и устремлены к Его довольству, к Его райским садам, Парадис, Эдем
сообщение отредактировано 7 сентября 2016, 3:20

Добавить комментарий

Войдите на сайт, чтобы оставлять комментарии.
Наверх